July 10th, 2019

роза красная морда большая

Главное качество сценариста

Преподаватель на курсах сценаристов провёл контрольную работу среди слушателей. Ин нужно было в течение часа составить схему сценария, начинающегося со слов "Директор вызвал Кукушкина и сообщил ему, что, поскольку тот холостяк, то отныне будет работать во вторую смену с четырёх дня до полуночи..." Прошёл час и ни один из слушателей так и не сумел ничего написать. Преподаватель покачал головой и сказал, что очень расстроен. Один из слушателей спросил преподавателя, а как бы он составил сценарий, начинающийся со слов "Директор вызвал Кукушкина...". Преподаватель ответил: "Кукушкин обиделся и в тот же день эмигрировал из страны... Вы должны понимать, что главное качество сценариста - находчивость!"


роза красная морда большая

Магия самоуверенности и нахальства. Ч. IV

Часть VII: https://systemity.livejournal.com/5597235.html

Я описал небольшую часть моих разработок и изобретений, демонстрирующих тот несомненный для меня факт, что я всю жизнь выступаю в качестве родившегося на Земле инопланетянина. И это вовсе не претензия маньяка, поверившего в свою научную значительность. Все мои изобретения и действия проецировались на сугубо практическое их применение. Я приводил примеры того, как разработанные мною методы позволяли на порядки сократить затрачиваемое на исследования время и увеличить на порядки чувствительность анализа. Всё это описано в двух сотнях моих научных публикаций. Так, например, я постоянно сотрудничал с московской лабораторией отдела Скрябина, которая занималась микробиологической трансформцией кортикостероидов. Там у меня работал мой большой друг, у меня были дружеские отношения с заведующей лабораторией и с сотрудниками. (Ниже я опишу, откуда у Скрябина возник интерес к кортикостероидам). В одной из статей (https://systemity.livejournal.com/4967728.html) я описал случай, когда в результате простой моей рекомендации удалось за короткий срок повысить производительность установки по микробиологической трансформации кортикостероидов на заводе "Акрихин" не на несколько процентов, а в 400 раз.

Я не могу сказать, что я был каким-то тихоней, застенчивым и чересчур скромным. Ложная скромность мне вообще не свойствена. Себе цену я прекрасно знаю, но эту табличку с указанием цены не вывешиваю, а прячу в себе. Я публиковал свои научные разработки в приличных академических зарубежных журналах в соавторстве с известными специалистами в соответствующих областях науки. Но все без исключения мои достижения, многие из которых вызывали восторг тех, с кем я сотрудничал, не получали широкого признания и распространения. Получалось так, что я работал только на себя и, осознавая это, не переставал активничать в этом не очень дружественном мне мире. Так, например, моя теория психоиммунитета (
https://systemity.livejournal.com/2707831.html, https://systemity.livejournal.com/2722292.html, https://systemity.livejournal.com/2761827.html)
позволяет ответить на ряд важнейших вопросов психиатрии и психологии. Я ссылки на описание психоиммунитета цитировал везде надо и не надо без малейшей реакции научной и не научной общественности.

В 1984 году я описал в своей статье принципиальные основы моей теории происхождения жизни (https://www.dropbox.com/s/tx666ilga018yvt/OriginOfLifeRus.pdf, https://systemity.livejournal.com/4661364.html). В этой статье я доказывал, что спонтанно возникшая молекулярная система обладала способностью продуцировать из иона магния окись магния, которая при гидролизе выделяла энергию, была предшественником АТФ и без которой в современных живых организмах АТФ не синтезируется. Эта теория объясняет множество фактов, не имевших ранее объяснений, в частности, наличие в обмене веществ исключительно L-изомеров аминокислот, антагонизм кальция и магния и особую роль последнего, повреждающее действие мононенасыщенных жирных кислот транс-конфигурации, то, что в отличие от АТФ и АДФ аденозинмонофосфат энергию не переносит и т.п. Эта моя гипотеза о происхождении жизни имеет самое прямое отношение к вопросу о том, чем биология отличается от физики и химии (https://www.proza.ru/2018/09/08/378). Эта теория утверждает, что жизнь на Земле началась с разложения воды на два протона и присоединения кислорода воды к иону магния, одному из самых распространённых элементов на Земле и в космосе. Образовавшаясь окись магния присоединяла впоследствии молекулы аденозиндифосфата и аденозинтрифосфата с образованием, соответственно, АДФ и АТФ. Заметьте, не АТФ и АДФ присоединяет магний в процессе обмена веществ, а окись магния их присоединяет. По этой причине в отсутствие магния не функционирует фотосинтез - исходный пункт функционирования биосферы.

Спросите любого неграмотного умника из народа, и он вам, не задумываясь, ответит, что по современным представлениям жизнь на Земле возникла из умных нуклеиновых кислот. Ему - этому умнику - невдомёк, что нуклеиновые кислоты не образуются без белков, а белки не образуются без нуклеиновых кислот, а синтез тех и других невозможен без АТФ. Но донельзя глупая теория происхождения жизни из нуклеиновых кислот, вероятность спонтанного образования которых составляет десять в минус двадцатой степени, т.е. не имеет вообще никакой вероятности, кроме вероятности трёпа, разрабатывалась десятилетиями с затратами миллиардов долларов и с привлечением профессоров, академиков, нобелевских лауреатов. А она ведь намного тупее теории коацерватных капель трижды героя социалистического труда Опарина, рассказанная им научной общественности 95 лет тому назад, когда в сравнении с современными знаниями знания, которыми владел академик Опарин, были на уровне знаний современных африканских пигмеев.

Я сотрудничал с работниками многих институтов. С институтом эпидемиологии и микробиологии им. Гамалеи я работал над диагностикой и таксономией стафилококков, с киевским институтом микробиологии над идентификацией и таксономией быстрорастущих микобактерий, с парижским пастеровским институтом - над морскими микровибрионами, в Белоруссии над идентификацией туберкулёзных микобактерий и микробактерий лепры, с противочумными институтами - над экстремально патогенными бактериями, с московским институтом микробиологии - над экстремально термофильными бактериями, а также экстремально медленно растущими олиготрофными бактериями, с очень уважаемой мною д.б.н. Альбиной Афиногеновой - над бактериальными паразитами Bdellovibrio bacteriovorus и бактериями рода Kurthia... В большинстве случаев эти работы заканчивались не только совместными публикациями. Работы с различными олиготрофными бактериями привели меня к уверенности в том, что именно из них были образованы эукариоты, а вовсе не в соответствии с эндосимбиотической и прочими теориями, описанными в учебниках. Митохондрии были образованы из участков мембран олиготрофных бактерий, ответственных за синтез АТФ с помощью окислительного фосфорилирования. Именно это обстоятельство объясняет тот факт, что за редчайшим исключением в виде почкующихся несовершенных грибов все многоклеточные организмы являются аэробами.

Всё вышеприведённое я описал вкратце для того, чтобы продемонстировать тот факт, что будучи химиком и аналитиком по образованию я быстро становился биохимиком и микробиологом и, как правило, более микробиологом, чем очень важные штатные и заштатные микробиологи, поскольку круг моих интересов был чрезвычайно широк и все мои интересы были сосредоточены на любознательности, а не на карьере и дешёвых эффектах, как любил говорить преподаватель истории в бакинской школе, в которой я учился. В начале 70-х на заседании учёного совета ИБФМ Скрябин сказал, что по имеющейся у него информации в Израиле создаётся технология высокочувствительного обнаружения взрывчатки с помощью бактерий. Эти работы, имевшие вначале закрытый характер проводятся в Израиле до сих пор, правда по резко изменённой с тех пор молекулярно-биологической технологии (http://www.cryptozoo.ru/news/svetjashhiesja_bakterii_obnaruzhat_zakopannye_miny/2017-04-13-12944). Скрябин обратился к заведующим с вопросом могут ли они внести какую-то ясность в эту имеющуюся у него информацию. Последовало выразительное гробовое молчание. На фоне этого молчания я выступил, сказав, что по всей вероятности это - светящиеся бактерии, свечение которых гасится парами тринитротолуола. Скрябин произнёс: "Лёня, откуда ты всё знаешь?!" На что я скромно сообщил, что всё это достаточно хорошо известно.

Как я обратил внимание в начале этой повести, цель её написания очень конкретная и вместе с тем экстроординарная. Я хотел показать, что все мы, в особенности в условиях несвободных обществ, лишены великого достоинства быть свободными, и главное - это чувство несвободы не зависит от уровня социальной иерархии. Я эту повесть публикую только потому, что стимул писать её исключительно для себя несомненно глуп, но, честно говоря, я пишу её именно для себя, поскольку при описании придерживаюсь верифицируемой логики, которой невозможно придерживаться в процессе вспоминаний и обдумываний. Герой моей повести - академик, главный учёный секретарь АН СССР Г.К. Скрябин, который "попался" на мою самоуверенность и моё нахальство, как именно попался, я напишу ниже, но попался лишь только потому, что, будучи очень большим человеком у советской власти, никак не мог представить, что бывают на свете свободные люди, свобода которых никак не связана с иерархией "социального могущества", на которой он был воспитан. По существу, эта моя автобиографическая повесть может быть полезна всем, кто привык вдумываться в смыслы жизни.

Здесь я хотел бы ещё раз подчеркнуть, что при первом знакомстве со Скрябиным проникся к нему большой симпатией. Я всю жизнь был физиономистом и, увидя Скрябина, понял, что познакомился с "коллегой по цеху". У него был взгляд человека, который легко запускает виртуальный оценочный зонд в душу другого человека. Под душой я здесь понимаю не идиотское её религиозное толкование, а индивидуальную психику человека. С тех пор, как я в последний раз увидел Скрябина, проникнув в ИБФМ, уже уволившись из него, для того, чтобы посидеть в библиотеке, прошло тридцать лет. За это время моя симпатия к Георгию Константиновичу трасформировалась в любовь. Я без вранья могу сказать, что всю жизнь хорошо относился ко всем людям, даже к тем, которые делали мне зло. Для меня нелюбовь к кому-то выражалась просто в повышенном чувстве юмора по отношению к такому человеку. А любил я в жизни очень мало. Все эти разглагольствования я привожу здесь для того, чтобы читателю случайно не пришло бы в голову, что я пишу гадости о Скрябине, потому что он сделал мне что-то очень плохое. Он таки да делал, поскольку не мог иначе. Но я очень искренне и тепло всегда вспоминаю об этом очень талантливом человеке.

(Продолжение следует)