САМООРГАНИЗУЮЩИЕСЯ СИСТЕМЫ (systemity) wrote,
САМООРГАНИЗУЮЩИЕСЯ СИСТЕМЫ
systemity

Исконно-посконная российская вороватость

Константин Амелюшкин
10.13.2016


Польский историк: российская экспансия в регионе не прекращалась многие столетия Константин Амелюшкин, ru.DELFI.lt четверг, 13 октября 2016 г. 09:39 Российская экспансия в регионе Восточной Европы происходит уже несколько столетий. Это военная, цивилизационная и другие виды экспансии, которая направлена на то, чтобы Россия доминировала в этом регионе, утверждал в ходе Конгресса исследователей Беларуси польский историк Анджей Новак.

Регион Восточной Европы развивался столетиями, и на восточной границе всегда существовал центр московской цивилизации, утверждал профессор во вступительном слове к конгрессу. Если смотреть на развитие этого региона, то Магдебургское право может стать главным органичным связующим звеном между Восточной Европой и Европой в целом. «Но с конца XVII века Европа встречается с Россией, и Россия пытается приблизиться к своему старому центру (Украине) путем преодоления Восточной Европы с ее специфическими имперскими традициями», - говорил он.

По его словам, со времен Петра I Россия использовала в отношении Восточной Европы европейское понятие «марки», т.е. регион носил название восточной марки. Лучшая модель сосуществования государств в противостоянии наступлению России была уния ВКЛ и Речи Посполитой, а одной из стратегий России в этом регионе была и остается по сей день стратегия разделения Восточного пространства Европы. Результатом этого стало то, что большая часть украинской, белорусской, литовской территории была захвачена Россией.

«Историк-евразиец Петр Савицкий определил Россию как естественную империю в естественной целью превратить белорусов, украинцев в русских», - говорил профессор. Однако это не удалось, подчеркнул он, и в ходе Первой мировой войны, и в результате происходивших после нее событий. Большевистская Россия, по словам историка, нацелилась не только на Восточную Европу, но и на всю Европу в целом. «Все это было остановлено, когда в Германии коммунисты проиграли и Польша сопротивлялась советскому вторжению», - напомнил А.Новак. Он отметил, что большевики и здесь вспомнили о «восточной марке», когда было создана Литовско-белорусская республика.

После обретения независимости Литва, Латвия и Эстония воспринимались ранними большевиками как восточные территории, с помощью которых можно было вести дела с Западом, но в то же время они надеялись на контроль советов над этими территориями. В ходе Второй мировой войны Россия хотела захватить не только Восточную Европу, но и страны, которые, как отметил А.Новак, могли бы сформировать новый Варшавский пакт. После Ялтинской конференции целью России была если не законная, то моральная договоренность с Западом по поводу этих территорий, которые никогда раньше не входили в российскую империю


Если суммировать главные цели российской политики в отношении Восточной Европы в начале девяностых годов двадцатого столетия, то Россия пыталась договориться, чтобы Запад «не входил» в эти восточные территории. И эти территории остаются моментами обсуждения между имперскими центрами — России, Германии, США. «Если взглянуть на нынешнюю ситуацию, то в российской стратегии можно выделить несколько моментов. Один из них — вновь вернуть Беларусь, Украину, Армению, Молдову, Грузию и Азербайджан в имперскую Россию. Есть и другие территории, которые воспринимаются как части российской империи. Цель — вернуть эти территории в состав империи», - утверждал А.Новак.

Второй момент касается стран бывшего Варшавского блока, Россия хочет сделать их своими: «И если это невозможно сейчас, то разобщить их с западными партнерами». Имперские традиции и способ имперского мышления вкупе со спецификой КГБ глубоко укоренены в умах российских элит, продолжал он, а мотивы, почему путинская Россия нацелена на Европу, заключаются в демографии и экономике. «России на юге и востоке идти некуда, единственное направление для расширения, агрессии для России — Запад. Мы часто забываем о возможной экспансии, необязательно военной, и Россия завоевывает все больше влияния в Европе.

Путин ищет слабые места и на Западе у России больше возможности для разделения», - отмечает профессор. А.Новак напомнил, что в 2012 году Владимир Путин говорил, что Россия должна сохранить не просто свою геополитическую востребованность, она должна ее умножить, она должна быть востребована своими соседями. В.Путин также отметил, что целью России является противодействие любой угрозе дестабилизации в государствах у границ России. И с помощью таких союзов как Евразийский, Россия пытается контролировать своих соседей и союзников.

Напомнив об аннексии Россией Крыма, А.Новак утверждал, что целью России являются Украина, Беларусь, чтобы «иметь там в будущем больше русских». «Демографический фактор очень важен», - подчеркнул он. Россия смотрит в перспективу насчет Украины и Беларуси и пытается разобщить Восточную Европу с Центральной Европой, разобщить страны внутри этих географических понятий.

А.Новак продолжал: «в последние годы Россия пытается столкнуть страны этого региона друг с другом, к примеру Польшу и Украину на почве истории, Литву и Польшу. России выгодно стратегически разделить Восточную Европу". Кроме того, белорусская армия, к примеру, принимает участие в учениях «Запад», где разыгрываются сценарии боев на территории Польши, и это не делает Беларусь ближе к своей соседке. «Это лишь несколько примеров. Режим Путина верит, что может существовать, если Россия будет империей, когда суверенитет и интеграция восточноевропейских стран попадают под риск, как и всех приграничных стран», - подчеркнул он.

Наиболее важным в стратегии России последнего времени, продолжал профессор, является внедрение нестабильности, внутренних конфликтов между странами, все, что может разделить страну и позволить использовать ее в своих интересах. «Россия заинтересована в своем доминировании в этом регионе. И Беларусь вместе с Украиной — это ключевые факторы", - заключил он.

За комментарием на тему безопасности в нашем регионе, DELFI обратился к белорусскому историку Олегу Дзярновичу, который уверен, что безопасность региона могут гарантировать сотрудничество или интеграция.

- Вы как историк можете сказать, что данный регион когда-либо находился в безопасности?

- Специфика нашего региона заключается в том, что безопасность, как показывает исторический опыт, могут гарантировать две вещи. Первое — это включение в какие-то внутрирегиональные проекты.  В этом плане можно вспомнить Ягеллонский период. Сколько бы литовские историки не имели скепсиса, они понимают, что после унии произошел колоссальный рывок в развитии Великого княжества Литовского. В союзе с Польшей ВКЛ получило культурно-этнические проблемы, тем не менее, в плане безопасности ВКЛ чувствовало себя увереннее. Так что вариант первый — это сотрудничество стран региона, назовем его так, как это обозначал Гедройц: Украина, Литва, Беларусь. Он настойчиво писал, что Польша не может быть суверенной и независимой без надежной восточной границы и суверенности её соседей.

Другой вариант — это имперская безопасность в том смысле, что если наши страны попадали под контроль какой-либо империи это обеспечивало определенный уровень экономической интеграции и т.д. Я имею в виду в первую очередь период Российской империи. Безопасность заключалась в том, что все были включены в состав империи и вызовы были внешними. Конечно, поднимались восстания, но эти восстания были словом высшего политического класса, который потерял преимущество. Так что империя тоже может гарантировать безопасность, но за счет суверенитета, в чем и проблема, поэтому такой вариант для наших стран не подходит.

Я думаю, что в наш период безопасности индивидуального суверенитета, к сожалению, не получится. Для новой Швейцарии очень мало шансов. Получается, что все наши страны — Беларусь, Литва, Украина, Польша - стоят перед вызовами, они должны принимать ту или иную форму интеграции. Литва приняла путь интеграции в евроатлантические структуры. В Беларуси сохранялись надежды на нейтралитет, но на сегодняшний момент мы видим, что она участвует в процессах евразийской интеграции под эгидой России. В этом есть свои выигрышные моменты — белорусская власть чувствует себя стабильнее.

Так что если говорить об исторической перспективе, то я так определяю: или в сотрудничестве стран региона, либо под эгидой империи. Но на перспективу я вам сказать не могу.

Сейчас мы видим, о чем многие говорят - возрождающуюся империю?

- Да, можно сказать, это новый вызов, поэтому сложно предсказывать, как все обойдется в перспективе. Но именно эти вызовы могут поспособствовать и установлению шаткого баланса интересов в регионе.


Tags: Европа, История, Россия
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment