САМООРГАНИЗУЮЩИЕСЯ СИСТЕМЫ (systemity) wrote,
САМООРГАНИЗУЮЩИЕСЯ СИСТЕМЫ
systemity

Category:

Шпионократия, ч.V

Если правитель страны, тем более дорвавшийся до власти диктатор с врождёнными уголовными наклонностями, пожелает,
чтобы у него были лучшие дворники в мире, то он сможет добиться этого без малейшего труда: для этого ему нужно будет
платить дворникам больше, чем профессорам. Превратить население страны в половую тряпку для вытирания спецслужбами
своих с детства немытых ног - задача не такая уж сложная, как может показаться. Куда сложнее вопрос о том, как воруются
деньги населения для того, чтобы платить дворникам из спецслужб больше, чем платят академикам, и как дебилы из Европы
опустились до разработки с уголовником Путиным Минских соглашений. Отдельная тема - это херовое качество населения. С
уличной бандой должна разбираться городская милиция, а с безумной мафией на уровне государства должен разбираться народ...


Шпионократия. Ч. V


Выводы и рекомендации

Следующая система категоризации негласно использовалась многими генералами53:

«Я разделяю своих офицеров на четыре класса: умные, трудолюбивые, ленивые и тупые. Каждый офицер всегда обладает двумя из этих качеств».

«Того, кто умен и трудолюбив, я направляю в Генеральный штаб. При определенных обстоятельствах ленивый и тупой тоже может принести пользу. Умного и ленивого можно назначать на высшие руководящие должности: он обладает психической стойкостью и ясностью ума для принятия тяжелых решений. Но если человек туп и трудолюбив, от него нужно немедленно избавиться: он слишком опасен».

Похожим образом можно классифицировать и спецслужбы. Они бывают агрессивные и оборонительные, хорошо контролируемые и бесконтрольные. Плохо контролируемые оборонительные ведомства не приносят вреда в мирное время, но и не защищают во время войны. Хорошо контролируемые оборонительные ведомства станут надежным щитом против врага.

Агрессивные становятся грозным оружием, если поддаются контролю, но если нет — тогда они наносят государству огромный урон.

По поводу агрессивности российских спецслужб сомнений не возникает. Более важный вопрос: как хорошо они управляются — не только в повседневной работе, но и при выполнении задач и добыче данных, влияющих на мировую политику? Насколько хорошо они вписываются в более широкую стратегию?

Украинский конфликт дал нам возможность разобраться в этом вопросе. В Крыму и на Донбассе российские спецслужбы сработали великолепно на тактическом уровне — точное указание позиций украинских сил, готовность офицеров сражаться, когда правительственные войска готовились к атаке. Более того, они приняли ряд действенных мер — от террористических и хакерских атак до дезинформационных кампаний и политических уловок.

С другой стороны, недостаток политической и экономической разведки был очевиден до и во время кампании. Либо спецслужбы не ожидали, что Запад будет действовать более решительно после Грузинской войны 2008-го, либо они не донесли свои опасения до руководства, либо оно их не услышало. Так или иначе, этот провал разведки не был единичным случаем, он указывает на серьезную проблему в системе.

Спецслужбы, которые сейчас принимают активные меры на Западе, могут казаться эффективными, но с точки зрения стратегии они катастрофически близоруки. Россия не создавала то тектоническое давление, которое сейчас разрывает Европу на части (явления от национализма до кризиса беженцев), но она с радостью использует его в своих целях. В долгосрочной перспективе это едва ли приведет к расколу Европы и господству России. Снимут санкции или нет, а Россия приходит в упадок и дестабилизируется с каждым днем все быстрее. Более того, агрессивные действия России отдалили ее от таких стран, как Германия, активизировали НАТО и уничтожили то немногое, что оставалось от ее былого влияния.

И в этом ирония. Путин получил разведсообщество, которое он так хотел: мощную, свирепую, многоголовую и послушную Гидру. Но он сам и его мечты о возрождении России как великой державы стали настоящей жертвой этого неуправляемого чудовища. Спецслужбы подыгрывают его фантазиям вместо того, чтобы информировать и расширять его представление о мире, как и положено хорошей разведке.

Когда головы Гидры не грызутся между собой, они своими действиями поддерживают образ России — дикаря и разбойника: в лучшем случае — силы, которая не соблюдает международный этикет, а в худшем — непредсказуемой угрозы, с которой нельзя достичь понимания. Как отметил источник Е: «Чем более заняты и »продуктивны» спецслужбы, тем большую цену мы за это рано или поздно заплатим».

Сейчас главная задача Европы — препятствовать вторжению российских спецслужб, делать его нецелесообразным и слишком затратным для Москвы.

Рекомендация 1: гибридная оборона против гибридной угрозы

Если оставить в стороне дискуссии о том, можно ли назвать российскую агрессию «гибридной войной», становится ясно, что ее не подавить обычными военными методами.

Здесь требуется «гибридная защита»54. Стоит начать с решения проблем государственного управления, не в последнюю очередь с решения споров, которые позволяют Москве играть на разногласиях внутри Европы: от отчуждения Греции до кризиса беженцев в Германии.

Также чрезвычайно важно развивать контрразведку и обмен данными, особенно в небольших странах с ограниченными ресурсами. Члены НАТО поставили цель тратить больше 2% ВВП на оборону, но это не должно происходить за счет контрразведки. Для стран, которые сталкиваются с особенно агрессивными операциями российских спецслужб, таких, как страны Балтии, контрразведка должна иметь первостепенное значение. Военную поддержку могут предоставить и другие страны, но бороться с российскими разведывательными и информационными операциями могут только сами балтийцы.

Аналогичным образом страны, в которых главным вызовом являются проникновение капитала, кибератаки или даже российская пропаганда, должны больше внимания уделять защите именно от этих угроз. Возможно, усовершенствование органов финансового контроля и большее количество финансовых экспертов в полиции принесут Великобритании куда больше пользы, чем инвестиции в армию.

Рекомендация 2: нулевая толерантность к российским вторжениям

Споры о том, насколько жестко и публично нужно реагировать на разведывательные операции России, ведутся постоянно, особенно, учитывая приверженность Москвы принципу «зуб за зуб». В современном политическом климате страны Европы не должны становиться заложниками страха или надежды наладить отношения. Они должны отвечать открыто и жестко на подобные вмешательства, не боясь последствий. Эстония уже начала применять эту практику, предавая шпионов суду и публично озвучивая их имена, вместо того, чтобы тихо отправлять их домой55.

Европе также стоит наказывать соучастников российских операций. Например, если раскрытый нелегальный агент разведки работал в российской компании, она должна понести наказание. Были случаи, когда новостные агентства предоставляли прикрытие для шпионов, как это было в случае с «РИА Новости» и Леонидом Свиридовым, который предстал перед судом за то, что выдавал себя за журналиста в Польше56. Если есть достаточно доказательств, чтобы выслать человека из страны, люди или организации, помогавшие ему, также должны понести наказание.

Это не только донесет до них политическое послание (сейчас Кремль считает, что Европа более терпимо относится к его шпионам, чем США), — но и нанесет удар по конкретному ведомству и его союзникам. Спецслужбы зарабатывают ресурсы и престиж через достижение результатов и теряет их, когда терпит поражение. Проведение рискованных операций говорит о том, что они считают, что ставки высоки, а риски минимальны. Изменив это соотношение и убедив их, что агрессивное поведение будет дорого им обходиться, европейские правительства могут вынудить их начать действовать гораздо более осторожно. И, хотя Кремль определяет общую политику государства, тактические решения принимают командования спецслужб, а на них можно повлиять.

Рекомендация 3: следовать за деньгами и морить Гидру голодом

Чем больше российские операции полагаются на активные меры, тем больше они требуют денег. Европейским правительствам следует обратить внимание на возможность российской разведки (а заодно мафии, казнокрадов и неплательщиков налогов) свободно перемещать средства, скрывая их источники. Этот вопрос не могут решить уже давно, но теперь, когда это проблема касается национальной безопасности, все может измениться.

Такие страны, как Латвия, в финансовые системы которых давно проникают российские деньги сомнительного происхождения, делают большие успехи в борьбе с этой проблемой. Тем не менее небольшие страны, такие, как Кипр, Чехия и Болгария, хранящие внушительные объемы российских денег, должны сделать финансовую безопасность одной из основных целей. Большая часть этих средств вполне может быть легальной или хотя бы не связанной с разведкой, но свободное перемещение средств Кремлем — все еще большая проблема. Большие финансовые узлы, такие, как Лондон, Люксембург и Франкфурт, должны усилить контроль за финансовым сектором.

Рекомендация 4: понять зверя

Европейские власти имеют обширные знания о российских разведывательных операциях. Много информации передается через НАТО и Евросоюз, но правительства должны работать над расширением сотрудничества. Однако, хоть многим и ясно, как работает российская разведка, о том, зачем она это делает и как это влияет на политику, знают немногие.

В этом нет ничьей вины. Контрразведка борется с угрозой на местности, пока специалисты по международной политике сосредоточены на своих проблемах. Имея в виду, насколько важны спецслужбы для геополитики России, нужно не только понимать принцип их работы, но и изучить, насколько сильно они разделены, как они соперничают, как их используют.

Власти Европы должны сосредоточить свои аналитические мощности на политической среде, в которой действуют спецслужбы России. Это не только откроет новые тактические возможности, такие, как возможность использовать соперничество между ведомствами, но предоставит нам еще один источник знаний о российской политике. Кремль — рациональный игрок, но он может использовать только доступную ему информацию для принятия решений. Чем лучше Европа изучит источники, ограничения и характер этой информации, тем точнее она сможет предугадывать действия России.

Рекомендация 5: чувствовать баланс

Несмотря на все вышеописанное, это не новая Холодная война. Русские не представляют для Запада серьезной геополитической угрозы в долгосрочной перспективе, и европейским правительствам уже сейчас стоит задуматься о восстановлении отношений с Россией после ухода Путина. Существует еще много проблем — таких, как вербовка европейских граждан в России57. Среди российских студентов, предпринимателей, туристов и работников в Европе неизбежно будут скрываться оперативники российских спецслужб. Но они тоже являются важным ресурсом для Европы: не для вербовки (хотя без этого не обойтись), но как культурные контакты, подрывающие попытки Кремля выдать свою агрессию за оборонительную кампанию против враждебного Запада.

Россия — угасающая сила среднего уровня, которой удалось добиться непропорционального влияния с помощью концентрации средств, политического контроля и готовности нарушать правила международного поведения. Но это ненадолго. Неспособность России управлять своими собственными спецслужбами говорит о том, что вся система не сможет долго существовать при нынешних ограничениях.

Европа должна найти баланс между защитой от российской разведки, сдерживанием кремлевского авантюризма и отчуждением российского народа. Несмотря на всю пропаганду, россияне все еще культурно связаны с Западом, и в ближайшем будущем, вполне вероятно, захотят достичь такого социального, правового, экономического и политического прогресса.

Аббревиатуры


  • ФАПСИ — Федеральное агентство правительственной связи и информации

  • ФСБ — Федеральная служба безопасности

  • ФСКН — Федеральная служба Российской Федерации по контролю за оборотом наркотиков

  • ФСО — Федеральная служба охраны

  • ГРУ — Главное разведывательное управление

  • КГБ — Комитет государственной безопасности

  • МВД — Министерство внутренних дел

  • НАК — Национальный антитеррористический комитет

  • СБП — Служба безопасности президента

  • СК — Следственный комитет

  • СВР — Служба внешней разведки

Методологическая записка

Проводить исследования на тему разведки и политики в лучшем случае — непросто, особенно в современной России. Кроме открытых источников, этот доклад основан на разговорах с людьми, служащими или служившими в российской разведке либо имевшими опыт работы с ними. По понятным причинам мы не можем назвать их имена. Мы можем дать лишь общую информацию о деятельности шести (источники A-F) из них, которые особенно помогли при создании этого доклада.

Источник A — бывший офицер разведки, работавший в аналитическом отделе сначала КГБ, а затем ведомства-преемника.

Источник B — полковник ФСБ, имеющий опыт работы в экономической безопасности и контрразведке.

Источник C — иностранный политический эксперт, работавший в государственном аппарате при Путине и имевший доступ к разведданным. Он утверждает, что никогда не работал в разведке, но направление его карьеры говорит об обратном.

Источник D — журналист, находящийся в контакте со службами безопасности и разведкой; кроме того, в разведке работает его близкий родственник.

Источник E — отставной сотрудник балтийской контрразведки, раннее работавший с КГБ.

Источник F — российский академик со связями в МИД и СВР; один из его родственников работает в секретариате Совета безопасности.

Я особенно благодарен этим людям за их готовность говорить на такие опасные и чувствительные темы.

Об авторе

Марк Галеотти — известный специалист по вопросам безопасности России, диапазон его тем

— от политических и военных интриг до темного мира криминала и спецслужб. Он преподает, пишет и проводит исследования в Великобритании, США и России.

Окончил Кембридж и Лондонскую школу экономики, является главой исторической кафедры Кильского университета, профессором международных отношений в Центре международных отношений Нью-Йоркского университета и приглашенным преподавателем в МГИМО, Рутжерском и Карловом университетах. Сейчас живет то в Лондоне, то в Праге и работает директором консультационного разведывательного агентства «Маяк».

Благодарность

Во-первых, я хочу поблагодарить ECFR за поддержку моего проекта, который я не смог бы воплотить, не проведя достаточно времени в России. Отдельное спасибо Анне Арутунян, Майклу Рохлицу, Екатерине Шульман и Даврону Юлдашеву за их идеи и помощь, а также всем неназванным источникам, которые согласились со мной поговорить на эти опасные темы.

ECFR также благодарит Министерство иностранных дел Финляндии за поддержку. Этот доклад представляет только мнение его автора, а не министерства.

Европейский совет по международным отношениям (ECFR) — первый общеевропейский аналитический центр, основанный в 2007 году. Его задача — проводить передовые исследования, создавать коалиции, ведущие к переменам, и способствовать продуманному обсуждению развития последовательной, эффективной, взвешенной международной политики Европы.

Оригинал: Mark Galeotti, «Putin’s Hydra: Inside Rissia’s Intelligence Services», The European Council on Foreign Relations (ECFR)



Часть IV




Tags: Россия Путина, Россия одичалая
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments