April 3rd, 2021

роза красная морда большая

О некоторых важных особенностях открытия Карла Юнга. Часть V

Я - типичный интроверт с темпераментом тетраверта. По тестам три из четырёх темпераментов у меня одновременно сосуществуют в равных пропорциях, а меланхолика во мне вполовину меньше, чем сангвиника, флегматика и холерика по-отдельности. Это хорошо согласуется с моим знаком зодиака "Весы". Быть амбивертом меня никогда не тянуло из-за того, что моя самодостаточность в науке всегда мне приносила явную пользу, к тому же я абсолютно чужд соревновательности, свойственной амбивертам. Это я к тому, что у меня никогда не было рассеянного и размазанного взгляда на психотипичность. Я всегда рассматривал психотипы с экстремально крайней позиции кондового интроверта, и в этом были большие преимущества. К примеру, понять и прочувствовать, что такое амбиверсия, можно, как мне кажется только с позиций именно такого качества интраверта, поскольку поведение амбиверта и экстраверта очень заметно перекрываются. Просто амбиверт периодически устаёт от этого вида своей возможной активности, в то время как экстраверт - никогда!

В следующей части этой статьи я расскажу от том, как я понимаю те причины, по которым Юнг пришёл к своему гениальному открытию, установив психологию на твёрдую, реальную, научную почву. Я многократно подчёркивал в своих статьях, что психология не может рассматриваться в качестве фундаментальной науки, поскольку в психологии и в психиатрии отсутствует чёткое определение того, чем психическая норма отличается от психопатологии. А вот предложенные Юнгом психотипы по своему определению вполне можно рассматривать в качестве фундаментальной основы психологической науки в отличии от результатов исследований тысяч и тысяч психологов, которые сплошь и рядом распылялись на многочисленные нюансы человеческой психики в основном с целью быть непохожими друг на друга, не задаваясь проблемой поиска фундамента, позволяющего построить настоящее научное знание. Я нигде не встречал высказываний о том, что Карл Юнг велик как основатель психологической фундаментальной науки. Фундамент прост, как должен был прост и прочен любой фундамент. Это - жизненная сила, направленная вовнутрь человека и вне его.

Очень важно знать, что, будучи автором двух десятков книг, Карл Юнг был весьма неадекватным человеком, оккультистом. Его "коллективное бессознательное" появилось не случайно. Из воспоминаний Юнга, записанных им в так называемой "Красной книге", мы узнаём, что мёртвые приходили к нему, звонили в колокольчик. По описанию Юнга, он был посещён двумя образами: стариком и юной девушкой, которые отзывались о себе как Илия и Саломея. Вместе с ними был большой чёрный удав. Со временем Илия превратился в дух-проводник, который Юнг называл "Филемон". Саломея была идентифицирована Юнгом как образ анима и анимус. Образы, как писал Юнг, "принесли мне понимание, что в психологии есть вещи, которые я не создаю, но которые производят сами себя и имеют собственную маленькую жизнь". Он задавал духу "крылатого Филимона" (своего "духовного наставника") вопросы своим собственным голосом, а отвечал фальцетом своего женского существа - анимы
. Анима и анимус - жизненное начало, душа в, соответственно, женском и мужском родах. Это - термины, введённые в психологию Юнгом для обозначения архетипов, связанных, соответственно, с женским и мужским полом. Юнг полагал, что анима - это женская часть психики мужчины, а анимус - мужская часть психики женщины. То и другое для Юнга представляло собой во многом неосознаваемыми архетипами гендера. Бывало, что в дом Юнга стучались мёртвые крестоносцы...


Юнг был одиноким и замкнутым ребёнком. В детстве он верил в то, что у него есть две личности - современный швейцарский гражданин и личность, которая, скорее всего, относится к 18-му веку. "Личность № 1", как он её называл, была типичным учеником, живущим во времена жизни Юнга, а личность № 2 была гордым, авторитетным и влиятельным человеком прошлого. Детские воспоминания оставили огромный след в жизни Юнга. В детстве он вырезал маленькую человеческую фигуру из школьной линейки и положил её в пенал. Туда же положил камень, который разрисовал, и спрятал коробку на потолке. Периодически он возвращался к статуэтке, часто неся маленькие кусочки бумаги с сообщениями, записанными на его собственном секретном языке. Позже Юнг понял, что эти ритуалы приносят ему чувство безопасности и насыщают его внутренний мир.

Я привожу эти факты для того, чтобы читатель мог понять, что существовали какие-то особые причины, когда человек, столь близкий к оккультизму, создаёт реальный научный фундамент столь сложной, запутанной и противоречивой области знания, какой являлась психология во второй половине XIX и вначале XX веков. Оккультизмом принято обозначать т.н. "скрытым знанием" в отличие от "открытого знания", которым считается наука. Различные авторы XX века использовали термин "оккультизм" по-разному. Например, немецкий философ Теодор Адорно в своих "Тезисах против оккультизма", использовал этот термин в качестве общего синонима иррациональности. Другой автор, Робер Амаду, в своей книге от 1950 года "L'occultisme" использовал этот термин в качестве синонима эзотеризма, что представляется ошибочным, поскольку понятие "оккультизм" используется в отношении методов и процедур, а "эзотеризм" же представляет собой системы религиозных или философских убеждений, с помощью которых оккультизм формируется. Но так или иначе введёные Юнгом понятия интроверсии и экстраверсии являются самыми фундаментальными и реалистичными из всех понятий, которыми оперирует современная психология. 


Никем по странности не видимая заслуга Юнга, о ценности которой он никак не смог бы во времена своей жизни вообразить, заключается в том, что современная цивилизация способствует эволюции в направлении тотальной экстравертизации человечества, о механизмах которой я расскажу в следующей части. БОльшая часть того, что я привык писать представляет собой моё личное мнение, поэтому ссылок на научные авторитеты и источники я не привожу. В дополнение к высказанному ранее мнению о невозможности трансформации экстраверсии в интроверсию, ещё одним выводом, который я делаю на основе открытия Юнга, является приложимость юнговского психотипирования к процессам, происходящим в обществе. Так называемая социальная психология и политология в значительной степени выиграют от использования понятий "интраверсия", "экстраверсия", "амбиверсия". Для меня, например, капитализм давно является аналогом чистой интроверсии, коммунизм - чистой экстраверсии, а немецкий, итальянский, испанский фашизм - государственным подобием амбиверсии. Подобием амбиверсии является и шведский социализм. Особым видом "реверсивной амбиверсии" для меня является государственное устройство России и Китая. Но сначала несколько слов о социальной психологии, которая оказывает значительное влияние в процессе формирования политико-экономической системы государств.

Социальная психология возникла во второй половине XIX, отделившись от философии. Большую роль в её признании сыграли два лингвиста и философа - Х. Штейнталь (1823-1893) и М. Лацарус (1824-1903). Они назвали новую науку "психологией народов". Возникновение более чёткого статуса социальной психологии относится к 1908-му году в связи с выходом книги У. Мак-Дугалла "Введение в социальную психологию". Уильям Мак-Дугалл (1871-1938) - англо-американский психолог - впервые ввёл понятие "социальная психология". Он объяснял социальную потребность как стадный инстинкт, а групповое общение как организацию взаимодействующих энергий всех членов данной группы, введя понятие "душа группы", развивал представление о сверхиндивидуальной национальной душе. Мак-Дугалл создал собственную классификацию инстинктов и считал, что теоретической основой социальных наук должна быть именно "психология инстинктов". Эту тему я продолжу ниже.

В народе широко распространена вера в то, что отдельные общественно значимые события, определённые исторические явления или даже ход истории в целом являются результатом заговора со стороны некоторых групп людей (государство в государстве, мировое правительство, мафия, отдельные крупные финансисты, персонально Рокфеллер и т.д.), управляющих этими процессами из корысти, амбиций или иных групповых, клановых и других интересов. В качестве мотивации существования тайных обществ приводится жажда мирового господства, тотального контроля над людскими, научными и финансовыми ресурсами. Здесь и жидомасонский заговор, и "Комитет 300", который по мнению Джона Коулмана (бывшего сотрудника британских спецслужб) выступает как верховный контролирующий орган, Бильдербергский клуб из 383-х членов и т.д. Многие верят в то, что целью заранее сконструированных планов является создание единого унифицированного мира и единого мирового правительства.

Я мог бы на эту тему многое написать. Отдельные личности и группы людей конечно могут активно влиять на течение событий по разным причинам. Например, один американец из-за страха перед Трампом потратил полмиллиарда долларов на фальсификацию выборов в США. И он не один такой. Фальсификация состоялась, но, как я полагаю, совсем не надолго будут действовать её результаты. Вера в тайные международные заговоры и международные тайные правительства проистекает из отсутствия веры людей в правдивость средств массовой информации, а эти средства врут, как дышат, уровень вранья растёт с большим ускореним. Короче говоря, можно веровать в то, что показатели биржи определяют будущее рынка, забывая о том, всё решает такая многофакторная субстанция, какой является социум. Есть такие события, протекающие на полном виду истории, поменять или перенаправить которые у "международных влиятелей" пупок развяжется. Вспоминается старый анекдот про сторожа зоопарка, которого посетители спросили может ли слон съесть тонну бананов, на что он ответил: "Съесть-то он съесть! Да кто ему дасть!".


Капитализм - это экономическая система производства и распределения, основанная на частной собственности, юридическом равенстве и свободе предпринимательства. Главным критерием для принятия экономических, политических, социального плана решений является стремление к увеличению капитала, к получению прибыли. Коммунизм - это государственная структура, основанная на тоталитарной политической идеологии, ложно-показательной целью которой является является стремление к более справедливой социальной и экономической организации общества, основанная на абсолютно неосуществимим, ложно декларируемом  движении к достижению социального равенства или, по крайней мере, к сокращению неравенства, а с позиций серьёзно больных на голову экстремальных коммунистов-марксистов - к созданию общества без социальных классов. Фашизм - это государственный строй со всеобъемлющим, тоталитарным охватом доктрин, положенных в основу управления государством, которые претендует не только на то, чтобы быть жесткой основой политической организации и политической тенденции, но исполнять волю, мысли и чувства нации в целом.

Все социалистические, фашистские и коммунистические режимы вышли из государств с капиталистическим устройством. Если левые партии в капиталистических государствах постоянно проявляют усилия в повышении налогов, то коммунистические режимы поступают очень просто: государство присваивает себе значительную часть заработка трудящихся и небольшую часть ворованного деланно использует на благо народа, на бесплатную медицину, на образование и т.п. Существенная часть присвоенного государством тратиться на охрану и приоритетное обеспечение благами верхушки близких к диктатору функционеров и сторонников, на военные цели т.п. Фашизм - это государственная структура, в которой сохраняются наиболее производительные черты капиталистического общества в сочетании с тоталитаризмом коммунистического типа...


https://systemity.wordpress.com/2021/04/04/246/
роза красная морда большая

Счастье жить в трусах

В моей жизни было немало неприятностей, но я о них практически не помню. Могу вспомнить, если потебуется с целью избежания их повторения, но обычно вспоминаю с большим трудом и без всякого энтузиазма. А так - не помню. А вот всё хорошее я помню. Помню всё, чем меня осчастливил случай, помню с благодарностью всех, кто сознательно или даже не сознавая это сделал мне хорошее. Помню всё экстраординарно вкусное, что я выпил и съел в своей жизни, начиная от иранских фиников, американского сыра из маминого военного пайка, когда мне было семь лет, начиная с американских сигарет "Пчёлка", которые я в семь лет воровал и потихоньку курил на балконе, помню все сорта чачи и граппы, которые я очень люблю, все многочисленные выкуренные мною качественные сигары, все бутылки выпитой мною венгерской палинки, словом, всё всё, вкусное и красивое, с чем мне удалось соприкоснуться...

Ненависть и месть для меня такие невкусные сущности, что помнить подонков, которые временно или даже надолго попортили мне настроение, для меня - тяжелая, просто невыносимая нагрузка. Зато я счастлив воспоминаниями о моих родных, которым я безмерно благодарен. Зато три очень близких мне друга, ушедшие в мир иной больше четверти века тому назад, постоянно приветливо машут мне издалека и улыбаются не только в снах, но и наяву. Я контактировал, как минимум, с парой тысяч приятелей и приятельниц. Почти обо всех у меня осталось хорошее впечатление, но эти три моих друга прочно вклеились в мою ДНК. Возможность любить - это большое и ни с чем не сравнимое счастье...

Но самое моё большое счастье - это моя Свобода, с которой я никогда в своей жизни не расставался за исключением детского сада, который я изредка посещал, где меня насильно сажали на горшок, заставляли есть манную и тыквенную каши, которые я ненавидел и принимать рыбий жир, один вид которого вызывал у меня рвоту. Правда, свободы общаться с друзьями меня лишали российские и американские владельцы социальных сетей, но они не в их силах были лишать меня свободы неограниченно посылать их на три заветные буквы. Я не припомню, чтобы меня тянуло на Свободу гадить кому-то, но это - как раз тот случай, когда я вовсе не стремлюсь лишиться этой свободы и обосноваться на других сайтах.

Но самая счастливая Свобода посетила меня с переселением в город, расположенный на юге Аризоны. Я по-настоящему понял, что значит для меня любовь к свободе, когда удостоился счастья почти круглый год жить в трусах. Дома, в своём дворе я живу в трусах, в поездках в город одеваю сандалии на босу ногу, тонкую белую рубашку и шорты, а по приезде домой тутже погружаюсь в сугубо трусливое одеяние. Зима, которая во всех местах, где мне приходилось жить, в тех местах выглядывала как лето, у нас длится от двух недель до двух месяцев в году. Все остальное время температура 40 и выше градусов (не подумайте, что Фаренгейта - Цельсия). И вот тут я в отличие от всех неприятностей, о которых я не помню, с радостью вспоминаю о покинyвшей меня несвободе в виде необходимости обувания в тёплые ботинки, обвязывания себя мохеровым шарфом, о несвободе, приносимой пальто и пыжиковой шапкой. Вообще-то я не против бодрящего запаха свеже выпавшего снега, но воспоминание о несвободе, коррелирующей с этим свежим выпадением, как ни страно, делает меня счастливым, счастливым. Счастье жить в трусах является для меня постоянным напоминанием того, что центральным пунктом моей психики является любовь к Свободе!