САМООРГАНИЗУЮЩИЕСЯ СИСТЕМЫ (systemity) wrote,
САМООРГАНИЗУЮЩИЕСЯ СИСТЕМЫ
systemity

Святые отцы предупреждали, что смех — это орудие дьявола, который соблазняет людей

Красота является высшим стимулом и средством познания окружающего мира. Когда я впервые попал заграницу, это была Чехословакия, то по приезде меня спрашивали друзья, что из самого красивого я там увидел. И я всем отвечал, что самым красивым мне показалось то, что автомобили уступают дорогу пешеходам. В СССР всё было наоборот. Люди, не такие древние, как я, могут подумать, что я преувеличиваю. Ведь были же семафоры, пешеходные дорожки и пр. Но всё было именно так. Семафоры были далеко не на всех улицах, а автомобилисты, видя человека, желающего прейти улицу, не заморачиваясь, пролетали мимо желающего. В Праге, Братиславе, Брно меня в первую очередь поразило то, что все без исключения автомобилисты, завидя издалека человека, намеревающегося перейти улицу, притормаживали и пропускали его впереди себя. Я не вру и не преувеличиваю, но это наблюдание для меня было средством более глубокого понимания среды, в которой я жил, и стимулом для глубокой задумчивости по поводу столь разительных отличий. 

Также, как в случае с Чехословакией, переезд в Германию и затем в Америку, вызвал у меня ряд негативных ассоциаций с народом, проживающим на территории, на которой я вращался 2/3 своей жизни. Я всегда считал и считаю женщин самым красивым творением природы. Любовные чувства я испытывал к очень немногим, а знал очень многих и несравненно большим числом просто любовался везде, где женщины сидят, ходят, плавают, выступают на сцене и т.п. И что греха таить, очень часто я совершенно нахальным образом вперивался взглядом в понравившуются мне личность женского пола. В Америке в таких случаях всегда без каких-либо исключений понравившаяся мне личность женского пола вне зависимости от возраста и национальной принадлежности, заметив мой взгляд, широко и совершенно естественно начинала мне улыбаться. В России в абсолютном большинстве случаев в аналогичных условиях мне отвечали злобным взглядом типа "чего вперился?". Может быть в нонешние времена после снятия железных занавесок такого уже нет, но я лишь могу сказать на тему того, что видел собственными глазами в СССР.

Я пытался понять эту разницу, но у меня не очень-то получалось. А сегодня я прочёл статью "Почему русские не улыбаются?" (http://bigpicture.ru/?p=601648), где эта проблема рассматривается.





Первое, что удивляет зарубежного туриста в России, — это количество хмурых людей. Почему русские так мало улыбаются? И ведь это правда: мы улыбаемся значительно меньше, чем другие нации Запада и Востока. Голливудская улыбка чужда русским точно так же, как и елейное выражение лица жителей Китая или Вьетнама.

Исследователи коммуникативного поведения называют природную неулыбчивость одной из наиболее ярких национально-специфических черт русского общения. Эта особенность русских часто воспринимается на Западе как следствие плохого воспитания или неуважения к собеседнику. Однако у этого феномена есть свои объяснения, и заключаются они не только в суровом климате и непростом историческом развитии нашей страны, но и в том, что русская улыбка выполняет совершенно другие функции, нежели улыбка зарубежная. Известные ученые-лингвисты И.А. Стернин и Ю.Е. Прохоров выделили в своем исследовании коммуникативного поведения несколько национальных особенностей русской улыбки.

Русская улыбка (в норме) выполняется только губами, изредка становится слегка виден верхний ряд зубов; демонстрация при улыбке верхних и нижних зубов, как это делают американцы, считается в русской культуре неприятной, вульгарной, а такая улыбка называется оскалом или «лошадиной». Русские писатели не раз обращали внимание на отличие русской и американской улыбок, характеризуя американскую как странную и искусственную для русского человека. Максим Горький писал, что у американцев на лице «прежде всего видишь зубы», а русская поговорка гласит: «Скалозубы не бывают любы». Не обошли этот вопрос и наши современники: сатирик Михаил Жванецкий писал, что американцы улыбаются, «как будто включены в сеть».

Для американцев и большинства западных европейцев улыбка — прежде всего сигнал вежливости, поэтому она обязательна при приветствии и в ходе светского разговора. Чем больше человек улыбается при приветствии, тем больше вежливости к собеседнику он демонстрирует. В некоторых восточных культурах улыбка вежливости даже имеет цель облегчить человеку восприятие негативной информации. Так, Илья Эренбург в своих воспоминаниях рассказывает о китайце, который с улыбкой сообщил ему о смерти своей жены. Эта вежливая улыбка означала: «Вы не должны огорчаться, это мое горе». У русских такое просто немыслимо. Улыбка из вежливости русским не свойственна, более того, подчас воспринимается враждебно. Русская фраза «он из вежливости улыбнулся» содержит неодобрительное отношение к улыбнувшемуся. Вежливая улыбка для клиентов также неодобрительно называется у нас «дежурной» и считается проявлением неискренности.

Улыбка в русском общении адресуется чаще всего знакомым. Именно поэтому продавщицы не улыбаются покупателям — они же их не знают. Если русскому человеку улыбнулся незнакомый, это, скорее всего, побудит русского искать причину адресованной ему улыбки и вызовет вопрос: «А мы что, знакомы?» Улыбка рассматривается как приглашение вступить в контакт, в разговор. Если русский к такому контакту не готов, он не будет отвечать на улыбку. В случае случайной встречи взглядом американцы улыбаются, а у русских принято, наоборот, отвести взгляд.

Эта особенность русской улыбки уникальна. Издавна приказчики, слуги, официанты были вежливы, но никогда не позволяли себе улыбаться. Старая добрая традиция жива и сегодня. Приветливая улыбка с трудом приживается в сфере русского сервиса, поскольку людям нашего менталитета такая «профессиональная» улыбка кажется искусственной маской, ложной личиной, за которой скрывается равнодушие. И в то время как японских или американских детей с раннего детства обучают улыбаться как некой социальной обязанности, российские родители часто говорят детям: «Не улыбайся! В школе будь серьезен».

У русских людей улыбка — обязательно искренняя, открытая и выражает хорошее настроение человека или симпатию к собеседнику. Улыбки, не подкрепленные позитивным душевным состоянием, вызывают моментальное недоверие и неодобрение. «Иногда и в улыбке скрывается яд», «Что в сердце варится, в лице не утаится», «Горечи сердца не усладишь улыбкой» — гласят русские пословицы. У китайцев же иначе говорят: «На сердце обида, а на лице улыбка». Излишняя улыбчивость или веселость кажется подозрительной. Такая улыбка может рассматриваться как глупость или в худшем случае как вызывающее поведение (для мужчин) или приглашающий знак (для женщин). Поэтому говорят: «Смех без причины — признак дурачины».

Русским важно, чтобы улыбка была к месту и соответствовала ситуации. Русская поговорка гласит: делу время, потехе час. Учителя очень часто делают замечания детям: «Потом будешь улыбаться, работай». Не принято улыбаться, если рядом есть люди, о которых известно, что у них серьезные огорчения: кто-то болен, озабочен личными проблемами и т.д. — «не до улыбок».

Однако в чем корни этих особенностей русской улыбки? Исследователь Е.И. Волкова называет одной из таких причин русское православие, которое особо почитает святоотеческое предание — труды святых отцов церкви первых восьми веков христианства. Святые отцы предупреждали, что смех — это орудие дьявола, который соблазняет людей, а затем смеется над ними. Церковь в Средние века преследовала народную смеховую культуру, бродячих актеров и ярмарочных скоморохов.

«Блаженны плачущие, ибо они утешатся», — говорится в Евангелии. А потому слезы, а не смех стали особо почитаемы в православной традиции духовности. При этом не всякие слезы вызывали уважение, а слезный плач о грехах своих и слезы сострадания к ближнему, отмечает исследователь.

Плач — один из основных жанров русского фольклора и русской литературы. Например, знаменитый плач Ярославны из «Слова о полку Игореве» или образ песни-стона из стихотворения Н.А. Некрасова («Этот стон у нас песней зовется»).

Николай Бердяев в своей работе «Судьба России» видит причины русской неулыбчивости в необъятных просторах нашей страны и суровых климатических условиях жизни, длительной борьбе за выживание, особом психическом складе русского человека: «Русская душа подавлена необъятными русскими полями и необъятными русскими снегами, она утопает и растворяется в этой необъятности… И русские совсем почти не знают радости формы. Русская душа ушиблена ширью, она не видит границ, и эта безграничность не освобождает, а порабощает ее. И вот духовная энергия русского человека вошла внутрь, в созерцание, в душевность…»

Несмотря на то что улыбка не свойственна русским, ученые-лингвисты отмечают, что все же в большинстве своем русские люди веселые, гостеприимные, жизнерадостные и остроумные. Улыбка и смех — это не одно и то же, и, по мнению исследователей, именно смех присущ России, хоть порой это и тот самый «смех сквозь слезы», про который писал Гоголь.




Tags: Размышления, Улыбайтесь!
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments