САМООРГАНИЗУЮЩИЕСЯ СИСТЕМЫ (systemity) wrote,
САМООРГАНИЗУЮЩИЕСЯ СИСТЕМЫ
systemity

Шпионократия, ч.I

Если правитель страны, тем более дорвавшийся до власти диктатор с врождёнными уголовными наклонностями, пожелает,
чтобы у него были лучшие дворники в мире, то он сможет добиться этого без малейшего труда: для этого ему нужно будет
платить дворникам больше, чем профессорам. Превратить население страны в половую тряпку для вытирания спецслужбами
своих с детства немытых ног - задача не такая уж сложная, как может показаться. Куда сложнее вопрос о том, как воруются
деньги населения для того, чтобы платить дворникам из спецслужб больше, чем платят академикам, и как дебилы из Европы
опустились до разработки с уголовником Путиным Минских соглашений. Отдельная тема - это херовое качество населения. С
уличной бандой должна разбираться городская милиция, а с безумной мафией на уровне государства должен разбираться народ.



Шпионократия. Ч. I

Профессор Марк Галеотти проанализировал состав российских спецслужб, расследовал методы их работы, способы взаимодействия и уровни близости к Владимиру Путину. Доклад специалиста по российской политике и органам безопасности Марка Галеотти опубликовал Европейский совет по международным отношениям (ECFR). Открытая Россия перевела этот текст на русский язык.

На свой день рождения в 2014 году президент России Владимир Путин получил в подарок серию картин, на которых он изображен в образе Геракла. На одной из них он убивает «Гидру санкций»1.

Образ Гидры — свирепого многоголового чудовища, которое, если отрубить ему голову, тут же отращивает новую, — часто упоминается в разговорах о российской разведке. Александр Литвиненко и его соавтор Юрий Фельштинский писали, что «КГБ, как Гидра, разросся в четыре новые ведомства» в 1991 году2. Не так давно британский офицер контрразведки сравнил российскую Службу внешней разведки с Гидрой. Он заметил, что каждый проваленный план, каждый раскрытый агент ведут только к увеличению их числа.

Запад обнаруживает себя в новом «шатком» мире, в котором многие рассматривают Россию не только как помеху или соперника, но и как прямую угрозу. Для Европы эта угроза едва ли примет форму боевых действий; скорее это скрытые, непрямые и политические операции, проводимые множеством российских разведывательных и охранных ведомств, которые действуют на разных фронтах, но с одной общей целью.

Эти ведомства активны, агрессивны и хорошо финансируются. Им предоставлена значительная свобода в их методах, они не ограничены дипломатией и надзорными органами. Более того, многие из окружения Путина — бывшие чекисты и силовики. Это особенно важно в связи с тем, что многие официальные институты, определяющие международную и внутреннюю политику России, — Минобороны и МИД, Совет безопасности — больше не являются местами проведения дискуссий, они просто выполняют приказы Путина, его друзей и доверенных лиц.

КГБ имел огромное влияние, он также занимался шпионажем, дестабилизацией и подрывной деятельностью, но всегда находился под контролем политических сил, стремившихся сохранить статус-кво. Под управлением Бориса Ельцина в 90-е Россия ослабла, и вместе с ней — ее спецслужбы. Во время первых сроков Путина они начали восстанавливать свое влияние, но в то время Путин проводил политику прагматичного сотрудничества с Западом.

Когда Путин вернулся к президентству в 2012 году, он «спустил с цепи» набравшие мощь спецслужбы, используя их во внутренних репрессивных кампаниях и кампаниях по дестабилизации за рубежом, в надежде построить новый миропорядок.

Едва ли это изменится в ближайшее время. Именно поэтому так важно детально изучить российские спецслужбы, их цели, сильные и слабые места и их место в путинской системе. Этот доклад анализирует роль и образ действия спецслужб, жесткое соперничество между ними, их связь с криминалом и готовность пойти на любые меры, вплоть до убийств.

Этот доклад отвергает распространенное мнение о том, что спецслужбы стоят за всеми решениями Кремля. Отсутствие единства и общих целей, а также зависимость от Путина говорят о том, что их стоит рассматривать как еще одну ветвь политической элиты. Система, при которой все полученные сведения после проверки и обработки проходят через президента, усложняет их применение и уменьшает влияние на политику. Спецслужбы России нельзя недооценивать, но в то же время совершенно очевидно, что они имеют серьезные слабые места.

В отличие от гидры, головами которой управляет один ум, спецслужбы часто соперничают и плохо контролируются. Они не стоят во главе Кремля, но и Кремль не имеет над ними полного контроля.

Их действия ухудшают положение России и в долгосрочной перспективе. Европе стоит основывать свою политику на реальных знаниях о российской разведке, а не на домыслах и страхах. В этом докладе мы призываем европейские правительства применить в отношении российских спецслужб политику нулевой толерантности, увеличив обмен разведданными и отслеживая незаконное перемещение их денег. Показывая, что агрессия за рубежом может привести к серьезным последствиям, Европа может вынудить российские спецслужбы действовать более осторожно.

«Бойцы невидимого фронта»

В современной России есть целый ряд охранных и разведывательных ведомств. В советские времена их было только два: КГБ, который занимался всем, — от шпионажа до внутренней безопасности, — и Главное разведывательное управление (ГРУ), которое занималось военной разведкой. Когда Советский Союз распался, КГБ должны были распустить, но Ельцин пошел на попятную, когда столкнулся с серьезным политическим сопротивлением, организованным бывшими сотрудниками КГБ. Их позицию укрепил один из бывших офицеров КГБ Владимир Путин, который стал президентом, проведя небольшой срок в качестве директора ФСБ.

Всего в России четыре основных разведывательных ведомства. Самым сильным все еще является ФСБ, чьи обязанности по поддержанию внутренней безопасности внезапно стали включать в себя определенную активность за рубежом, включая убийства. Служба не просто связана с Путиным исторически; ее нынешний директор Александр Бортников и его предшественник Николай Патрушев (сейчас член Совета безопасности) имеют с Путиным дружеские отношения. ФСБ также занимается кибербезопасностью и шпионажем.

Разведка — зона ответственности Службы внешней разведки и ГРУ. Оба ведомства управляют агентами, работающими под дипломатическим прикрытием в посольствах, и агентами под прикрытием — так называемыми нелегалами. Их методы работы сильно различаются. Служба внешней разведки придерживается более консервативных методов: сеть агентов, работающих под глубоким прикрытием не один год, досталась им от КГБ. Эффективность такого подхода часто вызывает вопросы.

Агрессивные и рискованные методы ГРУ связаны с военным прошлым этого ведомства, а также с доступом к широкому спектру средств: киберразведка, спутники и спецназ. Являясь частью Генерального штаба, ГРУ обладает определенной автономией, а глава ведомства общается с президентом напрямую.

Федеральная служба охраны (ФСО), которая включает Службу безопасности президента (СБП) — последнее из крупных ведомств. Формально его роль — охрана ключевых официальных лиц и государственных территорий. Тем не менее ФСО расширилась в нескольких неожиданных направлениях, включая надсмотр за разведывательными ведомостями в целом.

begemot, begemotmedia, бегемот, власть, Россия, разведка, шпионаж, ФСБ, ГРУ

Более широкий аппарат безопасности включает целый спектр других служб. МВД занимается не только охраной общественного порядка, но и операциями под прикрытием против организованной преступности, включая террористов и экстремистов (на практике ими являются мирные диссиденты) вместе со Следственным комитетом (СК) и Генеральной прокуратурой. Список ведомств, занимающихся вопросами безопасности, довершают Федеральная служба по контролю за оборотом наркотиков (ФСКН), которая занимается разведкой в Афганистане и Центральной Азии, и Национальный антитеррористический комитет (НАК) — координационное ведомство, созданное директором ФСБ.

Национальная гвардия, о создании которой объявили в апреле 2016 года, не занимается разведкой, это преторианская стража, которая подчинена лично Путину, — поэтому в этом докладе мы не будем говорить о ней детально. Но учитывая традицию российских ведомств расширять сферы влияния, не исключено, что и она найдет себе новое применение. За созданием Национальной гвардии последовало подчинение ФСКН Министерству внутренних дел. Другие ведомства без энтузиазма смотрят на появление нового конкурента. Это позволяет детальнее рассмотреть главную тему этого доклада: дублирование обязанностей, разделение и соперничество российских спецслужб.

Новое дворянство4

На первый взгляд, эта система знакома европейцам. Тем не менее у нее есть свои организационные и культурные особенности, которые, вкупе с практикой принятия всех решений одним лицом, свидетельствуют о том, что эти ведомства и «новое дворянство», которое в них работает, имеют свою особенную политическую культуру, говоря словами Патрушева5.

Дублирование функций

Если советские лидеры для большей эффективности возложили почти все обязанности по безопасности на одно ведомство — КГБ, их преемники пошли обратным путем, который привел к дублированию ответственности между ведомствами.

Например, в Украине до свержения Януковича в 2014-м действовали и Служба внешней разведки, и ФСБ. ГРУ было задействовано в Крыму, где расположен российский Черноморский флот. Даже МВД распространило свое влияние на киевские правоохранительные органы. Никто не ждал от Майдана такого исхода (хотя источник в МВД рассказал мне, что они предупреждали за месяц до начала беспорядков о том, что режим Януковича создал необратимую ситуацию своей неспособностью сдерживать протесты).

Когда Янукович бежал в Россию, Служба внешней разведки приняла на себя весь гнев Путина, выразившийся в увольнениях и понижениях (это подтвердил источник F6). Несмотря на то, что генерал ФСБ Сергей Беседа посетил Киев всего за 10 дней до побега Януковича, ведомству удалось избежать ответственности за провал, хоть и с большим трудом. ФСБ даже добилась приоритета в будущих разведывательных операциях в Украине7.

Это тот же принцип «соревнующихся ведомств», которым руководствуются и в США, но с примесью социального дарвинизма. Размытые границы и дублирование ответственности между спецслужбами приводит к войнам не только за сферы влияния, финансирование и доступ к власти, но и за бизнес-возможности для командования, а иногда просто за выживание.

Федеральное агентство правительственной связи и информации (ФАПСИ) испытало это на себе, когда альянс ФСБ, СВР и ГРУ привел к поглощению этого ведомства, но это один из вопиющих примеров. «Война силовиков» продолжалась с 2004 года. Совсем недавно ФСБ удалось поставить своего человека во главе управления экономической безопасности и противодействия коррупции МВД, замглавы которого погиб при таинственных обстоятельствах. Во время допроса в Следственном комитете он смог вырваться из рук охраны и выпрыгнуть из окна шестого этажа8.

Чаще соперничество бывает не таким кровавым и заметным. Ведомства пытаются показать, что они эффективнее своих конкурентов справляются с обязанностями, добывая наиболее полезную для высшего руководства информацию. Согласно источнику С, СВР и ГРУ добывали идентичную экономическую информацию, иногда офицеры даже подкупали сотрудников посольств, чтобы не дать соперникам заполучить свежие сведения.

В 2014 году офицер ГРУ полковник Виктор Илюшин был выдворен из Франции, когда пытался собрать компромат на президента Франции Франсуа Олланда, хотя это входит в обязанности СВР или даже ФСБ9. ФСБ расширила влияние в странах Балтии и северной Европе, бросая вызов ГРУ и СВР10.

Подобное соперничество может быть полезным. Ведомства демонстрируют изобретательность, находчивость и агрессию. Хотя в такой системе зоны ответственности пересекаются, в теории это предоставляет более широкие перспективы. Как писала Юлия Латынина: «Война спецслужб –- это наше »разделение властей»». Одни шепчут в правое ухо президента, другие — в левое»11. Политическая реальность путинского режима свидетельствует об обратном, но об этом мы поговорим позже.

Есть и серьезные минусы. В погоне за быстрыми результатами спецслужбы предпочитают легкую добычу. Более того, желание угодить Кремлю не дает им своевременно обрабатывать и проверять информацию. Координация и обмен сведениями ограничены и происходят только под контролем Путина и его представителей.

К примеру, было невероятно важно, чтобы Зимняя Олимпиада в Сочи прошла гладко. Одно из доверенных лиц Путина вице-премьер Дмитрий Козак занимался организацией этого мероприятия. Он создал целевую группу во главе с Олегом Сыромолотовым, бывшим главой департамента военной контрразведки ФСБ и включавшую замминистра внутренних дел и замглавы Национального антитеррористического комитета. Такое количество высокопоставленных чиновников из разных ведомств в группе было необходимо: обычного уровня координации было недостаточно. Было очевидно, что карьеры этих чиновников зависят от продуктивней совместной работы и обмена сведениями. Как отметил источник из ФСБ: «Мы знали, что полетят головы; если бы нас не заставили сотрудничать, мы бы так и играли в свои игры».



Часть II




Tags: Россия Путина, Россия одичалая
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments