САМООРГАНИЗУЮЩИЕСЯ СИСТЕМЫ (systemity) wrote,
САМООРГАНИЗУЮЩИЕСЯ СИСТЕМЫ
systemity

Утро начинается с рассвета, а блядство в международной политике - с отношения к Израилю

Полноправное членство Израиля в НАТО? Оно нам надо?

Владимир Янкелевич, Военный эксперт "Полосы"


«Всему свой срок. Всему приходит время» , пришло оно и для открытия постоянного представительства Израиля в штаб-квартире НАТО в Брюсселе. Это приглашение было получено давно, еще в 2014 году, но, демократия – штука суровая, Турция была против. Что изменилось? Ничего особенного, необычного, Турция сбила российский СУ-24М и вынужденно поменяла свои взгляды на конфронтацию с Израилем.

Израиль и НАТО, несколько слов об истории взаимоотношений

Взаимоотношения Израиля и НАТО имеют непростую историю. Вроде бы государства, создавшие НАТО в апреле 1949 года, не были противниками Израиля, многие из них голосовали в ООН за его создание. Тогда, в Израиле, со всех сторон окруженном враждебными странами, родилась идея присоединения к Альянсу. В поисках союзников очень хотелось, чтобы Израиль присоединился к НАТО или, по крайней мере, стал ассоциированным членом этой организации. Таких взглядов придерживался, в том числе, и Д. Бен-Гурион.

Но все гладко бывает только на бумаге, в реальной жизни мешают различные овраги. Таким «оврагом» были арабы. В 1950-60 годы, то ли из-за нефти, то ли из-за опасений, что сотрудничество НАТО с Израилем толкнет арабов в объятия СССР, но сотрудничество так на бумаге и осталось.

США, ведущее государство-член НАТО, отказались поставлять оружие в Израиль, не поддержали страну в период Суэцкого кризиса 1956, а затем, вместе с Никитой Хрущевым, оказывали давление на правительство Д. Бен-Гуриона, требуя скорейшего вывода израильских войск из Синая.

На решение США объявить об оружейном эмбарго Израилю не повлияло даже знаменитое «чешское соглашение о поставках оружия» 1955 года, в рамках которого Египту поставлялись современные советские вооружения на сумму более 250 миллионов долларов. Это соглашение нарушало военный баланс на Ближнем Востоке, но американское эмбарго осталось в силе.

США, конечно, не НАТО, но это основной локомотив военного альянса. И этот «локомотив» опубликовал в «Нью-Йорк Таймс» снимки, сделанные с самолетов-шпионов «U-2», доказывающие создание ядерной программы Израиля. Хотя и сотрудничество с НАТО как-то не получалось, но его удалось заменить сотрудничеством с отдельными странами Альянса.

Франция, с 1954 года начавшая долгую войну в Алжире, была заинтересована в усилении Израиля, который оттягивал на себя силы Египта и, тем самым, не давал бы ему оказывать помощь алжирским боевикам. Во время Суэцкого кризиса 1956 года Израиль и Франция сотрудничали довольно тесно. Общность интересов двух сторон послужила толчком к подписанию в 1963 году контракта на сумму в 100 миллионов долларов между Министерством обороны Израиля и Фирмой «Dassault», ведущей французской корпорацией в сфере ракетостроения, что позволило Израилю закупать оружие, необходимое ему для выживания. Но война в Алжире закончилась, закончилось и сотрудничество.
Важно отметить, что были и другие деловые контакты между Израилем и отдельными членами НАТО, но не между Израилем и собственно НАТО.

По взглядам Парижа и позднее Брюсселя, Израиль был страной, географически отдаленной от той части мира, которую должна была оборонять НАТО в соответствии со своей главной задачей. У Израиля не было сильных вооруженных сил, существенных полезных ископаемых или важного географического положения. Следовательно, для НАТО страна не представляла особой важности.

Но, по взглядам Израиля 1956-1967 годов,  Альянс также не обладал большой важностью. Взаимоотношения с Альянсом в целом были из области фантазий, гораздо большее значение имели взаимоотношения с отдельными странами Альянса. Так стоило ли волноваться из-за Альянса в целом?

После публикации в октябре 1964 в «New-York Times» и «Frankfurter Rundschau» материалов с подробностями поставок германского оружия Израилю, отношения Израиля и ФРГ вышли из тени. Ну, раз так, то ФРГ в 1965 году решила установить дипломатические отношения с Государством Израиль.

В шестидесятые годы уже при президенте Линдоне Б. Джонсоне США стали продавать оружие Иерусалиму — сначала зенитные ракеты, затем танки и, наконец, боевые самолеты. При этом Альянс практически не участвовал в этом процессе.

Отношение Альянса к Израилю достаточно ярко проявилось в 1973 году. Во время войны Судного дня США направили свои самолеты для оказания помощи Израилю. Нужны были промежуточные аэродромы для дозаправки, но из всех стран-членов НАТО только Португалия предоставила свои базы на Азорских островах для дозаправки в ходе транспортировки. Красноречиво?

С подписанием в 1982 году «меморандума о стратегическом соглашении» на территории еврейского государства началось создание американских военных складов. Альянс в этом отношении ничего не предпринимал. В 1991 году США и Германия (но не НАТО) также предприняли кое-какие меры, чтобы помочь Израилю, когда он подвергся ракетному нападению со стороны Ирака. С 1991 года Израиль получил право принимать участие в учениях Альянса, а не отдельных его членов, как это было ранее. До этого года израильским подразделениям разрешалось участвовать в военных учениях лишь некоторых членов НАТО, таких, как Турция и США, но не в учениях этой организации в целом.

В свою очередь, Израиль относился к Североатлантическому союзу довольно прохладно, что проявлялось в отказе, несмотря на неоднократные приглашения, направлять своих слушателей в Оборонный колледж НАТО в Риме. Дело в том, что Израиль и НАТО во многом жили в разных представлениях о войне, так что в Риме учиться было нечему. В период «холодной войны» главной задачей НАТО была защита «Запада» от предполагаемой советской агрессии. Только, по мнению НАТО, Израиль в состав «запада» не входил. А после «холодной войны» защита от России стала неактуальна, и интерес израильтян к тому, что может предложить НАТО, еще уменьшился.

К 90-м годам Израиль трансформировался из страны, нуждающейся в защите от опасностей, исходящих от арабского мира, в государство, чья военная стратегия и опыт борьбы с терроризмом представляют существенный интерес для Североатлантического блока, ввиду т.н. «неконвенциальных угроз», обозначенных в основополагающих документах альянса.

Собственные вооруженные силы Израиля теперь обладали такой же мощью, что и любая страна НАТО, за исключением США. При сравнении военной техники и объема запасов, как указано, например, в публикации "Военный баланс", израильские планировщики не отметили ничего такого, чем большинство стран НАТО могли бы им помочь в случае другой чрезвычайной ситуации, подобной войне 1973 года.

Отношения со странами Альянса продолжили развиваться по прямым связям с отдельными государствами, удалось наладить хорошие связи с некоторыми восточноевропейскими странами, заинтересовавшимися военным сотрудничеством с Израилем. Этому послужило то, что в семидесятые и восьмидесятые годы Израиль создал крупномасштабную современную оборонную промышленность, у которой есть что предложить новым членам НАТО. Тем более, что это оружие, в отличие от того, которое производится во многих других странах, продается без особых политических условий и испытано в бою.

Скептицизм по отношению к НАТО в Израиле усилился в 1999 году во время кампании против Сербии. Не затрагивая справедливости этой акции, можно провести некоторую аналогию между действиями Сербии против албанских мусульманских вооруженных группировок в Косово и операциями против Хамаса или ООП. Израильтяне либо вслух, либо про себя задавались вопросом о том, что произойдет, если однажды им придется снять лайковые перчатки и покончить с терроризмом раз и навсегда. Не попробует ли НАТО сделать с ними то же самое, что и с Сербией?

Изменившаяся ситуация

В последние годы НАТО претерпевает значительные изменения. Оборонительная стратегия НАТО против СССР устарела, а террористическая атака на США 9/11 изменила образ врага и взгляды на сущность военных действий. Это также поменяло и театр военных действий, заставило Альянс перевести своё внимание с Европы в Средиземноморье, на Ближний Восток и за его пределы.

Переориентирование НАТО на Средиземноморье продемонстрировано созданием «Средиземноморского диалога» в 1994 году. В настоящий момент в нем участвуют семь стран средиземноморского региона, не являющихся членами НАТО: Алжир, Египет, Израиль, Иордания, Мавритания, Марокко и Тунис. В рамках «Диалога» ведутся дискуссии по безопасности, обмен мнениями... Диалог, впрочем, был не совсем успешным. «Средиземноморский диалог» страдает от недостатка традиции многостороннего сотрудничества среди основных региональных игроков даже в таком важном деле, как обеспечение безопасности.

Израиль участвует в «Средиземноморском диалоге НАТО» с самого его начала в 1994 году. Более того, он стал первой страной, подписавшей в 2001 году соглашение о защите информации с НАТО, обеспечив основу защиты секретных данных, а затем, в 2004 год, Израиль был принят в члены Парламентской Ассамблеи НАТО. «Диалог» отражает мнение Североатлантического союза о тесной связи, существующей между безопасностью в Европе и безопасностью и стабильностью в средиземноморском регионе. А это никак не получается без Израиля.

Взгляды на отношения Израиль-НАТО стали меняться, стало очевидно, что Израиль подходит Альянсу по всем параметрам.

Это — демократическая страна, имеющая рыночную экономику и способная внести при необходимости ощутимый вклад в общую оборону. Развитая инфраструктура, первоклассный офицерский корпус и отличная армия, готовая действовать при любых условиях военного противостояния на самом современном уровне. Это дорогого стоит.

Разведывательные возможности Израиля жизненно важны для ведения глобальной войны с террором, ибо мало кто разбирается так же хорошо в этом вопросе. История заставила Израиль стать государством-воином. Поэтому его присоединение к НАТО только повысило бы потенциал Альянса.

С целью повышения уровня оперативной совместимости и достижения необходимой степени взаимодействия воинских формирований НАТО и Израиля на регулярной основе с 2001 года проводятся совместные учения, получившие название «Можжевеловая Кобра». Они создают условия, прежде всего, для укрепления американо-израильского военного сотрудничества в борьбе с региональными угрозами. В последние годы основной упор этих учений делался на отражение вероятных атак баллистических ракет Ирана. США оказывают реальную помощь в совершенствовании ПРО Израиля, оставляя, тем не менее, «ключ системы» в своих руках.

Взаимоотношения Израиль-НАТО в настоящее время плавно перешли от недоверия к определенному сотрудничеству. Важным итогом развития такого сотрудничества, достигнутым в последние годы, являются ряд уникальных для страны, не входящей в НАТО, договоренностей.

Подписанное соглашение об «Индивидуальной программе сотрудничества» означает проведение постоянных консультаций по вопросам терроризма, распространения ОМУ, спасательным операциям и обмену разведывательной информацией. Кроме того, Израиль присоединился к военно-морской программе НАТО в Средиземном море и получил возможность участвовать в совместном патрулировании.

Так, может, стоит вернуться к вопросу о полноправном членстве в НАТО? Оно нам надо?

Вхождение в НАТО возможно двумя путями:

•    Первый, т.н. «шведский», подразумевает вступление в Североатлантический совет по партнерству. Данный статус позволит Израилю, оставаясь вне альянса, принимать активное участие в его основных мероприятиях.
•    Второй предполагает такое вхождение в виде итогового акта ближневосточного урегулирования «Дорожная карта», как завершающий этап разрешения конфликта.

Статьей 5 Устава Альянса рассматривается  вооруженное нападение на одну или нескольких из стран-членов как нападение на них в целом, что подразумевает многое, вплоть до применения вооруженных сил.

Такой вариант развития событий смотрится как абсолютно нереальный. За Израиль воевал только Израиль и никто другой. Новый виток арабо-израильского конфликта вызовет лишь увеличение давления на Израиль, члены НАТО потребуют от Израиля прекратить вооруженное противостояние и принять условия арабской стороны для скорейшего заключения мира. Ну, а от нанесения традиционных превентивных ударов придется отказаться навсегда.

Более того, Соединенные Штаты смогут оказывать еврейскому государству помощь, если это не будет противоречить официальной стратегии НАТО. А у членов Альянса позиции очень разные, от лояльной до антиизраильской. Они все по-разному связаны с мусульманскими странами…

Тем не менее, Израиль и НАТО сегодня нуждаются в дальнейшем развитии сотрудничества.

Альянс сегодня столкнулся с новыми вызовами, в них задействованы страны с непредсказуемыми реакциями, со «своеобразными отношениями» к договорам, с неустойчивой властью. В этом плане Израиль – реальная точка опоры Альянса, понятная и ментально близкая.

Обладая достаточно длительной историей взаимоотношений, Государство Израиль и Североатлантический альянс имеют большой потенциал для развития сотрудничества. Всё будет зависеть от умеренности и взвешенности действий сторон.

Израиль, в свою очередь, нуждается не только в развитии двусторонних отношений с различными странами мира, но и в членстве, пусть и ассоциированном, в важнейших международных организациях.

Большой симпатии к международным организациям в Израиле нет. Причины очевидны. В международных организациях действует принцип – «одна страна – один голос». Так что исламские государства всегда в большинстве. А «Запад», что с него взять? Каждый раз, когда проводится международная конференция, Иерусалим сразу оказывается в абсолютном меньшинстве. Позиция ООН по Израилю хорошо иллюстрирует это.

Отношения между Израилем и НАТО должны быть лучше. Это вызвано возможностью для НАТО использовать уникальный военный опыт Израиля. Видимо, поэтому Израиль стал первой страной, заключившей с НАТО договор об «Индивидуальной программе сотрудничества», через который он проводит непрерывный стратегический диалог с Альянсом, охватывающий широчайший круг вопросов, включая терроризм, обмен разведданными, распространение ядерного оружия, снабжение и логистику, а также спасательные операции.

Возможных вариантов сотрудничества Израиль-НАТО много, начиная от обмена разведданными и заканчивая развитием модернизированной антитеррористической доктрины (включая кибертерроризм), сфера, в которой НАТО является новичком. Развивающееся партнерство отражает признание Альянсом того, что Израиль разделяет те вызовы, с которыми сталкивается Запад, и является важным партнером в поиске ответов на них.

В этом ключе и стоит рассматривать приглашение об открытии постоянного представительства Израиля в брюссельской штаб-квартире альянса.

За Израиль воевал только Израиль и никто другой.


Tags: Израиль, История, НАТО
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments