роза красная морда большая

systemity


САМООРГАНИЗУЮЩИЕСЯ СИСТЕМЫ


Previous Entry Share Next Entry
Что такое жизнь и как она возникла? IV-9. Фонемическая теория происхождения государства. Часть I
cactus
systemity
IV-9. Фонемическая теория происхождения
государства и права.
Часть I
Полный текст книги

Как я уже упоминал, самоорганизующимися системами [CО] целесообразно называть собрание частей, элементов, компонентов структурно-функционального целого, проявляющего активность на основе спонтанного взаимодействия этих элементов в отсутствии центра управления системой. Такое определение позволяет легко дифференцировать [CО] от систем типа [O] (см. раздел 2-10). О поведении самоорганизующихся систем известно очень мало и, тем не менее, такой простой критерий дифференциации этих двух типов систем, может во многих случаях  оказаться весьма информационно-полезным.

В своём абсолютном большинстве природные [CО] являются самоорганизующимися системами самоорганизующихся систем [[СО]]. Некоторые [[СО]], как например, государство, экономика, социальная психика, экология и другие постоянно испытывают на себе воздействие человека, пытающегося, как правило, без существенного успеха, направить активность [[СО]] в желаемом направлении. Другие же [[СО]], как, например, Вселенная или внутриатомные системы элементарных частиц, недоступны человеческому управлению. Посадка космического аппарата на Марс или бомбардировка атомов частицами высоких энергий - это не есть управление Вселенной и атомами.

Можно также представить себе смешанные типы систем. Например, армия является наиболее характерной системой типа [[О]], подавляющая часть её функций управляется уставами и приказами. Но межличностные взаимоотношения внутри армейских коллективов являются типичными самоорганизующимися системами, которыми не в состоянии управлять даже самый высокий армейский начальник. По понятным причинам эти межличностные отношения быстро слабеют с укрупнением армейского подразделения. Наиболее действены они в отделениях. Но сам факт закономерного изменения может быть опорным пунктом бихевиорологического исследования. Нечасто встречается ситуация, когда важный параметр [[СО]] меняется закономерно.

Некоторые [[СО]] обладают выраженной динамикой эволюции, как, например, жизнь на Земле, государство, язык. "Обладание выраженной динамикой" вовсе не означает, что все этапы эволюции систем доступны изучению и описанию. Так, невероятно сложной исследовательской проблемой является глоттогенез - процесс становления человеческого естественного звукового языка. В настоящее время существует несколько тысяч языков, которые в лингвистике расположили в несколько семей. Однако, есть некий возрастной предел, ранее которого ни одна из существующих осмысленных гипотез не в состоянии хотя бы на самом примитивном уровне указать на механизм возникновения праязыка(ов). Ни археология, ни другая дошедшая до наших времён информация не дают возможности, как считается на серьёзном научном уровне, спонтанно выйти на механизм зарождения языка.

Ретроспектива процесса эволюции [[СО]] к абсолютно непонятному загадочному отправному пункту зарождения системы, о котором в настоящее время не сохранилось никакой однозначной информации, сама по себе является  даже для интеллекта среднего уровня доступной и часто увлекательной задачей. Но этому в существенной степени мешает ущербность современной научной методологии. Если лозунг "померил - напечатай!" воспринимается, хотя и с юмором, но в то же время с пониманием и даже с лёгким уважением, то лозунг "подумал (придумал) - опубликуй!" воспринимается во многих областях знания недоброжелательно и агрессивно, как попытка пролезть без очереди и общепринятой в таких случаях затраты труда на процедуру раздачи белых слонов.

При этом, как правило, люди не задумываются над тем, что в очень большом числе случаев, доля которых, несмотря на успехи аналитического приборостроения, неизменно растёт, залогом решения являются именно интенсивные размышления, а не следование принципу "дайте мне все варианты и я выберу самый лучший". Сам по себе этот принцип начальствующих неспециалистов может быть не так уж плох в качестве способа управления системой. Плохо то, что в реальной жизни под влиянием этого принципа плодятся люди с сильно редуцированными интеллектуальными потенциями и этот процесс прогрессирует параллельно с достижениями цивилизации.

В связи со сказанным хочется привести рассказ знаменитого канадского физиолога Ганса Селье, который я передаю по памяти. После окончания университета Г. Селье начал работать в лаборатории, которая занималась выделением нового, как думалось руководителю, кортикостероида. К тому времени все стероидные гормоны были описаны, но в данном случае существовали некоторые основания поверить в то, что может быть открыт новый ранее не описанный кортикостероидный гормон. Сырой биологический материал выделяли из крыс, тщательно очищали, очищенный продукт вновь вводили крысам и фиксировали реакцию животных. Этим занимались все сотрудники лаборатории, в которой Г. Селье работал.

Эта нудная работа становилась всё менее интересной Г. Селье, он стал интенсивно размышлять над тем, что происходит в лаборатории, и эти размышления привели его к интересной корреляции. Он заметил, что физиологический отклик крыс обратно пропорционален химической квалификации работника. Самого большого эффекта достигал Г. Селье, квалификация которого была самой низкой, а наименьший эффект получался у руководителя лаборатории - очень квалифицированного экспериментатора. Следующим шагом Г. Селье был вывод о том, что крысы реагируют не на мифический несуществующий гормон, а на неспецифическое повреждение: самый высокий физиологический отклик был на самый плохо очищенный препарат Г. Селье, соответственно, практически никакой реакции не отмечалось на самый высокоочищенный препарат, выделенный руководителем лаборатории. В итоге эти наблюдения начинающего молодого сотрудника привели к тому, что работу над новым кортикостероидом в лаборатории прекратили, а Г. Селье разработал теорию неспецифического отклика организма на повреждающее воздействие. Так человечество получило всем нам хорошо знакомый термин "стресс".

Возвращаясь к ретроспективе эволюции тех или иных [[СО]], к поиску стартовых позиций самоорганизующихся систем, проявляющих выраженную динамику развития, следует ради справедливости отметить, что далеко не любая процедура мобилизации умственных способностей с неизбежностью приводит к положительному результату. Эту очень важную методологическую позицию я хотел бы здесь обсудить. Нужно не просто думать и размышлять, а нужно правильно думать, размышлять в правильном направлении. Над этой проблемой много трудились мудрецы Древнего Китая (моизм), Древней Греции (аристотелева логика), Индии (ньяя и вайшеника). Но все эти правила, фигурально говоря, помогают не сбиться с дороги, двигаться с максимальной экономией энергии, не ошибиться с выбором направления, когда путь раздваивается и т.д. Но ни логика, ни эпистемология, никакие правила теории познания не в состоянии априорно направить мыслителя в правильном направлении. Здесь чутьё, знания, наблюдательность, наличие панорамного зрения, даже порой художественный вкус, понимание смысла Красоты и изящества и многие другие качества мыслителя целиком и полностью определяют успех или неуспех движения в выбранном направлении. Не говоря уже о гуманитарных и полугуманитарных науках, даже в физике и математике следование "правилам правильного мышления" может быть абсолютно бессмысленным мероприятием.

Трудности, возникающие при исследовании многих самоорганизующихся систем имеют совершенно объективный характер. Человек не в состоянии заглянуть внутрь атома непосредственно, он использует для исследования элементарных частиц математическое моделирование, в том числе моделирование того, что получится, если, говоря образно, сильно стукать по атому кувалдой. Недаром число открытых элементарных частиц, большая часть которых вылетает при стуканьи, в настоящее время уже перевалило за три сотни и никто не может доказать, что речь сегодня идёт о том, о чём начали говорить столетие тому назад.

Погоду на Земле как самоорганизующуюся систему самоорганизующихся систем изучать исключительно сложно из-за её крайней вариабельности, обусловленной вращением Земли, негомогенностью её поверхностного строения, солнечного освещения. Такая [[СО]], какой является экономика, находится под постоянным воздействием ложных и относительно менее ложных человеческих идей, отчего она - экономика - терпеливо шарахается из стороны в сторону, периодически отряхиваясь от последствий человеческого волюнтаризма и демонстрируя такую силу самоорганизационной потенции, от которой многочисленные лауреаты нобелевских премий по экономике начинают испытывать некоторое чувство стыда перед человечеством.

Но есть такие науки, которые изучают [[СО]], изменяющиеся во времени, что даёт возможность оперировать преимуществами векторной организации. Языкознание и наука о происхождении государства и права с этой точки зрения обладают большими преимуществами перед иными науками, исследующими структурно-функциональную активность самоорганизующихся систем. На примере языкознания и науки о происхождении государства можно убедиться в бессмысленности спонтанного мышления без применения специальных приёмов, об одном из которых я скажу ниже.

По теме происхождения государства и права были выдвинуты десятки только основных теорий, объясняющих смысл, условия и причины возникновения этого феномена. В этих теориях собрано всё вообразимое многообразие параметров человеческого и божественного существования, но ни одна из этих теорий не в состоянии убедительно понятным языком объяснить, зачем нашим древним предкам было отвлекаться от текущих задач поддержания приемлемых форм существования на создание государства, как это государство в те давние времена выглядело, как на самом раннем этапе организации государств оформляли погранзаставы, готовили ничейную полосу и принимали на службу в погранвойска. Если мы легко можем объяснить, что из себя представляет современное государство, то относительно структуры прагосударства, несмотря на интенсивный мозговой штурм в течение многих веков, ничего толком так и не стало известно.

Естественно, что наука о происхождении государства и права не могла избежать этапа преобладания мифологических и религиозных концепций. Так, например, согласно представлениям Платона государство появилось в эпоху Зевса и олимпийских богов, которые, кинув жребий, поделили между собой все страны Земли. У индусов никто иной, как бог Индра установил общекосмический порядок, закон и обычаи человеческого общества - риту. Естественно, что в Китае этой ответственной работой занимался Император - сын неба.

В XIII веке была популярна теологическая теория возникновения государства и права, которую проповедовал Thomas Aquinas - более знакомый нам по имени Фома Аквинский. Он считал, что государства возникли в результате сочетания божественной и человеческой воли. Если перевести некоторые его мысли на простой язык, то получается, что богопротивная и тираническая власть приобретается и используется в результате божественного попустительства. Но главным достижением Фомы Аквинского следует считать попытку сформулировать принципы идеальной власти. Близких к философии Фомы Аквинского мыслей касательно исходных причин зарождения государства и права придерживаются многие современные учёные - приверженцы теологических естественно-правовых теорий. Одна из версий подобных теорий лежит в основе официальной доктрины государства Ватикан.

Патриархальные и патерналистские теории пытаются натянуть на виртуальный манекен государства чехол внутрисемейных отношений: всё началось с начальника семьи и эволюционировало в начальника государства. Многие мыслители не могли избежать соблазна биологизации социально-политических процессов. Так немец А. Шеффле рассматривал экономические, социальные и политические процессы в государстве как аналоги процесса обмена веществ в живом организме, француз Р. Вормс выявлял различные физиологические особенности и половые функции различных социальных органов, устанавливал принципы социальной гигиены. П.Ф. Лилиенфельд из России считал правительство государства его головным мозгом, торговлю - функцией кровообращения и т.п. Известны договорные концепции происхождения государств (Гуго Гроций, Томас Гоббс, Джон Локк, Жан-Жак Руссо). Некоторое время популярностью пользовались насильственные (Карл Каутский, Евгений Дюринг) и психологические концепции происхождения государства (Т.Д. Баштим, Н. Коркунов). И конечно же, не обошлось без марксистских теорий происхождения государства, без мыслителей, безнадёжно помешавшихся на классовой борьбе (Ф. Энгельс, В. Ленин).

В науке о происхождении государства известны либертарно-юридическая, патримониальная, расовая, волюнтаристическая, ирригационная, демографическая, кризисная и другие  теории. Я перечисляю их для того, чтобы подчеркнуть, что думать полезно, но не в любом направлении и не в любой манере. Так, например, Клод Леви-Стросс - знаменитый французский этнограф, социолог и культуролог, создатель школы структурной антропологии, додумался до весьма оригинальной теории происхождения государства и права, названной им "теорией инцеста". По К. Леви-Строссу государство возникло в результате запрета кровосмешения, для чего, по его мнению, понадобились специальные меры пресечения, создания внутри родовой общины органов насильственного недопущения инцеста, явившихся праобразом будущей государственной структуры.

Вообще-то стоит отметить, что кровосмесительные отношения в сегодняшнем мире запрещены только в Северной Америке, ЮАР, Австралии, Англии и части Европы. Во Франции, Бельгии, Нидерландах и Португалии кровосмешение между взрослыми - не преступление. Добровольная сексуальная связь между совершеннолетними родственниками не является преступлением и по российскому законодательству. Так что с учётом того, что современные знания в области медицинской генетики и их доступность для широких народных масс не отпугнули современных представителей многих вполне цивилизованных государств от инцеста, представления К. Леви-Стросса об умственных способностях и социальной ответственности наших далёких предков кажутся слишком идеализированными или, проще говоря, надуманными. В Древнем Египте, например, инцест не возбранялся и был широко распространён.

Не лучше обстоит дело с глоттогонией, с палеолингвистикой и многими другими разделами языкознания, касающимися проблемы возникновения членораздельной человеческой речи. Если наука о государстве и праве строится в основном на использовании качественных критериев, то лингвистика давно имеет в своём арсенале математические (компьютерные) методы исследования. Этими методами активно пользуется т.н. компаративная лингвистика или компаративистика, исследующая частоту встречаемости, модифицируемость и эволюционизируемость морфем с целью проникновения вглубь истории языков, выявления структуры и функциональной пластичности праязыков. Признаки точной науки приобрела и ностратическая лингвистика, являющаяся разделом сравнительно-исторического языкознания. Ностратическая лингвистика (от латинского noster - "наш") изучает родство языков, принадлежащих к различным семьям - крупным таксономическим разделам языковедения (индоевропейское, картвельское, дравидийское, алтайское и другие семейства и подсемейства).

Есть, однако, очень точный критерий оценки целостности и взаимосвязанности знаний, накопленных той или иной областью науки. Этот критерий заключается в способности сопротивляться искажению сущности научного знания в угоду политики и социальных потребностей. Там, где это возможно, не приходится говорить об объективной целостности знания, из которого нельзя произвольно вытащить тот или иной блок, тем более, говорить о том, что такое знание может квалифицироваться в качестве точной науки. В химии формулу воды или сероводорода невозможно изменить в угоду диктатору, в физике уравнение ускорения свободного падения не зависит от желания пролетариев всех стран соединиться, люди, верующие в существование инопланетян, не могут на этом основании изменить законы Кеплера, даже северокорейские "любимые вожди", которым всё можно, не в состоянии создать "таблицу умножения чучхе".

Известно, что немецкий физик, автор многих выдающихся работ в области физики твёрдого тела и атомной физики, лауреат нобелевской премии за исследование катодных лучей Филипп фон Ленард написал учебник под названием "Немецкая физика в четырёх томах", в котором упоминались в качестве авторов физических законов только учёные немецкого происхождения. Когда какой-то иностранный учёный изъявлял желание встретиться с фон Ленардом, слуга объявлял приезжему, что "профессор не расположен знакомиться и беседовать с врагами немецкого отечества". Ленардовский термин "арийская физика" был подхвачен менее значимыми учёными и использован в академическом противостоянии с представителями т.н. "еврейской физики". Этот далеко не единственный случай как раз и подчёркивает то, о чём я говорил. Точную науку можно использовать  в политических, конъюнктурных целях, но изменить содержание законов такой точной науки невозможно.

На примере развития языкознания в СССР можно сделать совершенно однозначный вывод о том, что эта наука не консолидирована арматурой точного знания, как может показаться на первый взгляд, что исследователи, в особенности исследователи-полиглоты, могут вполне обоснованно предлагать научной общественности всё, что им в голову взбредёт, вытаскивая из бездонного колодца фактов то, что им приглянулось для демонстрации личных научных потенций. Здесь необходимо подчеркнуть, что понятие "точное знание", соответственно "точная наука", может выражаться и в сугубо качественных критериях, например, высказываения типа "листья этого вида растения зелёного цвета" или "различают три типа человеческой ступни" - неоспоримы, однозначно интерпретируются и поэтому точны. В СССР лингвистика пережила десятилетия (1923 -1950 годы) позорного периода, навязанного ей, судя по некоторым данным, не совсем психически адекватным человеком - Н.Я. Марром.

В иных обстоятельствах просто невозможно было бы себе представить, чтобы один человек лишил рассудка десятков (если не сотен) талантливых учёных-языковедов. Для меня, например, было шоком узнать, что сумасшедшие идеи Н.Я. Марра поддерживал великий знаток русского языка поэт Валерий Брюсов, статьями которого я в молодости зачитывался. Этот период идиотизации языкознания в СССР не очень активно обсуждается, поскольку ряд ведущих, блестящих по своему последующему вкладу в науку языковедов были в своё время позорно "замарраны" тем, что вынуждены были лавировать между "новым учением" Марра и элементарным здравым смыслом.

Сталин, благодаря поддержке которого идеи Н.Я. Марра в области языкознания превратились в государственную религию, в конце концов "разоблачил" Марра, но это всё следует рассматривать не как результат давления здравого смысла, а как следствие противостояния языковедчестких пауков в банке советской лингвистики. Именно Сталин ответственен за лингвистический "марразм" в СССР. Например, в конце 1929 года с резко критическим докладом против "нового учения" Марра выступил видный советский лингвист Е.Д. Поливанов. После критического выступления Е.Д. Поливанова начали активно травить, он вынужден был в целях самосохранения переехать в Среднюю Азию, где его впоследствии арестовали и расстреляли.

Н.Я. Марр - сын престарелого шотландца и молодой грузинки, с детства интересовался кавказскими языками. Хорошее знание кавказских языков (родным языком для него был грузинский, который он заставлял учить всех своих учеников), репутация кавказоведа и полиглота способствовали успеху научной карьеры Р.Я. Марра до революции. В 1912 году он стал академиком Санкт-Петербургской Императорской Академии наук. В ноябре 1923 года Марр выступил с "Новым учением". По Марру слова всех языков имеют общее происхождение от "четырёх элементов", представлявших собой "трудовые выкрики", из которых образовались языки. На этих выкриках - САО, БЕР, ЙОН и РОШ - Марр основывал свою "лингвистическую палеонтологию": к этим четырём элементам по Марру можно было отнести практически любое слово в любом языке.

Общим ярлыком для языков, "согласных" на такое неслыханное издевательство, стал введённый Марром термин "яфетические языки" по имени Иафета - сына Ноя. С начала 1920-х годов Марр уже в каждом языке, с которым вновь знакомился - от чувашского до кабильского - обнаруживал "яфетический элемент". Тотальный бред
психически неадекватного Марра психически неадекватные руководители советского государства и советской науки возвели в ранг учения, поддерживаемого государством.

Здесь, конечно, роль сыграла не только руководящая и направляющая сила бандитов, захвативших власть в России. Сам Марр проявлял необыкновенные усилия, чтобы поместить лингвистику в сумасшедший дом марксизма-ленинизма. Всё это Марр делал в чисто карьерных целях, прекрасно понимая, что именно интересует руководителей СССР  в первую очередь в лингвистике. С 1928 года Марр начал активно мешать лингвистику с марксизмом, хотя до революции левых взглядов за ним не замечалось. Он объявил о том, что язык является "надстройкой" над социально-экономическими отношениями, отражающими рабовладельческую, феодальную и т.п. стадии развития общества, а традиционную индоевропеистику назвал буржуазной наукой.

Н.Я. Марр был единственным членом Императорской Академии наук, вступившим в коммунистическую партию. В 1930 году он был принят в партию без кандидатского стажа, что было явлением в те времена экстраординарным. Перед этим он выступил на XVI съезде ВКП(б) сразу же после Сталина, который включил в свой доклад некоторые положения из теоретических находок Марра. Марр скончался в 1934 году, но "марразм" советского языкознания длился вплоть до 1950 года. Единственное, за что позволялось критиковать Марра, - это за неправильное цитирование Ф. Энгельса.

Реакция западных учёных на бредовость советской лингвистики была практически никакой, уныло прохладной, несмотря на то, что Марр часто наведывался в Европу, где пытался пропагандировать свой "яфетический марразм". Но дело даже не в реакции специалистов, не вынужденных, в отличие от советских учёных, находиться в облигатной зависимости от психозов диктаторов. Я специально подробно остановился на языковедении и теории государства и права для того, чтобы даже с риском активного неприятия читателями, заявить, что никакая эпистемология и гносеология, дедукция, индукция и абдукция, формальная и неформальная логика, никакое придерживание обилия рекомендаций и советов классиков теории познания не являются гарантией от продукции научного бреда. Ведь те два научных направления, которых я коснулся, во-первых, являются не только предметом чрезвычайной научной важности, но связаны со многими вопросами сугубо практического значения. А во-вторых, эти два научных направления особо интересны, как эволюционирующие [[СО]]. И тем не менее, нельзя сказать, что какое-то из многочисленных направлений осознания фактов и явлений в этих двух областях знания заслуживает значительно большего внимания и уважения, чем остальные.

В начале 1980-х известный американский психолог Говард Гарднер написал книгу "Рамки ума", в которой классифицировал типы талантов. Среди выделенных им 9 типов вербально-лингвистический талант проявляется у писателей и журналистов, цифровой - у математиков и программистов, слуховой - у музыкантов и языковедов, пространственный - у дизайнеров и художников и т.д. Поразительно, что в его классификации талантов не нашлось места для таланта мыслителя, как такового. Он выделил личностный или эмоциональный талант, отвечающий за то, что человек говорит сам себе, и межличностный талант политиков, ораторов, торговцев, актёров. Но эти два вида таланта характеризуют, если можно так выразиться, лишь небольшую долю общего таланта мыслителя, касаются лишь его способности поддерживать в  состоянии рациональной активности свою психику и находить наиболее короткие и эффективные переходы от своей психики к психике субъекта общения.

Мне думается, что здесь Говард Гарднер стал жертвой большого заблуждения, зародившегося ещё в древние времена на самых ранних стадиях научного мироосмысления. Это заблуждение выражается в уверенности в том, что существует некий идеально-правильный способ мышления, идеально-правильный способ сопоставления фактов, который нужно лишь суметь обнаружить, правильно охарактеризовать и сформулировать. Собственно, вся классическая философия основана на этом заблуждении, каждый философ правдой или неправдой стремится выделить свой оригинальный способ осмысления событий и фактов и доказать его бОльшую эффективность в сравнении с другими известными способами. По существу, это заблуждению адекватна уверенность в том, что существует некий "самый талантливый художник, который рисует самым правильным способом". Все эти правильные способы мышления в итоге консолидировались во всеобщей вере в существование некой  "камасутры мыслителя" , идеальное знание и следование которой гарантирует всеобъемлющее удовлетворение.

Канатоходец использует ряд приёмов для поддержания равновесия, но нет абсолютно никакой гарантии того, что любой человек, ознакомленный с этими приёмами, сможет передвигаться по канату. В современных учебных заведениях обучают технике рисования, которая позволяет людям, не имеющим больших художественных талантов, научиться рисовать, копировать, неплохо понимать смысл и качество художественного творчества. Но это всё очень далеко от того, что принято воспринимать как талант художника.

В процессе научного переосмысления системы фактов и событий, в процессе построения  систем знаний, представляющих собой обоснованные предположения, выдвигаемые с целью выяснения свойств и причин исследуемых явлений, настоящий, талантливый мыслитель всегда игнорирует систему путей и направлений, регламентируемых многочисленными установками на тему о том, как правильно познавать окружающий нас мир. Талант настоящего мыслителя всегда уникален, он практически никогда не подчиняется правилам мыслительного социализма, над которыми самоотверженно трудились лучшие умы, начиная с Древней Греции и до наших дней.

В любой области науки можно найти примеры того, что изначально  неверно выбранный путь в итоге приводит к правильному результату. Понятно, что выражение "неверно выбранный путь" применимо только в прошедшем времени, когда путь уже пройден или прерван и может быть проанализирован: ведь ассоциативные кривые и логические прямые нашего мышления соединяются в такой непредсказуемой пляске интеллекта, что в каждом конкретном случае конечный результат, к которому приведёт изначально выбранный путь, теоретически и технически предсказать невозможно. Когда мы говорим о стратегии мышления и тактике осмысления, то не всегда представляем себе, что движение мысли на самом начальном этапе обдумывания вырождается в мириады ответвлений и не всегда можно определить, насколько полезными или бесполезными окажутся тупики осмысления, поскольку именно они бывают порой способны направить наши мысли в правильном направлении.

Если нет никаких других идей, то мышлением в "правильном направлении" представляется опора на общепринятые научные концепции. В рождении и бытовании этих концепций превалирует принцип выпячивания понятого и игнорирование непонятого. Это является неизбежным сопровождением любых научных концепций, поскольку функция последних отнюдь не в демонстрации непонятного, а концентрирование внимания на понятом, охватывающим в подавляющем числе случаев всегда лишь часть известных фактов. Любое известное явление, любой известный факт непрерывно и интенсивно омывается волнами человеческого интеллекта. Человеческий интеллект, как заправский мародёр, хватает всё, что плохо лежит, что доступно в первую очередь. Если на какое-то имманентное свойство того или иного явления не обращается внимания, то чаще всего это связано с тем, что включение этого явления в научную гипотезу просто оказалось не по зубам мыслителям среднего уровня. Эти проигнорированные факты, как одинокие скалы, не поддавшиеся разрушительной силе волн интеллекта, чаще всего прямо указывают на наиболее продуктивное направление научного поиска.

Есть люди, которые страшно некомфортно себя чувствуют в окружении беспорядка. Из них получаются продуктивные и добросовестные университетские профессора, которые,
конечно не всегда, но, как правило, в меру своих возможностей отучают студентов оригинально мыслить, прикладывая хорошо оплачиваемые усилия к тому, чтобы развивать у студентов близорукость к несущественным деталям и привычку любить лишь ясные, логически хорошо оснащённые и очищенные от сомнений пути к усилению понятности уже, как правило, давно понятого и многократно пережеванного. Ясно, что только профессор-садист может предложить аспиранту тему диссертации, о которой известно, что ничего толком о ней не известно и нет уверенности в том, что станет что-то известно в те жесткие сроки, которые отводятся на аспирантуру. Короче говоря: хотя порядок необходим любому знанию, но наиболее прогрессивное и перспективное знание страдает как раз от избытка порядка. Приведу несколько примеров "островков непонятности", которые лично во мне стимулировали большое желание думать.

Много лет тому назад, будучи неофитом в области биохимии, я спросил у знающего, умного профессора, почему энергетической валютой для всех организмов стала именно аденозинтрифосфорная кислота (АТФ), а не какое-то другое вещество, и почему между вторым и третьим фосфатом АТФ, синтезированным биологическим путём, располагается магниевый мостик. Профессор покровительственно обнял меня за плечи и в ответ на мой вопрос спросил, могу ли я ему объяснить, почему я сегодня надел не белую, а голубую рубашку. От неожиданности я автоматически ответил, что не знаю. На что профессор сказал мне, что на то она и биология, чтобы не всё можно было объяснить. Мы еще немного поговорили, но я уже не задавал идиотских вопросов. Мне не терпелось уединиться, чтобы начать обдумывать этот вопрос. Из замечания профессора я понял, что по каким-то причинам этот коронный вопрос биологии отложен за непонятностью, а отсюда - за кажущейся никчёмностью и ненадобностью. Теория происхождения жизни на Земле, которой посвящена эта книга, была в большой степени инициирована  репликой этого профессора.



(Окончание следует)  

  • 1
Спасибо, дорогой Леонид! Ждал с нетерпением.

"В химии формулу воды или сероводорода невозможно изменить в угоду диктатору, в физике уравнение ускорения свободного падения не зависит от желания пролетариев всех стран соединиться, люди, верующие в существование инопланетян, не могут на этом основании изменить законы Кеплера, даже северокорейские "любимые вожди", которым всё можно, не в состоянии создать "таблицу умножения чучхе"." - ох, золотые слова.

К несчастью, теперь полно "композиторов", не читающих нот; "художников", не умеющих рисовать...

"Поразительно, что в его классификации талантов не нашлось места для таланта мыслителя, как такового." -Sic!!!

Анализ здесь абсолютно гениален - точен и беспощаден.

"Талант настоящий мыслитель всегда уникален, он практически никогда не подчиняется правилам мыслительного социализма" - повешу у себя над кроватью :). (Just like you, I'm constantly told that I have an "authority issue") :))

"В рождении и бытовании этих концепций превалирует принцип выпячивания понятого и игнорирование непонятого." - YES!

Спасибо! А нетерпением жду продолжения!






Сегодня отдохну, попью вина, завтра допишу. Там объяснение того, что было границей, когда ещё не было государства, и попытка доказать, что человек стал обладателем речи в отличие от человекообразных обезьян из-за своей плотоядности. У меня такое впечатление, что доказательства безупречны

спасибо за этот обширный текст в тексте.
у Гарднера -- да, промах :) хотя в широком (когнитивистском) смысле можно деятельность мыслителя отнести к "пространственной" (но туда же и математика-логика тода пойдет, и bodily-kinesthetic... :) )

профессору в белой рубашке надо сказать отдельное спасибо :)

Во второй части я рассматриваю труднопроизносимые звуки, присутствующие практически в каждом языке, которые я назвал дифисонами от лат. "difficilis sonus" (трудные звуки). Талант - это, как язык, предназначенный для обслуживания человеческих потребностей, но в каждом таланте есть островки, острова или материки специфики. Нужно было говорить не о классификации талантов, а о классификации специфических выростов, компартментов таланта. А мыслитель - это обладатель такого таланта, где играют роль не специфические его компартменты, а самоорганизация всех его частей, всех его доменов, которая по определению у каждого мыслителя будет носить печать уникальной индивидуальности. Ведь любой дар художника состоит из огромного количества "поддаров" и взаимодействие их приводит к бесчисленным вариантам.

дифисон! какое удивительное слово.

ну, Гарднер вобще пытался как-то дифференцировать понятие intelligence, на фоне обцессии с замерами IQ в школах, на работе и тд. поэтому ввел многоотраслевые intelligenceS. т.е. все политика, опять же :) ну, ему стали возражать, что это не intelligences никакие, а скорее skills, таланты и тд.. а ему-то хотелось другого :)

с другой стороны, уже И.Кант писал, что музыка не имеет никакого рационального субстрата (за исключением быть может, математики) -- очень ранний оппонент Гарднеру :)

Edited at 2012-09-03 05:39 pm (UTC)

Гарднер патологически писуч. Я просто опёрся об него, чтобы высказать мысль, которая мне казалась важной.

очень элегантное построение! гений мыслителя как сложная система.

мне вдруг захотелось похулиганить и задать вопрос не очень в тему (тем более, что я совершенно не смыслю в физике-химии): Вы верите в некое подобие слабого антропного принципа? (скажем, что для зарождения и поддержания *любой* жизни необходима более-менее известная фаза остывания звезды в планетной системе.)

Понимаете, Андрей, пару дней тому назад на Марсе обнаружили нечто, напоминающее ботинок, а потом нечто, напоминающее змею. На Марсе давно ищут жизнь, не имея ни малейшего представления, что такое жизнь и как она возникла. Как можно искать жизнь, не зная как она возникла? Почему такая ситуация создалась, я и пытаюсь объяснить в книге, которую надеюсь дописать до конца. А пока, чтобы получать зарплату, в НАСА ищут воду. Открыв кран на кухне и купив в аптеке аминокислоты создать, жизнь невозможно.

Рассуждать о сильном и слабом антропном принципе все равно, что описывать силу любви, не имея ни малейшего представления о том, кто является объектом любви. В отличие от гуманитариев математик знает, как много уравнений можно применить для описания одной и той же ограниченной кривой. Антропный принцип говорит о том, что если всё, что понапридумали математики и физики, неправильно, то электроны сваляться на ядра, а Японские острова окажутся на Венере. Извините, меня, ради Бога, но я избегаю засорения своих мозгов.

конечно! но все равно ж любопытно :)
сочту этот ответ за: "да, только не упоминайте тут больше эту фразу!" :)

Нет, я такого не говорил, я считаю ниже своего достоинства кого-то ограничивать в чём-то. Просто я от природы слишком большой фантазёр, чтобы верить в мистику, а антропный принцип в отсутствии представлений о том, каким путём и когда возникли предки тех физиков, которые придумали антропный принцип, при всей видимой научности является чистой мистикой. Если не ошибаюсь, антропщики рассуждали о трёхмерном пространстве, которое я считаю чисто эполюционным изобретением, нацеленным на то, чтобы люди, поднимаясь по лестнице в здание института физики, не спотыкались.

а, да, конечно!
я просто очень неуклюже применил это словосочетание. меня больше интересовала не возможность подгонки мистики, а возможность как бы термодинамического детерминизма, задающего очень схожие параметры для зарождения жизни, независимо от вселенной. вот, типа, для начальной реакции требуется планета в системе звезды вот такой температуры, а никакой другой. и тд. разумеется, необходимо знать доподлинно, о какой реакции мы говорим -- но я сейчас как бы чуть-чуть абстрагируясь от конкретики :)

В одной только нам известной и более или менее понятной Вселенной триллионы звёзд и планет. Саган покойный очень верил во внеземную жизнь, но пока что абсолютно никаких серьёзных оснований для этой веры не существует. Покойный нобелевский лауреат Ф. Крик верил в то, что инопланетяне, пролетая мимо, завезли жизнь на Землю. Судя по всему, самозарождение жизни было исключительно маловероятным, единичным, но не мистическим событием, о чём я без большой надежды на признание научной общественностью моих идей попытаюсь рассказать.

нет, только без мистики. и без "завоза" :) это было бы слишком как сказка/сказочный миф. я тоже хочу, чтоб самозарождалось :) так интереснее.

В одной только нам известной и более или менее понятной Вселенной триллионы звёзд и планет.

хорошо, т.е. описанный Вами принцип может браться только для данного конкретного кейса (планеты Земля). в принципе, нельзя отрицать возможность иных (физико-химических, разумеется) принципов самозарождения при других условиях?

еще раз простите, что так настырничаю. больше не буду :)

Дорогой Андрей, считайте, что я Вас простил вплоть до того момента, как меня будут в соответствии с моим завещанием хоронить под звуки "Сулико". По моим подсчётам, это будет никак не раньше, чем через 20 лет.

На Ваши вопросы я как раз и собираюсь ответить в третьей части книги. Это очень трудно сделать, но в отличие от всех моих предшественников я буду пользоваться не мистикой, а фантазией, привязанной к конкретных принципам физики, химии и биологии. Я буду говорить не только о самозарождении, но и о том, почему всё двинулось дальше, вперёд

хахахахахаха! :) мне еще нравится песня Цицинатела :) где-то была в моем компе в исполнении чудесных грузинок.

спасибо! с нетерпением жду третьей части (в связи с этим вопросом особенно)!

Edited at 2012-09-04 03:41 am (UTC)

Чемо цицинатела (мой светлячок)
Гапринди нета-нела ( тихо прилетай)
Шен машорис нателма,
Дамцхвада дама нела.
Анатебда карги хар,
Маграм мэ рас марги хар
Чеми ико ис минда
Шен ки схвисхвен
Гарби хар.

Если чего-то не напутал

А можно ли назвать государство самоорганизующейся системой? Это ведь общество является [CO], а государство возникло в результате попыток управления обществом. Картину запутывает внутренность управляющих элементов, но в случаях внешнего управления картина проясняется, и мы четко видим несоответствие ожидаемых реакций и того что происходит в действительности, что частенько приводит к мысли о несоответствии декларируемых намерений правителей, и тайных. У всех теорий заговоров может быть простой ответ - правители не понимают разницы между самоорганизующейся системой и системой организованной.

В названии содержится неточность, но государство есть самоорганизующееся общество подвергающееся попыткам обуздания. Точно такая же ситуация с экономикой. Но и экономика, и общество имеют предел пластичности и на определённом этапе перестают гнуться. Я в этом разделе обсуждаю образование общества, претендующего на суверенитет, которое в итоге превращается в государство. С точки зрения эволюции государство является самоорганизующейся системой, привлекательной для желающих неестественно больше других урвать от жизненных благ или, в других случах, поддержать сдвинутую крышу, чтобы она совсем не свалилась. Распыляя кристаллы иодидов можно спровоцировать дождь, не изменить самоорганизующуюся систему климата на земле. Во всех этих системах уничтожить самоорганизующуюся основу невозможно. Эти системы всё же стабильнее и умнее тех, кто пытается ими управлять. Революции, финансовые кризисы, ураганы - проявление жизненной силы самоорганизации

  • 1
?

Log in

No account? Create an account