САМООРГАНИЗУЮЩИЕСЯ СИСТЕМЫ (systemity) wrote,
САМООРГАНИЗУЮЩИЕСЯ СИСТЕМЫ
systemity

Шпионократия, ч.IV

Если правитель страны, тем более дорвавшийся до власти диктатор с врождёнными уголовными наклонностями, пожелает,
чтобы у него были лучшие дворники в мире, то он сможет добиться этого без малейшего труда: для этого ему нужно будет
платить дворникам больше, чем профессорам. Превратить население страны в половую тряпку для вытирания спецслужбами
своих с детства немытых ног - задача не такая уж сложная, как может показаться. Куда сложнее вопрос о том, как воруются
деньги населения для того, чтобы платить дворникам из спецслужб больше, чем платят академикам, и как дебилы из Европы
опустились до разработки с уголовником Путиным Минских соглашений. Отдельная тема - это херовое качество населения. С
уличной бандой должна разбираться городская милиция, а с безумной мафией на уровне государства должен разбираться народ...


Шпионократия. Ч. IV

Привратники президента

Во многих системах разведки оценка и сопоставление всех данных происходят в одном месте. В США директор Национальной разведки имеет надзорные полномочия и ответственен за ежедневный брифинг президента. В Великобритании секретариат Кабинета министров контролирует деятельность разведки и анализ данных, которые формируются в доклады Совместного разведывательного комитета. Более того, часто информацию проверяют сторонние эксперты. Например, в США президента консультирует советник по национальной безопасности, хорошо проинформированный специалист, ответственный лично перед главой государства и не зависящий от спецслужб.

В России органы управления разведкой представляют собой структуры, передающие спецслужбам приказы руководства; они не занимаются сбором и проверкой информации. Большая часть спецслужб подчиняется напрямую президенту, остальные — косвенно. На практике информация поступает к Путину через администрацию президента, а не через Совет безопасности. Важно разбираться в этой персонализированной политической системе — кто эти привратники, передающие данные Путину, и в каких он с ними отношениях.

Совет безопасности

Совет безопасности включает представителей всех спецслужб. На практике это скорее консультирующий, нежели принимающий решения орган. В него входят 30 человек, включая Путина. И это не место для осмысленных дискуссий. Скорее это управляющий форум. Совет слушает доклады, объявляет о решениях и решает технические вопросы, касающиеся координации и юрисдикции. Самый важный аспект деятельности совета — работа секретаря Патрушева и его секретариата.

Патрушев — один из ближайших соратников Путина, еще один бывший офицер КГБ. Путин выбрал его в качестве своего преемника на посту директора ФСБ до того, как тот стал секретарем Совета безопасности в 2008-м. По сути, Патрушев занимается надзором за разведкой.

Он следит за тем, чтобы спецслужбы выполняли волю Кремля, и разбирает вопросы, недостаточно важные для Путина. Он также передает руководству взгляды спецслужб на различные проблемы. Так, в 2012 году он удивил многих, сказав в интервью, что массовые протесты «свидетельствуют о свободной активности наших граждан. […] они участвуют таким образом в процессе выработки важнейших государственных решений»44. Согласно источнику в МВД, он говорил от лица министерства, которое не хотело, чтобы его произвольно использовали против мирных протестующих.

Его воинственные публичные высказывания варьируются от знаменитого «США предпочли бы, чтобы России вообще не существовало» до заявления о том, что «слова лидеров некоторых стран Запада об оборонительном характере НАТО лишь прикрывают агрессивную сущность альянса»45. Как сказал источник С: «Если ты хочешь, чтобы он одобрил твой доклад, он должен быть написан максимально грубым языком».

Задача его секретариата — анализировать и распространять информацию и составлять документы для Совета безопасности и президента, а также следить за выполнением президентских указаний. В частности, секретариат играет ведущую роль в периодическом пересмотре российской Стратегии национальной безопасности. У него есть право запрашивать отчеты у любого ведомства, включая спецслужбы. Это один из главных каналов информации Кремля.

Несмотря на особенное положение, секретариат довольно мал. Когда Путин пришел к власти, весь персонал насчитывал 200 человек, и едва ли с тех пор эта цифра сильно изменилась. Для примера, в британском секретариате Кабинета министров работает больше 2000 человек, а аппарат директора Национальной разведки США насчитывает 1600 сотрудников. Другими словами, секретариат Совета безопасности способен разве что составить общую картину и выделить главные доклады, достойные внимания президента.

Администрация президента

Администрация президента — это исполнительный орган, ответственный за все процессы: начиная от составления законопроектов до общения с прессой, мониторинга правительства и контроля за полпредами президента. Хотя представители многих ведомств могут обращаться к Путину напрямую, большая часть информации доходит до него через администрацию.

Неслучайно глава этого учреждения также в свое время служил в КГБ. Сергей Иванов, бывший секретарь Совета безопасности, также служил в СВР и ФСБ и имеет дружеские отношения с Путиным. И хотя он более сдержан в своих публичных высказываниях, чем Патрушев, его взгляды мало чем отличаются, и он задает тон в организации.

Администрация президента — организация в первую очередь политическая, а не разведывательная. Разведка — только один из источников информации, которая собирается и сортируется администрацией для высшего командования и, в первую очередь, для президента. Она больше похожа на британский Кабинет министров, но в ней нет центрального отдела, наподобие британского секретариата разведывательного комитета; вместо этого несколько отделов работают с равным количеством информации.

В самих ведомствах не знают, как и для чего будет использоваться информация. Чиновники администрации, не имеющие опыта работы в разведке, решают, кому из руководства направить тот или иной отчет. Таким образом, использование материалов, как правило, продиктовано политическими соображениями.

Путин известен своей подозрительностью, поэтому в администрации требуют, чтобы информация была подтверждена из нескольких источников. В итоге ценные засекреченные данные могут быть перемешаны со статьей из газеты или докладом из аналитического центра. В результате ценная информация растрачивается впустую или попросту теряется.

Инструктаж босса

Совет безопасности и администрация президента контролируют поток информации к президенту и различным структурам. Но это не единственный способ общения разведсообщества с президентом и его приближенными.

СВР и ФСБ производят ежедневные отчеты, наподобие ежедневного брифинга президента США. Это дает им свободный доступ к президенту. ГРУ и ФСО также посылают периодические отчеты напрямую президенту. Каждое ведомство составляет свой отчет отдельно от других, сотрудничество и дискуссия между ними — большая редкость. Бывают формальные и неформальные встречи, на которых главы разных ведомств обсуждают стратегию, но даже это происходит достаточно редко. Используя открытый список официальных встреч Путина, Майкл Родригез и Андрей Солдатов выяснили, что в 2000-2007 годах Путин проводил с силовиками 14% встреч, тогда как в 2008-2015 — только 5,5%46.

Брифинг один на один может быть очень эффективным и полезным, но он очень сильно зависит от отношений проводящего инструктаж с президентом, от его желания угодить. Они редко вдаются в детали во время таких брифингов. Иногда Совет безопасности или администрация президента непосредственно перед брифингом решают поддержать или усомниться в том или ином решении, так как они не потратили достаточно времени на проверку информации, особенно учитывая отсутствие специализированного отдела в обоих ведомствах.

Отсутствует и должность советника по национальной безопасности — стороннего эксперта, который может подвергать сомнению разведданные. При Ельцине эта должность существовала, но не так давно ее совместили с позицией секретаря Совета безопасности. Однако Патрушев не только имеет достаточно административных и политических обязанностей, но и остается верным ФСБ.

По факту, эту роль время от времени исполнял глава ФСО (Открытая Россия перевела доклад Марка Галеотти уже после отставки Мурова, которая произошла 26 мая 2016 года, вскоре после публикации оригинала) генерал Евгений Муров. Учитывая, что в обязанности ФСО входит надзор за другими ведомствами, у него есть (были до отставки. — Открытая Россия) и возможность, и полномочия определять, какие дела основаны на неподтвержденных данных или личных интересах офицеров. Он является единственным в своем роде «чекистом старой закалки», как назвал его источник А. Он дольше всех — с 2000 года — служит (служил. — Открытая Россия) главой силовой структуры и явно не стремится выше. Уже два года он пытается уйти в отставку, и не похоже, что его преемник будет иметь достаточно воли и авторитета, чтобы продолжить его дело47.

Персональный способ передачи информации предполагает, что многое зависит от способности президента принимать плохие новости и от готовности агентства «положить плохие вести на царский стол». После своего возврата к президентству в 2012-м Путин стал враждебно относиться к критике.

Это заметно по уменьшению круга доверенных лиц и отдалению наиболее либеральных и свободомыслящих бывших соратников, таких, как Алексей Кудрин.

Это заметно и в сфере разведки. Многие офицеры ГРУ говорят, что ведомство процветает только благодаря таланту льстеца Игоря Сергуна. Как сказал источник С: «Он умел обольщать, изображая при этом грозного солдата». Другой мой собеседник был еще точнее: «Сергун всегда плыл по течению. Он подбирал слова, чувствуя настроение собеседника. Он даже записывал хорошие фразы в блокнот на всякий случай».

Многие связывают относительно низкий статус СВР с холодными отношениями между его главой Михаилом Фрадковым и Путиным, а также с медленной адаптацией ведомства к меняющимся обстоятельствам. Во время обсуждения использования социального консерватизма в Европе для создания нестабильной обстановки СВР выражала сомнения по поводу этой стратегии, в то время как ФСБ проявила больший энтузиазм и применила ее.

Попасть «в кабинет»

Чтобы попасть «в кабинет» и влиять на политику, главы ведомств не должны выполнять свои прямые обязанности — доносить факты без оглядки на последствия. Они должны приукрашивать и подстраиваться под президента, а иначе — рискуют потерять доверие. Пожалуй, лучшей иллюстрацией этому служит расцвет ФСБ. Ведомство проводит брифинги даже по зарубежным делам, которые не входят в его ведение. И это только начало. Один западный дипломат предположил, что вера Путина в нелепые теории заговора, как в случае с Майданом, берет начало в брифингах ФСБ, «которая, очевидно, черпала информацию из желтых газетенок, а не из проверенных источников».

Конечно, ошибочно предполагать, что все решения принимает Путин. Он участвует в решении некоторых частных вопросов, особенно в распределении средств, но во многих сферах он просто задает общие параметры и ждет, когда ему предоставят решение. Он создает рынок идей и выбирает понравившиеся. Ведомства могут использовать это, устраивая дискуссии по тем или иным вопросам.

Иногда они действуют через дружественных законотворцев, которые предлагают законы, инициирующие обсуждение выгодных для ведомств тем48. ФСБ часто пользуется услугами Ирины Яровой, бывшего прокурора и члена думского комитета по безопасности. Она, например, выдвигала на рассмотрение законопроект, позволивший ФСБ стрелять в женщин и детей при определенных обстоятельствах49. У каждого ведомства есть свой ручной парламентарий — от главы фракции «Единой России» Владимира Васильева до бывшего журналиста и друга Генпрокуратуры Александра Хинштейна.

Аналитические центры и медиа

Спецслужбы также влияют на общественное мнение с помощью медиа и независимых (иногда только на бумаге) аналитических центров. У ФСБ, к примеру, есть свой аккаунт в твиттере и отдел по работе с медиа. Известно, что у ФСБ близкие отношения с таблоидом LifeNews, который она использует, чтобы навредить репутации своих врагов. Геннадий Гудков и Борис Немцов пострадали от публикаций видео со скрытой камеры и других материалов сомнительного содержания50. ФСБ даже издает через посредничество Общественного совета свой собственный журнал «ФСБ: за и против»51. Как правило, ответ на этот вопрос — «за».

Ведомства вроде СВР и ГРУ не имеют такого доступа к публике (за исключением бодрых сюжетов о спецназе на армейском каналe «Звезда»). Они стимулируют каналы снимать фильмы о подвигах российских разведчиков — исторические и современные. Также они поддерживают аналитические центры, которые играют пока плохо изученную роль в политическом процессе.

Один из известных нам выдающихся примеров — Российский институт стратегических исследований (РИСИ), возглавляемый бывшим офицером СВР, генерал-лейтенантом Леонидом Решетниковым. Это дорогая организация с 12 ответвлениями, своим журналом и каналом на YouTube «РИСИ-TV». И хотя этот институт перестал быть частью СВР в 2009 году, источник F описывает его как «PR-отдел ведомства». Начиная с его предостережений от вступления в НАТО в адрес Швеции и Финляндии и заканчивая проклятиями в адрес «террористов» Украины — институт всегда идет в ногу с официальной позицией и анализом Службы внешней разведки52.

Существует целый спектр малоизвестных политических исследовательских центров — от Института стратегических оценок и анализа, возглавляемого бывшим майором КГБ генералом Вагифом Гусейновым, до Института политических исследований, находящегося в тесных отношениях со многими спецслужбами и возглавляемого Сергеем Марковым, за свои взгляды ставшим персоной нон грата в Эстонии и Украине. Администрация президента часто заказывает доклады у этих аналитических центров, добавляя небольшие рекомендации по выполнению заказа.



Часть III
Часть V




Tags: Россия Путина, Россия одичалая
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments