роза красная морда большая

systemity


САМООРГАНИЗУЮЩИЕСЯ СИСТЕМЫ


Previous Entry Share Next Entry
Что такое жизнь и как она возникла? I-6-1.Терминологические бонбоньерки
роза красная морда большая
systemity
I-6-1. Терминологические бонбоньерки
Что такое жизнь и как она возникла?

Термины в качестве названий конкретных понятий отличаются от слов общей лексики тем, что нацелены на смысловую моноэкспрессивность и не зависят от контекста. Термины существуют в рамках определённой терминологии, то есть входят в конкретную лексическую систему языка той или иной области человеческой практики познания и выражения реальных знаний и способностей. Терминология как систематический набор терминов, таким образом, ограничивает и вербально закрепляет систему понятий той или иной области человеческой активности. Но при этом существует терминологическая вариативность, обусловленная порой драматическими отличиями в компетенции носителей специального знания даже в одной и той же узкой области науки.

Научные работники в существенной степени отличаются в отношении к тем или иным аспектам исследовательского процесса, начиная от фундаментальных принципов интерпретации информации, накопленной предшественниками, и кончая методологией использования исследовательского оборудования. Имеет большое значение даже такой чисто личностный фактор, как интерес исследователя проблемы, построенный на искреннем проявлении любознательности или же связанныйй с сугубо карьерными устремлениями. В первом случае обычно демонстрируется устойчивое нейтральное отношение к терминам, в то время как во втором терминологическое оформление результатов исследования имеет выраженный потребительский характер и призвано продемонстрировать глубину знаний и значительность учёного. Вторая категория научных работников особенно тяготеет к созданию новой терминологии. Всё это приводит к расширению терминологической базы науки и к использованию существующих терминов в значениях, в которые их ранее никто не употреблял.

Семантические и синтагматические вариации научной терминологии являются объектами исследования лингвистов и на этот счёт высказано много интересных идей. В частности большой интерес представляет собой дифференциация терминов в синтагматическом плане. Например, модное в современной науке имя прилагательное "системный" разнообразно сочетается с различными существительными и, наоборот, такое имя существительное, как "система", имеет тенденцию к сочетанию с различными прилагательными, смысл которых не имеет ни малейшего отношения к науке. Но в проблеме вариаций научной терминологии имеются позиции, имеющие сугубо специфическое значение для той или иной области исследования. Наука очень чувствительна к малейшим изменениям понятийного качества терминов, поскольку это, как правило, сопряжено с пересмотром всего накопленного знания, которое пронизывают глубоко внедрённые в науку корневые системы этих терминов. В на первый взгляд кажущуюся устойчивой семантику терминов индивидуальные терминологические обертоны могут привносить существенно иные оттенки.

Древние римляне Термином называли божество, под покровительством которого состояли все материальные знаки разграничений - пограничные камни, столбы, любые виды терминалов, считавшиеся священными, поскольку принадлежали Термину, обладавшему большой силой наказания за нарушения границ. В строгом смысле этого слова научный термин также обладает незаурядной созидательной и разрушительной силой. Как идол используется в качестве материального "посредника" между человеком и божеством, так и термин используется в качестве посредника между имитацией науки и настоящей наукой. Настоящий учёный, сталкиваясь с полимодальностью термина, прежде, чем начать излагать результаты своих исследований, непременно огласит своё собственное единственное определение термина так, как он его лично понимает.


К сожалению, научная терминология все больше и больше становится похожа на коллекцию перевязанных красивыми лентами пустых бонбоньерок из наукообразного сочетания знаков языка. Не секрет, что конструирование терминологических бонбоньерок, состоящих исключительно из лексических построений с ярким, привлекающим внешним видом, очень часто является самоцелью ординарных учёных, которые размножаются намного активнее гениев науки. Последние используют термины с целью адекватной интерпретации полученных результатов и интеллектуальных находок, а не в качестве бэджей, свидетельствующих о незаурядности учёного.

В процессе расшифровки древневавилонских текстов, содержащих сведения по математике, было обнаружено, что термины и обозначения древних математиков включали непропорционально большое множество слов шумерского языка, который к тому времени давно уже не использовался и считался мёртвым языком. И сегодня математики предпочитают заимствовать термины и обозначения из мертвых языков - латинского и  древнегреческого, поскольку это позволяет избежать нежелательных ассоциаций с языковыми знаками разговорной речи. Математик вместо слова "постоянная" предпочтёт использовать термин "константа". Уже давно это терминологическое отчуждение в математике привело к тому, что часто даже работающие в близких областях математики "говорят" на разных терминологических диалектах, а для ординарного учёного-нематематика математическая терминология часто совершенно непонятна и по этой причине математические тексты и математизированные определения терминов воспринимаются ими с большим некритичным уважением. Этим обстоятельством с большим успехом пользуются имитаторы науки (см. ниже определение "общей теории систем").

Ещё хуже, когда терминологическая бонбоньерка не пуста, а доверху набита хламом. В качестве примера последней можно привести терминологическую бонбоньерку с надписью "система". Системой принято называть любую совокупность предметов и событий, т.е. любую неединичность. Например, можно сказать: "система обмана покупателей". Строго научное определение понятия "система" до сих пор отсутствует, но зато на основе этого беспредельно размазанного понятия создаётся и строится широкое разнообразие научных гипотез и концепций. Например,общая теория систем, синергетика, теория сложности, теория эмерджентности и т.д. и т.п.

И тем не менее, качество конкретной научной терминологии оценить совсем несложно. Нужно просто вычислить, какое число входящих в неё терминов имеют единственную смысловую интерпретацию, т.е. продемонстрировать моноэкспрессивность, мономодальность таких терминов. Труднее, но всё же можно, оценить и другие важные свойства адекватно подобранного термина, например, его креативность или отражательную способность. Так, например, в Википедии даётся такое определение понятия, представленное термином "синергетика": "Синергетика (от греч. συν- — приставка со значением совместности и ἔργον «деятельность»), или теория сложных систем — междисциплинарное направление науки, изучающее общие закономерности явлений и процессов в сложных неравновесных системах (физических, химических, биологических, экологических, социальных и других) на основе присущих им принципов самоорганизации."

Далее сообщается, что: "Синергетика является междисциплинарным подходом, поскольку принципы, управляющие процессами самоорганизации, представляются одними и теми же безотносительно природы систем, и для их описания должен быть пригоден общий математический аппарат." Я надеюсь, что мне удастся убедительно показать в четвёртой главе этой книги, что математического аппарата, описывающего поведение самоорганизующихся систем в настоящее время не существует. Но это только в том случае, если под понятием "самоорганизующаяся система" подразумевается нечто вполне однозначное и моноэкспрессивное, а не терминологическая бомбоньерка, из которой можно извлечь всё, что научной душе угодно.  Что же такое "самоорганизация"?

Определение, данное
в рамках синергетики Г. Хакеном в 1980-е гг. звучит следующим образом: "Самоорганизация - процесс упорядочения (пространственного, временного или пространственно-временного) в открытой системе, за счёт согласованного взаимодействия множества элементов её составляющих". В этом определении замена "множества элементов" на "всех элементов" радикально изменяет смысл термина самоорганизация, который теряет способность адекватно отражать такие процессы, как, например, кристаллизация. В такой редакции определение понятия самоорганизация проявляется креативность этого термина. Действительно, если самоорганизующаяся система структурно-функционально опрелеляется взаимодействием всех составляющих её элементов, то сочетание слов "открытая самоорганизующаяся система" превращается в научную абракадабру.

Термин "открытая система" был придуман Людвигом фон Берталанфи в качестве терминологического трюка, позволяющего "объяснить" тот факт, что поведение биологических организмов плохо объяснимо с позиций второго закона термодинамики и больцмановской энтропии. Логика объяснений Людвига фон Берталанфи состояла в том, что биологические системы обмениваются энергией и веществом с окружающей средой, в связи с чем могут считаться открытыми. Человек обменивается энергией и веществом с окружающей средой, поддерживая температуру тела вне зависимости от температуры окружающей среды, с целью чего он поглощает пищу из окружающей среды для производства энергии и выделяет в окружающую среду отходы метаболизма.

Но если человек по каким-то причинам потеряет аппетит или у него случится запор, то он, не переставая быть самоорганизующейся системой, на время потеряет всякие основания называться "открытой самоорганизующейся системой" в соответствии с определением Людвига фон Берталанфи. Здесь автор общей теории систем совершил незаметную на первый взгляд подмену понятий. Обмениваться энергией и веществом с окружающей средой может инертное с точки зрения саморегулирования многоэлементное образование, такое же образование, но имеющее искусственный центр управления, и, наконец,  саморегулирующаяся и самоуправляющаяся особыми законами в отсутствии центра управления система, которая является открытой для обмена, но открытой в соответствии со специфическими потребностями, о которых сегодня ничего толком не известно. Таким образом, все три перечисленные системы обмениваются энергией и веществом, но в одном случае этот обмен пассивный, не включающий отклик системы, в другом - активно искусственно управляемый и, наконец,  в третьем случае строго зависимый от неуправляемых процессов, естествоенно и самопроизвольно функционирующих в системе. Л. фон Берталанфи, придумывая терминологическое подкрепление своей идее устранить термодинамическое противоречие таким откровенно спекулятивным путём, имел как раз в виду биологические системы, т.е. тот самый третий случай, когда обмен со внешней средой определяется непонятными процессами самоорганизации.  

Одним из важных ненаучных назначений научного термина является служить мостом над незнанием, что роднит такой термин с мифом. Без такого перекинутого над незнанием моста поступательное движение в науке подчас становится невозможным. Но перескочив через реальное незнание, можно и дальше сколь угодно совершенствовать научную терминологию в нужном (как правило, ложном) направлении. Таким путём, Людвиг фон Берталанфи, будучи неспособным дать мономодальное определение понятия "система", тем не менее, разработал весьма популярную "общую теорию систем". Эта "теория" является яркой иллюстрацией возможностей приобретения научного авторитета путём манипулирования научными терминами. Основная идея "общей теории систем" выражается со слов Л. фон Берталанфи в признании изоморфизма законов, управляющих функционированием системных объектов. Изоморфизм является очень общим математическим понятием. В общих чертах его можно описать так: пусть даны два множества с определённой структурой, биекция между которыми называется изоморфизмом, если она сохраняет эту структуру ("биекцией" является отображение, которое является одновременно и сюръективным, и инъективным... Далее - ещё страшнее и непонятнее). Объекты, между которыми существует изоморфизм, являются в определённом смысле «одинаково устроенными», они называются изоморфными.

Эта терминологическая эквилибристика абсолютно ничего реального не внесла в понимание законов функционирования самоорганизующихся систем, но открыла возможности для субъективного манипулирования некоторыми фундаментальными понятиями физики с использованием, например, пригожинского диссипирования энергии в открытых неравновесных системах, также предназначенного путём логико-математических манипуляций объяснить противоречия со вторым законом термодинамики, демонстрируемые природными самоорганизующимися системами. Самоорганизующейся системой является погода на планете, экология, в известной степени экономика, социология и т.д. и т.п. Несмотря на то, что в крупнейших метеорологических центрах мира мощнейшие суперкомпьютеры решают одновременно свыше полумиллиона уравнений аэро- и гидродинамики, точный прогноз погоды на пол месяца вперёд до сих представляет собой весьма сложную проблему. В этом смысле - в смысле детального незнания законов функционирования самоорганизующихся систем - метеорология безусловно изоморфична самоорганизующейся системе под названием "экономика", с её ураганами и засухами в виде регулярных финансовых кризисов. И в этом смысле
Людвиг фон Берталанфи, пожалуй,  прав: не исключено, что изоморфизм недопонимания, или одинаковая устроенность непонимания - вещи вполне реально существующие.

Но вернёмся к определению "самоорганизующаяся система", данному Г. Хакеном. Замена в определении "множества элементов" на "всех элементов", автоматически приводит к обессмысливанию термина "открытая самоорганизующаяся система", поскольку такая система должна в соответствии с очевидной логикой терять индивидуальность и взаимодействовать со всей Вселенной. То, что система может обмениваться с окружающей её внешней средой энергией и веществом, вовсе не противоречит тому неоспоримому факту, что при наличии взаимодействия всех элементов самоорганизующейся системы последняя не может не иметь некоторой пограничной структуры, отделяющей её от внешней среды, наподобие, скажем, трёхслойной мембраны мыльных пузырей или, скажем, цитоплазматической мембраны L-форм бактерий.

При отсутствии подобной пограничной структуры любой вид самоорганизации будет гаситься внешней средой, будет происходить повышение энтропии системы до максимальных значений. Ниже в четвёртой главе я экспериментально продемонстрирую доказательство теоремы о том, что любая самоорганизующаяся система в соответствии с расширенным определением "самоорганизующаяся система", которое я приведу ниже, непременно  имеет доменное строение и обладает ограничивающей домены и самою самоорганизующуюся систему трёхслойной стенкой-мембраной, наподобие стрёхслойной плёнке мыльного пузыря. Например, трёхслойная стенка-мембрана земной атмосферы состоит из тропосферы, стратосферы и мезосферы.


Отвечая в интервью на вопрос философа Е.Н. Князевой, работающей в области синергетики: "Какие ключевые слова Вы могли бы назвать, которые наилучшим образом выражали бы основное содержание синергетики?", проф. Г. Хакен выбрал следующие ключевые положения, раскрывающие сущность этой области науки: "1. Исследуемые системы состоят из нескольких или многих одинаковых или разнородных частей, которые находятся во взаимодействии друг с другом. 2. Эти системы являются нелинейными. 3. При рассмотрении физических, химических и биологических систем речь идет об открытых системах, далеких от теплового равновесия. 4. Эти системы подвержены внутренним и внешним колебаниям. 5. Системы могут стать нестабильными. 6. Происходят качественные изменения. 7. В этих системах обнаруживаются эмерджентные новые качества. 8. Возникают пространственные, временные, пространственно-временные или функциональные структуры. 9. Структуры могут быть упорядоченными или хаотическими. 10. Во многих случаях возможна математизация".

Не думаю, что сильно утрирую существо и качество высказанных Г. Хакеном ключевых положений понятия "синергетика", но, исходя из личного опыта могу предположить, что таким количеством ключей можно открыть не только свои, но многие чужие замки. Было бы вполне логично, если бы Г. Хакен в конце интервью спросил у философа Е.Н. Князевой: "Я ничего не забыл?" Могу с уверенностью предположить, что эти ключевые особенности процессов, которые Г. Хакен обозначает термином "синергетика", вызовут насмешку у абсолютного меньшинства учёных, поскольку синергетика в подобном понимании представляет собой многополосный мост над незнанием и создаёт иллюзию понимания непонятного, от чего абсолютное большинство учёных не готово априори отказаться.

Предположение о том, что во многих случаях возможна математизация, Герман Хакен реализовал с большим перевыполнением. В своей книге "Синергетика", выпущенной в 1977 году (Хакен Г. Синергетика. М.: Мир, 1980), он уделил в основном внимание математическим уравнениям и описанию этих уравнений в ущерб словесному тексту. И тем не менее среди научных работников новый термин "синергетика" стал необыкновенно популярным, несмотря на то, что по всей вероятности лишь доли процентов от приверженцев новой науки смогли добраться до смысла сквозь практически непроходимые дебри специальной хакеновской математики.

Исследованием самоорганизующихся систем до Г. Хакена и после выхода его монографии занимались многие маститые учёные. Но Г. Хакен проявил невероятную активность по пропаганде и популяризации нового знания. Он сумел объединить большую группу учёных вокруг шпрингеровской серии книг по синергетике, в рамках которой к настоящему времени увидели свет 69 томов с широким спектром теоретических, прикладных и научно-популярных работ, основанных на методологии синергетики: от физики твёрдого тела и лазерной техники и до биофизики и проблем искусственного интеллекта. И тем не менее, хотелось бы обратить внимание на то, что вряди кому-то удастся сформулировать, что конкретно в течение 40 лет активной научной и научно-популярной эксплуатации внесла синергетика в развитие науки и техники.  


У меня нет намерения в данном месте книги разбирать содержимое доверху набитой неоднозначными терминами бонбоньерки под названием "синергетика". С точки зрения самовыражения синергетика широко позиционируется как "универсальная теория эволюции", дающая единую основу для описания механизмов возникновения любых новаций, одинаково пригодная для описания любых операций регулирования и оптимизации: в природе, в технике, в обществе и т. д. Иными словами, это - всё и ... это - ничего. Можно сказать, прекрасный пример того, как понятийная, фонетическая, морфологическая и пр. составляющие научного термина  синергетически взаимодействуют между собой таким образом, что на бессознательном уровне одновременно затрагивают множество понятий в пределах естественного языка и общих законов языкового развития. Только этим можно объяснить популярность термина "синергетика", который всключает в себя  слишком много смыслов, чтобы его можно было конкретно осмыслить в той или иной области науки. Зато можно повысить значимость почти любого конкретного исследования, закончившегося положительным результатом, вставив в нужных местах упоминание о синергетических взаимодействиях между компонентами изученного объекта.  


(Продолжение следует)



  • 1
http://adsence.kiev.ua/2013/03/03/magnus-karlsen-shaxmatnyj-korol/#more-3574
Тут интересны сами слова Магнуса "Иногда я просто чувствую, что ход хороший". Не намекает ли это нам о том самом информационном поле, к которому только человек (и далеко не каждый) может активно подключаться и получать оттуда информацию в виде "прямого знания", а не в виде цепочки умозаключений?


Что такое информационное поле, никто не знает. Никто не знает даже, что такое информация. В рамках современного знания, конечно. Судя по всему, информационное поле заключено в человеческом мозге, о работе которого тоже ничего не известно. Есть много описаний телепатии и т.п., но конкретных представлений нет

Вот именно Леонид! Прекрасное поле для исследования. Правда все что ученые обнаружили бы идя в этом направлении давно написано, лет так 2000-3000 назад, в том числе и в Библии, например цикличное появление определенных явлений. Для нас явления исчезают и появляются вновь, в то время как в пространстве "информации" эти разрозненые для нас явления лишь один единственных объект, разные грани которого, мы видим в разное (для нас время). Думаю идея четвертого измерения (информационного) развита уже достаточно хорошо, чтобы не начинать на пустом месте.

Человечество много чего не знает, включая самые простые обыденные вещи. Если такое незнание трудно верифицировать, то здесь можно морочить мозги людям без малейшего риска. Кроме того, есть люди, которым приятно верить во всякую чепуху. Информационное поле - это такое же изобретение любителей придумать, как душа, которая отделяется от тела в момент загибания последнего. Нет ни малейших идей насчёт того, как эта душа сконструирована, но без загробного мира нет ни одной религии

Думаю человечество не знает, потому что ищут там где фонарь светит :) И Душа всего лишь логическое следствие четвертого измерения. Например если один человек убил другого из пистолета. Что скажет наука? Что человек погиб от пули. Но ведь мы знаем что это не так. Энергия пули лишь цепочка в цепи событий, и она была высвобождена например эмоцией мести, или эмоцией страха защищающегося человека. Но такие категории как эмоции наука не замеряет, нет эмоциометра. Само собой, что эмоция лишь звено в цепи других событий. Разве реально пытаться познать мир игнорируя 99% процентов его составляющей, только потому, что наука отвергает материальность эмоций? Более того, сама эмоция невидима, значит ее нет?

Доменная стенка-мембрана

Что является стенкой-мембраной в экономике?

Re: Доменная стенка-мембрана

В макроэкономике, например, это - валюта. Доменная стенка является трехслойным образованием. Средняя часть представляет собой пустоту. Пустота - это банк, в котором валюта одного домена (государственной экономики) обменивается на валюту другого домена. Две валюты по обе стороны банка и есть трёхслойная стенка-мембрана. В микроэкономике - товар-торговля-деньги и т.д.

Re: Доменная стенка-мембрана

Кстати, забыл сказать главное. В ЕС убрали доменную стенку. Потому их постоянно трясёт, и я не сомневаюсь, что эта неестественная экономика развалится в не очень далёком будущем

В реальном мире не существует закрытых систем. Любая система всегда обменивается чем-нибудь со средой. Даже консервы когда-то протухнут.

Вообще, беда всех наук в том, что они опираются на математический аппарат. С одной стороны, это удобно. С другой, это априори ошибочно. Потому что математика оперирует идеальными понятиями. В реальности не существует ни прямых, ни точек, ни плоскостей, ни бесконечно больших или малых величин. Это все абстракция, существующая лишь в воображении.

***И в этом смысле Людвиг фон Берталанфи, пожалуй, прав: не исключено, что изоморфизм недопонимания, или одинаковая устроенность непонимания - вещи вполне реально существующие***
Кстати да, вполне без шуток! Как счастливые семьи счастливы все одинаково, а несчастны каждая по-своему, так и невежество изоморфно, и только знание движется собственными, уникальными путями. Хотя истина при этом одна )) Парадокс... Впрочем, не парадокс. Просто незнание - оно никуда не движется, а всего лишь делает вид.

***Замена в определении "множества элементов" на "всех элементов", автоматически приводит к обессмысливанию термина "открытая самоорганизующаяся система"***
Да, потому что это лишает каждый отдельный элемент свободы воли ))

***При отсутствии подобной пограничной структуры любой вид самоорганизации будет гаситься внешней средой, будет происходить повышение энтропии системы до максимальных значений***
ОК. То есть мы живы до тех пор, пока в состоянии обеспечить достаточную сохранность избирательно открытой мембраны. Вообще, логично. Но грустно.

Вы читали Майнлендера? Правда, русского перевода его произведений нет, есть с немецкого на английский. Вот о нём: http://samlib.ru/f/filatow_w_w/filipp2.shtml Там у Филатова перевод стихов Майнлендера, я цапнула их как подстрочники и зарифмовала. Хвастаюсь:
http://www.proza.ru/2012/03/04/1126
http://www.proza.ru/2012/03/04/984

Какая трехслойная плёнка была у толпы, штурмовавшей Зимний?

Трёхслойная стенка (мембрана) у каждого из этих штурммудаков. Но это была не самоорганизующаяся система. Ею руководил лысый сифилитик и охмурённые им большевики. Я не закончил про агрессию. Там мне осталось дописать одну-две части. Вот там я рассматриваю вопросы о том, как толпа штурмует, каким местом.

Гитлер навесил лапшу приличным людям - немцам и последствия были ужасными, поскольку это было очевидно. А Берталанфи и нобель прайс лориат И. Пригожин навесили науке лапшу про открытые системы. Последствия этого были невероятно ужасными, но никто этого не понял. Я считаю их жуликами вне зависимости от того, честно они заблуждались или сознательно врали, но решить все проблемы термодинамики живых объектов сказками об открытых системах приличные люди не могли. Вся нобельпрайслориатская пригожинская херня до сих пор ничего практически не дала. Нуль. Только сделала студентов и выросших из них учёных полуидиотов.

Давайте. Про агрессию у Вас хорошо получится ))

Я лучше по порядку пойду, хорошо?

Там пока нет порядка, там - выкрики. Когда я хончу эту херомантию, я всё по-божески перетасую

  • 1
?

Log in