САМООРГАНИЗУЮЩИЕСЯ СИСТЕМЫ (systemity) wrote,
САМООРГАНИЗУЮЩИЕСЯ СИСТЕМЫ
systemity

Categories:

А исламский мир ждал своего часа

Неизвестная война на Востоке. А также на Западе.


entre

yehuda1Иегуда Ерушалми

В 70-х годах ушедшего века, в четвертый раз на его протяжении, началась мировая война. Поскольку она продолжается и сейчас — в новом веке и тысячелетии, и не ясно еще, кто победитель, которому, и должно будет составить канон ее хронографии, то нет пока консенсуса насчет даты начала ее. Она, можно считать, отпочковалась от Третьей, и они, то независимо, то переплетаясь, творили смертоубийство до конца 1991 г.

Image result for ограниченный контингент афганистан

По некоторым соображениям, точкой отсчета начала Четвертой я беру  1979 г., когда произошли хомейнистская революция в Иране и вторжение в Афганистан советского «ограниченного воинского контингента». Некоторые авторы отсчет ведут от более ранних событий, скажем, от арабского нефтяного эмбарго 1973 г.

Особенность этой войны — она стала атакой ислама на Цивилизацию. Традиционной, третьей за мировую историю волной Зеленого джихада.

Image result for завоевания мусульман

Первая волна, арабская, Мохаммедова, ведомая персональным или коллективным изобретателем джихада, поднялась в седьмом веке.

В пятнадцатом ее сменила вторая — османская, иссякшая в начале века двадцатого, после чего ислам примерно на полвека потерял пассионарность и, казалось, выпал навсегда из политических акторов.

Чем характерен джихад:

— замахом на всемирность, создание единого народа — новой исторической общности, связанной единой идеологией;

— полной централизацией власти;

— массовой переориентацией ментальности населения с трудовой производительной этики (если таковая была) на этику ратного «труда», иначе говоря, милитаризация психологии масс;

— унитарностью интеллектуальной жизни: языка, культуры, не допускающим отклонений, безукоризненным следованием «единственно верному учению», которое в глазах участников джихада является высшей целью жизни и смерти;

— принуждением покоренных людских сообществ к следованию «единственно верному учению», либо их уничтожением.

Результатом этого принуждения возникают устойчивые психологические комплексы в духе «единственно верного учения», а также — «новый человек», которого, вслед за Ч.Айтматовым, можно назвать «манкуртом».

По совокупности приведенных выше основных признаков джихада, многочисленные мировые войны: завоевательские походы Древнего мира, монгольское нашествие, наполеоновские походы, колониальные войны европейцев (за некоторыми исключениями, вроде завоеваний конкистадоров) не могут считаться джихадами. То у агрессоров не было претензий на всемирность, то — «единственно верного учения» то — цели создания «нового человека».

Цели колониальных войн были, большей частью, экономическими. Англичане не окрестили индусов, французы — североафриканских арабов, голландцы — индонезийцев, русские — татар и туркестанцев.

Ранее, Русь, вассальная монголам, не потеряла ни православия, ни основ славянской речи и письма.

Тюрки, кроваво-джихадно омусульманенные арабами Первой волны, впоследствии на несколько веков попали под пяту монголов, но так уж и остались мохаммеданами, с арабской письменностью…

Были, разумеется, культурная и научно-техническая экспансия колонизаторов, «добровольно-принудительное миссионерство», но как показал исторический опыт, все это оказалось легкой поверхностной шелухой. Стоило колонизаторам уйти, как освобожденные народы стремительно возвращались в прошлое, нередко, с удовольствием регрессируя.

Опыт джихада, особо успешный во времена его первой волны, был воспринят в мире. В 14-19 вв католики, в антиджихадных войнах переняли многое у мохаммедан и применили их идеи и методы при создании Латинской Америки (Черный джихад).

Image result for мировая пролетарская революция

Начиная с середины 19-го века «всесильное, потому что верное» учение Маркса и его активные последователи, прежде всего — Ленин, Троцкий и Сталин, организовали Красный джихад, названный «мировой пролетарской революцией».

Image result for германский нацизм

В 20-40 гг прошлого века возник германский вариант джихада — Коричневый, нацистский. Сходство идей главной книги нацистов «Майн кампф» и мохаммеданского Корана отметил еще У.Черчилль…

Более подробно обо всем этом написано у меня в эссе «Цивилизация и ислам» и «Цвета джихадов (Ч.1-5)».

***

В 1945 г. закончилась Вторая за 20 век, мировая война. Самыми активными ее участниками были державы Коричневого и Красного джихадов — Германия и СССР. Как результат — Коричневый джихад был уничтожен СССР и союзниками. Надеюсь, навсегда. По крайней мере, за последние семьдесят с лишним лет не наблюдалось серьезных и успешных попыток реанимации нацизма.

Победитель же, Красный джихад, с ходу, развязал Третью за 20-й век мировую войну – Холодную (1946-1991г.), добиваясь главной джихадистской цели – территориального расширения сферы своего влияния. С переменным, однако, все более затухающим успехом, путем «малых» войн и подрывной деятельности, его экспансия продолжалась еще лет 30-40.

Image result for мао цзэдун

Более того, во время Холодной войны он успел породить еще одну кратковременную разновидность джихада, напоминающую гитлеровскую, — национал-коммунизм Мао. Но Китай оказался тогда слишком слабым, древняя культура китайцев слишком отдаленной от традиций европейских народов, чуждой им, и Желтый джихад не состоялся. По крайней мере, в силовом варианте, задуманном Мао.

А к началу 90-х годов Красный джихад проиграл Холодную войну, рухнула его главная цитадель — СССР, и сегодня красноджихадные рудименты сохранили лишь маргинальные режимы некоторых «развивающихся» стран.

Казалось бы, все. Можно ставить точку в истории джихадов?

Но, нет! С момента окончания Второй мировой войны 20-го века стала подниматься Третья волна старого и недоброго, все того же, Зеленого, мохаммедова джихада.

Это произошло после практически векового, начавшегося еще в середине 19-го века, процесса естественной деисламизации мира.

Почему я считаю этот процесс естественным?

На мой взгляд, ислам, не столько, как религия, а, главное, как философия жизни, как Modus Vivendi, не направленный на созидание, а лишь, на захват, исчерпал свою мощь еще к векам 16-17-му, хотя Вторая волна Зеленого джихада, подпитываясь от развивающейся рядом европейской цивилизации, старалась захватить ее и позже, вплоть до конца века 19-го.

Но тогда были два существенных отличия от Первой, успешной, поднятой самим Мохаммедом.

Главное – ей не удалось заполонить столь огромные участки мира и на долгие века заселить их мохаммеданами, как это сделали первые моджахиддины-арабы, сдавшие потом лишь часть Дар эс-ислам (подвластных мохаммеданам территорий) на крайнем западе Европы. Да и то, как они считают, временно.

А второе, то, что турки, движущий этнос Второй волны, сумели отказаться от многих привычек кочевников и активно, хотя и перманентно отставая, перенимали научно-технические достижения своих противников – постепенно выходящей из мрака средневековья навстречу прогрессу христианской Европы.

И, начиная с середины 19-го века, завершившегося падением метрополии Зеленого джихада — Османской империи, жизнь по мохаммеданской традиции, предусматривающей в качестве основы существования не труд производительный, а, прежде всего, завоевание и ограбление, пришла в противоречие с демографическим взрывом, ограниченным лишь мощью переносчиков инфекционных заболеваний и продовольственными трудностями, предвиденными Мальтусом.

Возможно, не поддержи тогда европейские колонизаторы, главным образом, материально, исламские народы Азии и Африки, те  были бы вынуждены, естественным образом, либо вымереть, либо, что более естественно и вероятно, в порядке инстинктивной самозащиты и спасения изменить Modus Vivendi.

Безусловно, само по себе это заняло бы не одно поколение. И, безусловно, что ислам, в лучшем случае, сохранился бы лишь как феномен части человеческой культуры, растеряв свои главные качества, агрессивно-бойцовские. Как это произошло, например, с католической ветвью христианства, около четырех веков практиковавшей Черный джихад…

Но белый человек 19-го – начала 20-го веков, ослепленный сияющей экспонентой взлета технического и экономического прогресса и глубоко проникшими в образованные массы идеями Красного джихада, считал себя, по Марксу, в силах и вправе творить историю.

И он поддержал «братьев младших» едой и лекарствами, деньгами и миссионерами, учителями, врачами и идеологами. Он заставлял «малого сего» зарабатывать свое содержание в поте лица, стараясь приучить его к систематическому производственному труду.

Белый человек не знал и не понимал, что его, в общем-то, лишь недавно возникшее гедонически-легкомысленное мироощущение, вовсе не соответствует отношению к жизни и смерти, к целям «малых сих», им поддерживаемых. Еще свежи были проповеди всечеловеческого равенства Дидро, и не приелась бетховенская «Ода к радости»…

А исламский мир ждал своего часа. Кто в колониальных африканских джунглях, кто в независимых (можно на пальцах рук перечесть), но слаборазвитых странах. Кто, сменив чалму и чапан на пиджак и галстук капээсэсовского функционера или мундир офицера советской армии.

Но, не забывались ими заповеди Мохаммеда и, главная среди них о джихаде.

И дождались, дотерпелись.

В результате Второй и Третьей (Холодной) мировых войн 20 века, у Зеленого джихада не осталось в мире агрессивных конкурентов.

Коричневый, гитлеровский джихад был уничтожен.

Красный, ленинско-сталинский, потерпел сокрушительное поражение в Третьей мировой.

Не преуспел, даже в Европе, и Белый, англо-американский джихад, стремящийся вогнать весь мир в некие умозрительные демократические стандарты… Он смог проникнуть в мир лишь современной техникой, а также распространением английского языка, достижениями культуры и, особенно, субкультуры. Но этого недостаточно, судя по всему, для овладения миром.

У мохаммедан же, живущих и действующих по стандартам Мохаммеда, главной задачей остается территориальная экспансия. И они активно осуществляют ее, пользуясь асимметрией отношений в нашем грешном мире.

Будучи сами закрытым обществом, они ловко оборачивают в свою пользу все возможности общества открытого: свободу передвижения, гуманные стандарты цивилизованных международных отношений, наивность либеральных политических заблуждений.

Это позволяет миллионам мохаммедан Ближнего Востока и Африки ежегодно, легально или под видом «беженцев» осуществлять, при самоубийственном поощрении руководства Европы и оболваненного местного населения, «мирный джихад» по проникновению в цивилизованные страны и установлению там своих порядков.

А презренное индустриальное и постиндустриальное производство, по поверьям мохаммедан, должное, прежде всего, служить непрерывно их увеличивающемуся поголовью и его растущим, в квадрате, потребностям, нуждается в энергии, воплощенной, в значительной мере, в нефти, которая по какому-то Божественному замыслу, лежит, большей частью, у них под ногами. И это позволяет мохаммеданам держать мир за горло, собирать с него дань и на нем обогащаться.

А главная подспудная, возможно даже, не осознаваемая, ими мечта – вернуться в декорации 7-го века, когда это все начиналось.

Когда на огромном пространстве лежали полуразрушенные и бесхозные, но аппетитные куски античного мира. И не стоило тогда им особо большого труда этот старый незащищенный мир захватить и разграбить.

И они усиливают с каждым днем давление на наш помешанный на равенстве и толерантности мир, на Цивилизацию, «мирным проникновением», терроризмом, угрозами больших и малых войн.

И уже не знаю, что еще должно произойти, чтобы это поняла большая часть цивилизованных людей и включила защитные механизмы. Воспоминаний об 11 сентября 2001 года, как видно, не достаточно. Так же, как и мусульманина в Белом доме…

А ведь, США вели на протяжении десятилетий свой,  я бы сказал, Белый джихад, ответвление Розового джихада, социал-демократического, европейского, особо активный последние лет 20. И имя ему — глобализация.

И вот, представляете, к чему может привести объединение этих двух джихадов — старого, Зеленого и нового, Белого, с его развитой инфраструктурой демократии?

Впрочем, по экспериментальным данным выходит, что:

— первый джихад, Зеленый, мохаммедов, портит жизнь человечеству уже 1400 лет;

— второй джихад, Черный, католический, бесчинствовал лет 400;

— третий джихад, Красный, марксов, был провозглашен около 160 лет назад и находится на явном спаде;

— четвертый джихад, Коричневый, гитлеровский, просуществовал не более 25 лет…

Вопрос, когда же, наконец, сгинет Зеленый?

Лет 15 назад я представлял себе это так:

В порядке самозащиты цивилизация должна искоренить ислам, как прежде искоренила нацизм и подавила коммунизм, с которыми у ислама много общего.

Это ни в коем случае не призыв к геноциду, это призыв к мыслящим людям поставить заслон ИДЕОЛОГИИ ислама. Вместо того, чтобы создавать и потворствовать возникновению все новых и новых форпостов воинствующего ислама, вроде Боснии, Косова, Чечни, хамасовско-арафатовского Фалостына, все более наглеющих мусульманских общин по всей Европе, цивилизация должна очнуться и создать в обществе такие условия и настроения, чтобы стало неприлично, невыгодно и стыдно быть мусульманином, как неприлично сегодня прослыть в приличном обществе нацистом или коммунистом.

Ну, а с теми, кто с мечом к нам войдет… Тут, по-моему, все должно быть ясно, без всяких сантиментов!

Причин для существенного изменения этого предложения пока не вижу.




Tags: Исламизация, История
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments