САМООРГАНИЗУЮЩИЕСЯ СИСТЕМЫ (systemity) wrote,
САМООРГАНИЗУЮЩИЕСЯ СИСТЕМЫ
systemity

Из кошачье-собачьего

Многим совершенно непонятно, зачем нужно держать в доме несколько собак или несколько котов. Дело в том, что одна собака или один кот в семье живут с ущербной психикой, которая вредна не столько им самим, сколько тем их хозяевам, которые любят свободу в себе и в других. Многие из тюремных сидельцев вполне привыкают к своему статусу и даже при большом желании выйти на волю ведут вполне адекватное существание в рамках насильственно ограниченных возможностей. Абсолютно также существуют в семье единственная собака и единственный кот. Кот ласкается к хозяину, поскольку ему не выпало возможности самому решать, к кому именно ласкаться. Не может быть сомнений, что общение с себе подобными животным интереснее не столько с точки зрения какой-то практической выгоды, а с точки зрения облегчённого функционирования их зоологической психики. Люди живут с нелюбимой женой или с нелюбимым мужем. И ничего, порой даже совершенно забывают об этом.

У нас в семье были три собаки и один пожилой кот Леопольд. Каждая из трёх собак является обладателем уникального психотипа. Это необыкновенное удовольствие наблюдать за сложными взаимоотношениями в собачьем коллективе. А кот Леопольд в своём кошачьем одиночестве был зациклен на одну единственную идею: на то, чтобы его оставили в покое и не демонстрировали ему ни любви, ни дружбы. Он терпеливо с легкой брезгливостью на физиономии переносил собачьи поцелуи, он жил своей замкнутой жизнью и старался общаться только с людьми, но не с собаками.

Но вот в нашей семье появился молодой кот. Моложе Леопольда на семь лет. По понятной глупости и неопытности Леопольд сразу же начал ревновать кота, потом пытался его задирать. Но молодой кот оказался необыкновенно умным. Он изображал из себя слабоумного, не понимающего истинные причины агрессивного отношения к нему Леопольда. А по отношению к собакам он занял весьма жесткую позицию. Он относится к ним весьма благожелательно, ласково. Но если собаки начинают с ним фамильярничать, лезть в чашку с его едой, то молодой кот шипит и огрызается, угрожающе поднимает правую лапу, чего никогда не делал трусливый интеллигент Леопольд.

И вот произошло чудо. Появление второго кота привело к созданию кошачьей фракции, которая получила такой же психологический статус, как ранее имела собачья фракция. И Леопольд удивительным образом преобразился. Он целуется теперь с молодым котом. Они лижут друг друг за ушами. Леопольд стал необыкновенно уверенным в себе. У него поднялся аппетит. Он прыгает на стул и на стол с лёгкостью молодого козлика. Он чувствует себя не в застенках собачье-человеческой вынужденности, а считает себя членом вновь возникшего кошачьего социума. Это всё удивительно наблюдать и очень сложно адекватно описать. 



Tags: Зоопсихология
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment