САМООРГАНИЗУЮЩИЕСЯ СИСТЕМЫ (systemity) wrote,
САМООРГАНИЗУЮЩИЕСЯ СИСТЕМЫ
systemity

Не спрятаться, не скрыться

По наводке David Japaridze поделился публикацией Геннадия Вольмана

Философ Владимир Сергеевич Соловьев (1853 - 1900)








Мнимые и действительные меры к подъему народного благосостояния

IV 








Если я скажу, что мы страдаем от бескультурности и что наше спасение только в культурном прогрессе, то это будет лишь верное теоретическое указание, но практическое решение задачи. Понятие культуры слишком сложно и в целом неопределенно, а предаваться культурному прогрессу по частям, не зная взаимной связи и отношения этих частей,-- дело в лучшем случае бесплодное.






Стихийные беды, подрывающие наше земледелие, имеют общее значение. Они грозят благосостоянию не того или другого края, а всей России, и противодействовать им должна Россия как целое. Есть простые и общие условия, одинаково обязательные для исторической жизни народов, как и для личной жизни отдельных людей, и не менее непреложные, чем физические законы. Только при соблюдении этих условий или жизненных норм какая-нибудь мера или предприятие могут быть действительными и благотворными; без них же всякая мера, по-видимому, и сама: практичная и целесообразная, будет лишь мнимою мерою. Представим себе человека, от природы здорового сильного, умного, способного и незлого,-- а именно таким и считают все, и весьма справедливо, наш русский народ. Мы узнаём, что этот человек или народ находится в крайне печальном состоянии: он болен, разорен, деморализован. Если мы хотим ему помочь, то, конечно, прежде всего постараемся узнать, в чем дело, отчего он попал в такое жалкое положение. И вот мы узнаём, что он, в лице значительной части своей интеллигенции, хотя и не может считаться формально умалишенным, однако одержим ложными идеями, граничащими с манией величия и манией вражды к нему всех и каждого. Равнодушный к своей действительной пользе и действительному вреду, он воображает несуществующие опасности и основывает на них самые нелепые предположения. Ему кажется, что все соседи его обижают, недостаточно преклоняются перед его величием и всячески против него злоумышляют. Всякого и из своих домашних он обвиняет в стремлении ему повредить, отделиться от него и перейти к врагам -- а врагами своими он считает всех соседей. И вот, вместо того, чтобы жить своим честным трудом на пользу себе и ближним, он готов тратить все свое состояние и время на борьбу против мнимых козней. Воображая, что соседи хотят подкопать его дом и даже напасть на него вооруженною рукой, он предлагает тратить огромные деньги на покупку пистолетов и ружей, на железные заборы и затворы. Остающееся от этих забот время он считает своим долгом снова употреблять на борьбу -- с своими же домашними...






Узнав все это и желая спасти несчастного, мы не станем, конечно, ни снабжать его деньгами, ни лечить от лихорадки или чего-нибудь другого. Мы постараемся убедить его, что мысли его ложны и несправедливы. Если он не убедится и останется при своей мании, то ни деньги, ни лекарства -- не помогут. Если же убедится и образумится, откажется от нелепых идей и обидных действий, то будучи человеком умным, способным и крепким, легко найдет в самом себе средства восстановить свое здоровье и поправить свои дела.






Всем этим я хотел пока только сказать по адресу некоторой части нашей печати, что и целые народы, погибающие от ложных мыслей и неправильной жизни, одною агрономией и экономией, без внутренней правды, спасены быть не могут.










Сентябрь, 1892 г.








                                                Впервые напечатана в "Вестнике Европы". 1892. No 11. С. 353--361. 








Статья примечательна стремлением автора связать вопросы историко-культурные и нравственно-этические с вопросом экономическим, который рассматривается с четких антинароднических позиций. Еще в молодости Соловьев выступил противником народнических теорий, которые до середины 1890-х гг. господствовали в умах передовой русской интеллигенции. В обличении "народопоклонников", будь то ортодоксальные народники или последователи Льва Толстого, он был беспощаден, неустанно преследовал "цветущий оазис народничества" в русской литературе. В заметке "Кто прозрел?" (1892), саркастически высмеивая "социологические формулы" видного народника В. В. (В. П. Воронцова), к которым тот пришел в годину народного бедствия, Соловьев писал: "Насущная необходимость общественной самодеятельности и умственного воздействия культурного класса на народ -- вот поистине Средиземное море, ныне только не без усилий открытое народниками, но давно известное другим смертным, между прочим, и мне. За такою живою водой ходить в народнический оазис нам нет основания, мы ею и так всегда пользовались, но только считали ее не живою водой, а просто здравым смыслом. Искренно радуемся, что этот скромный, но все-таки необходимый элемент человеческого существования приобрел новых адептов. Лучше поздно, чем никогда". Объективно Соловьев -- сторонник буржуазного развития, "культурного хозяйства", едва ли не предшественник "легальных марксистов". Но такое понимание его позиции было бы односторонним, ибо для Соловьева "прогресс по частям", без внутренней правды, невозможен.







Tags: История, Русский след, Философия
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments