January 1st, 2021

роза красная морда большая

Я - на одну треть синтоист

В СССР прочно вбили в голову населению уверенность в том, что синтоизм в Японии - это религия разжигания войны. Вообще-то нет ничего смешнее. Синтоизм, синто основано на анимистических верованиях древних японцев. Объектами поклонения являются многочисленные божества и духи умерших. Вера синто состоит в обожествлении природных сил и явлений, и поклонении им. Религия в Японии представлена главным образом буддизмом и синтоизмом. Большинство верующих в Японии причисляет себя к обеим религиям одновременно, что свидетельствует о религиозном синкретизме. До конца XIX века синтоизм был единственной и обязательной государственной религией японского государства. После Второй мировой войны с принятием новой японской конституции в 1947 году синтоизм потерял этот статус. Принято оценивать количество верующих на основании ассоциации японцев с тем или иным храмом, а не с количеством действительно верующих. В настоящее время в Японии наличиствует около 100 тысяч синтоистских храмов. Однако, есть научно подтверждённая информация о том, что всего 30 % населения Японии идентифицируют себя как верующие, хотя влияние синтоизма и буддизма на японскую этнопсихику в целом огромно.

Основа синто состоит в обожествлении природных сил и явлений и поклонении им. Считается, что у многих вещей есть своя духовная сущность, которая называется "ками". Ками может существовать и на Земле в материальном объекте, причём не только в таком, который принято считать живым в стандартном понимании (например, в дереве, камне, священном месте или явлении природы). Некоторые ками являются духами местности или определённых природных объектов (например, дух конкретной горы), другие олицетворяют глобальные природные явления. Почитаются ками, являющиеся покровителями семей и родов, а также духи умерших предков, которые считаются покровителями и защитниками своих потомков. Считается возможным защита от враждебных ками или подчинение их при помощи специальных ритуалов.

Главным духовным принципом синто является жизнь в согласии с природой и людьми. По представлениям синто, мир - это единая естественная среда, где ками, люди и души умерших живут рядом. Ками бессмертны и включены в круговорот рождения и смерти, благодаря которому всё в мире постоянно обновляется. В синто не существует понятия спасения; вместо этого каждый сам определяет своё естественное место в мире своими чувствами, побуждениями и поступками. Японские боги могут жениться на человеческих девушках, а человеческие юноши могут соблазнять богинь. Также выдающиеся люди могут своими поступками заслужить божественный статус. Ками могут умирать, они не обладают всеведением или всемогуществом, и за каждым из них закреплена своя сфера влияния.

В синто нет общего строгого закона, присущего авраамическим религиям. Понятия синто о добре и зле существенно отличаются от европейских (христианских) прежде всего своей относительностью и конкретностью. Так, вражда между антагонистичными по своей природной сути либо хранящими личные обиды ками считается естественной и не делает кого-то из противников безусловно хорошим, другого - безусловно плохим. В древнем синтоизме зло и добро обозначались терминами аси (плохо) и ёси (хорошо), смыслом которых является не спущенный сверху духовный абсолют, как в европейской морали, а лишь то, чего следует избегать и к чему следует стремиться во избежание цуми - общественно порицаемого, вредного людям, искажающего природу человека действия (нечто подобного понятию греха в христианстве).

Если человек действует с искренним, открытым сердцем, воспринимает мир таким, каков он есть, если его поведение уважительно и безупречно, то он, вероятнее всего, совершает добро, по крайней мере, по отношению к себе и своей социальной группе. Добродетелью признаётся сочувствие к окружающим, уважение к старшим по возрасту и положению, способность "жить среди людей", поддерживать искренние и дружелюбные отношения со всеми, кто окружает человека и составляет его общество. Порицается злоба, эгоизм, соперничество ради соперничества, нетерпимость. Злом считается всё, что нарушает социальный порядок, разрушает гармонию мира и мешает служению ками.

В 1945 г. Директива о синтоизме запретила государственную поддержку синтоизма, а годом позже положение об отделении церкви от государства было отражено в новой Конституции Японии. Государственные органы управления храмами были упразднены в 1945 году. И тем не менее синто является глубоко национальной японской религией и в каком-то смысле олицетворяет японскую нацию, её обычаи, характер и культуру. Вековое культивирование синто в качестве основной идеологической системы и источника ритуалов привело к тому, что в настоящее время значительная часть японцев воспринимает ритуалы, праздники, традиции, жизненные установки, правила синто в качестве не элементов религиозного культа, а культурных традиций своего народа. Такое положение порождает парадоксальную ситуацию: с одной стороны, буквально вся жизнь Японии, все её традиции пронизаны синтоизмом, с другой - лишь немногие из японцев считают себя приверженцами синто.

В синтоистских храмах регулярно исполняются ритуалы и проводятся праздники. Крупные праздники синто проходят очень красочно, сопровождаются, в зависимости от традиций конкретной провинции, факельными шествиями, фейерверками, костюмированными военными парадами, спортивными состязаниями. Японцы, даже нерелигиозные или относящиеся к другим конфессиям, принимают в них массовое участие. Практически любые празднования в Японии так или иначе связываются с синтоизмом или сопровождаются синтоистской символикой. Так, например, на традиционный праздник Нового года (несмотря на то, что он, как и григорианский календарь заимствован в Европе) у входа в дом устанавливается кадомацу. Это новогоднее украшение в изготовляется обычно из сосны, бамбука, паполротника и других предметов, перевязанных соломенной верёвкой и выставляется на улице перед входом в дом или квартиру. Считается пристанищем божества Нового года -  ками-хранителя, посещающего дом в праздник и, соответственно, оберегает жилище от вторжения злых духов.

В 586 году, на который приходилось правление императора Ёмэй, было провозглашено: "Император верит в учение Будды и почитает путь богов". "Путь богов" - это перевод слова "синто", которое с тех пор и стало названием этой исконно японской религии. Выбор слова «путь» не случаен. В отличие от буддизма, христианства, даосизма и прочих религий, чтящих своих основателей и потому называемых по-японски "учение", синто никем и никогда не было создано. Это естественный, природный "путь", существующий с незапамятных времен, и им должен следовать всякий рожденный в этой стране" (https://studfile.net/preview/3368483/page:2/). Со всей этой информацией, иллюстрирующей уникальность японской этнопсихики, издавна удивлявшей и продолжающей удивлять всё неяпонское население Земли, знакомиться невероятно интересно. С тем, что представляет собой ками в представлениях японцев, можно знакомиться, как с огромной серией детективных романов. И всё это на первый взгляд кажется невозможным объяснить.

А.А. Наркочевский пишет (https://studfile.net/preview/3368483/): "Адмирал Путятин, попавший в Японию в конце XIX в., был разочарован: храмы японские, писал он, похожи на большие избы. Поэтому тщетны попытки иностранцев, увидевших на карте в самом центре Токио надпись "Императорский дворец", обнаружить нечто подобное Зимнему или Версалю. Все, что открывается их взору, это море зелени, окруженное заполненными водой рвами". Я специально написал это длинное вступление, рассчитывая хотя бы чуть-чуть ознакомить тех, кто не знаком с сущностью синтоистской религии, с её основами, для того, чтобы выразить здесь несколько своих мыслей. Конечно без претензий на понимание японского характера. В Японии я никогда не был.

Все мы, конечно помним, как в детстве играли в "домики", в "дочки-матери", в "войну". Моё впечатление, что синто - это своеобразная детская японская игра в религию, имеющая очень серьёзный психологический позыв к родству с окружающей живой и неживой природой, с окружающими человека людьми. Цель этого психологического позыва - смять и не чувствовать разочаровывающие позиции, раскрыть сердце и мозг для безудержного потока восприятия всего красивого, чудесного, достойного. Синто - это своеобразный фильтр для органов восприятия и способов осмысления действительности. Человек, уверенный в том, что аспирин уменьшает вероятность отрыва тромба, принимает аспирин, не задумываясь над тем, для чего он вот сейчас в данную минуту его принимает. Следования канонам синто происходит непроизвольно, благорасположительно.

Я, например, чувствую нешуточное родство душ со своими собаками, чувствовал подобную связь со своими котами и кошками даже тогда, когда некоторые из них меня не перевариваривали за то, что я их когда-то учил ходить на унитаз. Я не очень уважаю альпинизм, поскольку если (а это в подавляющем числе случаев именно так) человек получает удовлетворение, преодолевая опасности вызовов природы, то он может вполне сосредоточиться на преодолении вызовов знания или бесчисленного количества профессиональных вызовов. Но когда я вижу горы и даже просто высокие холмы, меня захватывает чувство какой-то совершенно необъяснимой религиозного качества сопричастности этой красоте, отличающейся от плоскости тротуаров, по которым я всю жизнь хожу и езжу.

У меня в домашнем садике установлен десяток с лишним изваяний из поставленных друг на друга камней. Каждое из этих изваяний уникально и волнительно разнообразно. Когда я каждый день смотрю на них, у меня чувство новизны не пропадает. Поскольку мои истуканчики не похожи на предметы промышенного производства, у меня возникает стабильная иллюзия того, что мои истуканчики возникли задолго до того, как земля под наш пригород была освоена и дом был построен. Среди насекомых есть злобные ками, которые портят посаженные моими руками растения. Тля, прожорливые гусеницы... А есть кузнечики, богомолы, божьи коровки, жуки, с которыми у меня какие-то эзотерического качества каналы общения. Я не знаю, понимают ли они моё их понимание, но оно есть и оно выступает совершенно естественным и волнительным проявлением моей психики. В детстве в Баку в детском саду нас весь день выгуливали в скверике, заросшем олеандрами. По олеандрам ползали бесчисленные множества божьих коровок. Я с ними дружил, носил в спичечных коробках их домой и никогда не хвастал перед ними, что я - намного больше их по размеру.

Растения, которые я посадил, даже если они выглядят инвалидами, представляются мне моими близкими друзьями. Но это вовсе от от жлобских ощущений того, что это - моё имущество. Перед некоторыми растениями, как говорил один бакинец, я "просто трепитаю". Я, например, совершенно благоговею от одного лишь вида араукарии. Я вырастил араукарию во дворе своего дома в Калифорнии. Я навеки запомнил чудесный вид огромной араукарии, возвышающейся на горе на окраине Вальпараисо в Чили. Все виды сосен вызывают у меня чувство религиозного обожания. В Бакуриане я чувствовал себя в сосновой роще абсолютно также, как японец чувствует себя в синтоистском храме.

А общение с умершими предками - для меня рутинное явление. Свою бабушку, которой я обязан своим воспитанием, я вспоминаю чуть ли не ежедневно. Вспоминаю живой. Живые для меня покойные отец и мать, которым я несказанно благодарен. Живые для меня и неблизкие родственники, которых я очень любил при их жизни: мамин брат дядя Сёма, бабушкина сестра тётя Катя и её муж дядя Сардион Метревели, двоюродный брат моего отца Леван Гачава. Все они живы во мне. Живы и несколько моих очень близких друзей, которые отошли в мир иной более двадцати лет назад, но от меня они никуда не отошли, они у меня перед глазами, духи моих покойных друзей помогают мне быть им благодарным за всё, чем я был им обязан их дружбой.

Веровать в бога (богов) в общепринятом виде я не умею. На свою голову я слишком образован. Но мои особые боги, похожие на синтоистские ками, меня окружают кругом. Совершенно объективно рассуждая, я - синтоист, на одну треть. Ни одна религия мне так не близка, как синто...


https://systemity.wordpress.com/2021/01/01/173/