November 27th, 2020

роза красная морда большая

Политкорректность как искусственная форма социального психоиммунитета. Часть III

Я неоднократно подчёркивал в своих статьях, что редукционизм, последовательно занимавший и занявший в последние сто лет превалирующую роль в методологии биологических исследований, является всего лишь результатом того, что эта методология достаточно легко обучаема и не требует наличия экстраординарных умственных способностей, в основном логических, и также потому, что людей с высшим образованием становится намного больше, чем в этом нуждается современная наука.

Редукционизм ориентирован на изучение главным образом неживых биологических объектов, в то время как холизм ориентирован на изучении жизнедеятельствующих, живых биологических объектов. Если редукционистские подходы в итоге и ориентируются на приложение полученных результатов к живым сущностям, но только после того, как эти результаты получены в основном в применении к объектам, лишенным на время исследований своей живой сущности. Именно по этой причине уникальный эффект синестезии прекратили исследовать, поскольку никакое копание в функционирующем мозге никак не в состоянии дать ответ на эти феноменальные исследования. Синестезия может варьировать между двумя любыми живыми чувствами или модальностями, и, как минимум, один известный синестет, Соломон Шерешевский, обладатель феноменальной памяти, был человеком, объединяющим все пять его чувств. Уникальная память Шерешевского была построена прежде всего на спонтанных синестезических ассоциациях и не имела дна и предела (
http://www.mnemotexnika.narod.ru/izv_mn_05.htm).

Известно, что полушария мозга человека соединены между собой своеобразным кабелем из 200-250 миллионов комиссур – нервных волокон, спаек – называемым “мозолистым телом” (corpus callosum). Оно имеет форму широкой плоской полосы, состоит из аксонов и находится под корой. В состав комиссуральных систем мозга кроме мозолистого тела входят: передняя, задняя, гиппокампальная и хабенулярная комиссуры, межбугровое сращение. Однако среди них мозолистое тело является важнейшим и в филогенетическом отношении сравнительно молодым и развивающимся путем, связывающим кору мозга двух полушарий, Так, у мыши оно содержит 300 тысяч каллозальных аксонов, а у кошки – 3 миллиона. Наиболее шокирующим фактом, ставшим доступным во второй половине прошлого века и спутавшим многие устоявшиеся представления в нейробиологии, явилась способность каждого полушария функционально копировать “специализацию” другого полушария даже после комиссуротомии - перерезания кабеля невных волокон, соединяющих полушария.

Нейробиологи знают множество подобных необычностей в работе мозга, но они их стараются не демонстрировать, поскольку объяснить не могут при всём своём желании. Роджер Сперри, получивший нобелевскую премию 1981 года за исследования в области межполушарной функциональной асимметрии, отмечал, что во многих отношениях каждое из разъединённых полушарий мозга имеет, по-видимому, отдельное “самосознание”. Левое полушарие мозга отвечает за языковые способности, оно контролирует речь, а также способности к чтению и письму, запоминает факты, имена, даты и их написание. Левое полушарие отвечает за логику и анализирует все факты, распознаёт числа и математические символы. Информация обрабатывается левым полушарием последовательно по этапам. Правое полушарие специализируется на обработке информации, выражающейся не в словах, а в символах и образах, дает возможность мечтать и фантазировать, сочинять различные истории. Оно отвечает за способности к музыке и изобразительному искусству. Правое полушарие может одновременно обрабатывать множество разнообразной информации.

Удивительным является тот факт, что эффекты выраженного “самосознания” полушарий наиболее ярко проявляются в первые периоды после операционного разделения полушарий мозга. Так, например, один больной с разделёнными полушариями мозга обнаружил, что его левая рука, подчиняющаяся правому полушарию, борется с правой, подчиняющейся левому полушарию, при попытке утром надеть брюки. Одна его рука тянула брюки вверх, в то время как другая - вниз. Этот же больной описал случай, когда рассердившись на жену, он замахнулся на неё левой рукой, а его правая рука схватила левую, пытаясь её остановить. Другой больной говорил жене, что любит её и гладил одной рукой, в то время как другая рука пыталась отвести гладящую руку от жены.

Однако проходит год-два и обычное медицинское обследование уже не в состоянии выявить патологию у больных с полной комиссуротомией мозга. Те больные, которые не могли отвечать словами на вопросы, когда эти вопросы были обращены к правой половине мозга, начинают нормально справляться с этой задачей. Многочисленные описания историй болезни оперированных больных и больных с различными повреждениями мозга  свидетельствуют о том, что два полностью разделённых полушария мозга каким-то непонятным образом начинают общаться между собой, обмениваться опытом и помогать друг другу. В этом процессе по всей вероятности главенствующую роль играет сон и сновидения, но как это происходит, никто не знает. Правда, никто не знает, отросли ли новые комиссуры?

Причина, по которой все млекопитающие имеют практически два независимых мозга, соединённых мозолистым телом, до сих пор достаточно внятно не сформулирована. Общепринято считаеть, что межполушарная асимметрия делает возможным своеобразное удвоение копии окружающего мира: левое полушарие создаёт логическую копию событий внешнего мира, а правое – образную. С позиций классической науки такое объяснение не позволяет получить ответ на вопрос, почему удвоение копии окружающего мира эволюция не осуществила в едином неразделенном мозге. Мозолистое тело является наиболее репрезентативным механизмом межполушарного взаимодействия, хотя было бы большой ошибкой рассуждать на тему о том, какой из этих механизмов взаимодействия считать более важным, какой – менее. Всё вышесказанное свидетельствует в пользу того, что именно мозолистое тело или – шире – сумма комиссур мозга ответственна за функционирование понятийного механизма, несёт в себе какую-то центральную функцию.

Восемь лет назад я писал о том, что мозолистое тело, соединяющего полушария человека и животных представляет, собой механизм реализации абдукции. Этот механизм самым близким образом касается механизм реализации действующего психоиммунитета. Абдукция, впервые выделенная Ч.С.Пирсом, представляет собой познавательную процедуру принятия гипотез. Отбирая среди необозримого множества гипотез наиболее существенные, исследователи реализуют "абдукционный инстинкт", без которого невозможно было бы развитие науки. Согласно Пирсу, методология науки должна пониматься как глубоко скоординированное взаимодействие абдукции, осуществляющей принятие объяснительных правдоподобных гипотез, индукции, реализующей эмпирическое тестирование выдвинутых гипотез и дедукции, посредством которой из принятых гипотез выводятся следствия на основе усвоенных аксиом. Получается, грубо говоря, что мышка использует логику в своём поведении в 800 раз слабее, а кошка в 80 раз слабее, чем человек. Но сказать хотя бы очень приблизительно ничего нельзя, поскольку, как работает абдукция, к сожалению до сих пор, повторяю, никто не знает.

В течение последнего столетия нейробиологи склонялись к антропоморфическому подходу в стремлении локализовать отдельные проявления интеллектуальной и физиолого-биохимической активности мозга, привязывая их к конкретным локальным участкам последнего. Очень бы хотелось зафиксировать столь облегчающую научные подходы аддитивность функционирования мозга. Составлялись френологические карты, с помощью томографии делались чуть ли не ежедневные открытия в области локализации отдельных функций. Но идеи узкого локалиционизма на настоящем уровне развития науки оказались малоприемлемыми, а результаты – часто уводящие от реальности в область фантастики. При тех или иных движениях рук и ног можно зафиксировать изменение состояния тех или иных мышц, но эти мышцы не определяют движение, а лишь являются его активными соучастниками, проводниками. Так и с мозгом, вернее, с каждым из полушарий мозга. Они работают совершенно самостоятельно, и только в этом случае результирующая аналитического и синтетического отражения окружающего мира будет поставлять качественно новый неаддитивный эффект.

Волокна в мозолистом теле проходят главным образом в поперечном направлении, связывая симметричные места противоположных полушарий, но некоторые волокна связывают и несимметричные места противоположных полушарий, например лобные извилины с теменными или затылочными, или разные участки одного полушария (так называемые ассоциативные волокна). Такие связи формируются в мозге довольно легко, поскольку при диаметре в несколько микронов длина отростков нейронов – аксонов – может достигать у крупных животных 1 метра и более (например, аксоны, идущие от нейронов спинного мозга в конечности).

Существует многообразие нервных волокон, связывающих различные участки мозга. Ассоциативные волокна бывают короткими и длинными. Короткие связывают между собой соседние извилины в форме дугообразных пучков, вторые соединяют более отдаленные друг от друга участки коры. Нервные волокна, которые соединяют симметричные части обоих полушарий, принято называть мозговыми комиссурами или спайками. Самой большой спайкой является мозолистое тело (corpus callosum), однако, не менее важными, по-видимому, являются гораздо меньшие по своим размерам мозговые спайки – commissura anterior,  соединяющяя обонятельные доли и обе парагиппокампальные извилины и commissura fornicis, соединяющая половины гиппокампа. Существуют также нервные волокна, связывающие мозговую кору с thalamus и corpora geniculata, а также с нижележащими отделами центральной нервной системы до спинного мозга включительно.

Но для того, чтобы два полушария мозга могли функционировать как самоорганизующиеся системы самоорганизующейся системы (мозга), им необходим канал обмена информации, чем и является кабель, состоящий из почти четверти миллиарда аксонов. Поскольку эти аксоны отходят от нейронов мозга, то совершенно самоочевидно, что эти нейроны аксонов мозолистого тела не могут принадлежать только одному из полушариев. Из этой примитивно простой мысли вытекает, что канал межполушарного общения должен непременно иметь двухстороннее движение. Не исключено, что билатеральная структура информационного обмена свойственна и другим комиссурам, а может быть и ассоциативным волокнам. Не исключено, что любые участки мозга могут быть связаны немногочисленными пучками нервных волокон. Только в этом случае становится понятным, каким образом абдукция на базе мозолистого тела осуществляет свою функцию поиска и проверки гипотетических механизмов, объясняющих то или иное явление, требующее интеллектуальной интерпретации. Становится приближенно понятным, каким образом мозолистое тело принимает участие в формировании аксиом и проверке теорем и каким образом мозолистое тело служит платформой реализации познавательного механизма под названием абдукция.

Всю эту информацию я привёл для того, чтобы те, кто ознакомился с моими статьями, не сомневались относительно существования предложенной мною функции психоиммунитета, основанного на анатомическом взаимодействии участков мозга. Это анатомическое, коммисуральное соединение между различными участками мозга в наше время не имеет вразумимтельного объяснения только по одной причине: науке не известны три основных механизма, обязательно предшествующих любому запоминанию. Об этих трёх механизмах науке не расскажет достаточно ясным ни один прибор, ни один механизм, ни один ген, если только о них не сообщит предшествующее им логическое мышление. Если Вы, друг-читатель, вдруг узнали об этих трёх таинственных механизмах, то даже не пытайтесь опубликовать это открытие в научном журнале. Ни один уважающих себя журнал такую статью к публикации не примет, поскольку она не соотвествует лозунгу "Померил - напечатай!"...


https://systemity.wordpress.com/2020/11/27/reductionism-vs-holism/