САМООРГАНИЗУЮЩИЕСЯ СИСТЕМЫ (systemity) wrote,
САМООРГАНИЗУЮЩИЕСЯ СИСТЕМЫ
systemity

Categories:

Безусловно, Обама - мудак. Но назвать Путина мудаком - значит обидеть всех мудаков планеты

Айсберг. Применение силы Россией в Сирии

Русские целенаправленно работают над тем, чтобы хотя бы частично востановиь тот статус, которым они располагали во времена Советского Союза. Они верят в то, что беспечность Запада создала условия для возникновения и распространения Исламского Государства. Сирийский театр также продемонстрировал стратегические возможности русских.

Статус России на Ближнем Востоке значительно изменился в последние годы. Некоторые, и не без оснований, утверждают, что Россия превратилась в самую мощную сверхдержаву в регионе – по меньшей мере, в контексте сирийского конфликта. Это стало возможным благодаря способности российского президента Владимира Путина вкладывать значительные ресурсы в регион, сочетающиеся с его готовностью брать на себя значительные риски.

Для того, чтобы понять, ради чего Россия идет на такие экстраординарные усилия в регионе, необходимо взглянуть на то, что происходит за пределами Ближнего Востока – не забывая о том, что творится в нем.  Возьмите, например, войну с Грузией в 2008 году, аннексию Крыма, угрозу территориальной целостности Украины, и предупреждения в отношении государств Балтии. Все это были решения одного человека , и у каждого из этих решений – один фундамент.

Во всех этих случаях Россия – олицетворяемая президентом Путиным мотивирована неготовностью принять как fait accompli маргинальную позицию, на которую она была оттеснена Западом после коллапса Советского Союза. Русские целенаправленно работают над тем, чтобы хотя бы частчно восстановить тот статус, которым они располагали во времена Советского Союза. И это выражается и на символическом, и на практическом уровнях.

На символическом фронте Россия подчеркивает ту роль, которую сыграл Советский Союз во время второй мировой войны, его вклад в победу союзников. На практическом уровне, Россия активно пытается влиять на происходящее в собственном регионе и во всем мире.

Именно поэтому Россия реагировала так агрессивно когда она чувствовала, что НАТО готово разместить дополнительные силы в соседних с нею странах.. Москва не готова смириться с усилиями по ее сдерживанию и исключению, за которыми, как она уверена, стоят США.  Россия рассматривает шаги, предпринимаемые НАТО и ЕС как угрозу, и не принимает объяснений о том, что речь идет только о защитных мерах.  Россия верит в то, что все это -часть американской попытки по ее изоляции и ослаблению.

Таким образом, значительная часть российских усилий направлена против США, которые рассматриваются в качестве основного соперника – и, в то же время, как сверхдержава в точке исторической слабости.  Эта слабость объясняется, главным образом, характером нынешней американской администрации, которая боится перерастания любого политического конфликта в военный.

Такое восприятие объясняет, почему Россия не готова идти ни на какие компромиссы. Она не склонилась при аннексии Крыма, и она продолжает свое вмешательство в восточной Украине. Она также без всяких колебаний защищает Асада в Дамаске. Русские последовательны и жестки в переговорах по всем этим проблемам, и демонстрируют готовность к использованию военной силы. До настоящего момента такой подход приносил успех.

С учетом этого национального мотива, и на фоне такого восприятия США, легче понять российскую активность на Ближнем Востоке, регионе, близком к дому.  Россия все еще ощущает последствия травмы ливийского кризиса. В марте 2011 Россия согласилась с тщательно сформулированной резолюцией Совета Безопасности, целью которой якобы было предотвратить тотальную войну с Муамаром Каддафи.

В конечном итоге Россия оказалась в ловушке – западные державы, под прикрытием резолюции, свергли режим, в который и Советский Союз, и Россия инвестировали значительные средства и политическую энергию.

Операция привела к хаосу в стране, который не прекратился и по сей день. Ливия превратилась в главный источник оружия для крупных террористических организаций, и привлекает множество беженцев со всей Африки на пути в Европу.

Хаос в Ливии продемонстрировал России ( и другим) почему следует избежать повторения подобного сценария.  Именно поэтому, когда взорвалась Сирия, Россия отказалась одобрить любую резолюцию ООН, которая могла бы быть направлена против сирийского режима.

События в Египте также повлияли на Россию. В результате Арабской Весны и свержения Мубарака у США появился имидж державы, готовой предать союзника и давнего друга.  Для русских это давало возможность неоднократно представить себя в совершенно ином свете – державы лояльной, и не предательской по отношению к союзникам.

События в Ливии и Египте оформили немедленную реакцию России на сирийский кризис. Россия быстро и однозначно поддержала Асада.

Еще одним дополнительным соображением, влияющим на реакцию России на события в регионе стало распространение радикального суннитского ислама в направлении России, которая располагает значительным суннитским населением. Подъем Исламского Государства и его эмиссаров по всему миру – наряду с тем фактом, что большое количество волонтеров ISIS – выходцы из России, ужасающие террористические атаки, которые Россия пережила в прошлом – оправдывают российские страхи и усиливают ее притязания.

Русские не устают повторять, что уничтожение американцами режима Саддама Хуссейна , и усиление суннитской сирийской оппозиции американскими союзниками с подачи США привело к созданию Исламского Государства. Россия говорит, что мир платит высокую цену за беспечность Запада. Россия утверждает, что пытается предотвратить возникновение еще более проблемной ситуации, которую может породить свержение Асада в Сирии.

Российская интервенция в Сирии прошла в три стадии. Первая была продуктом абсолютной зависимости Сирии от российских вооружений. Россия продолжала снабжать сирийскую армию по полной программе, чему способствовало наличие российской морской базы в Тартусе.

Сначала, Россия поставляла главным образом боеприпасы, но позднее стали появляться более сложные системы, которые не нужны были режиму для гражданской войны. Продажа таких систем – индикация того, что в данном случае соображения прибыли также могли играть свою роль ( Некоторые из этих систем оказались в руках”Хизбаллы”, и русские не сделали ничего для того, чтобы предотвратить подобный поворот).

Вторая стадия российской интервенции менее ясна. на определенном этапе участие российских разведчиков, советников и инструкторов значительно усилилось.  Трудно определить с точностью количество российских военных, оказавшихся вовлеченными в эт войну, но совершенно ясно, что речь шла о чем-то гораздо большем, чем просто поставки оружия. Как представляется, российские усилия и предоставление Асаду возможностей современной разведки перевесили чашу весов и предотвратили крах сирийской армии на поле боя.

Третья стадия, которая продолжается и по сей день, началась немедленно после заключения иранской атомной сделки. Она включает в себя развертывание современных самолетов, которые стали видимым, прямым и очень важным фактором в войне. И к этому следует добавить сухопутные силы, обеспечивающие безопасность аэропорта и морской базы.

Русские оперируют в полную силу, при полной координации с “Хизбаллой” и Ираном ради того, чтобы спасти алавитский режим. Вторичый приоритет для них – нанесение ущерба ISIS и другим террористическим организациям.

Россия полностью использует все возможности, которые предоставляет избранный ею путь. Она превратила Сирию в испытательный полигон для своих новых оружейных систем,и, более важно – в арену демонстрации собственных стратегических возможностей. – – и это нечто гораздо большее, чем того требует обстановка на местах.

Например, Россия произвела обстрелы крылатыми ракетами со своих кораблей в Каспийском море – в то время, как ее самолеты базируются в 150 км от целей. Россия использует стратегические бомбардировщики, и развернула в Сирии систему ПРО С-400, несмотря на отсутствие какой-либо воздушной угрозы для российских сил в Сирии.  Россия пошла на эти излишние меры ради демонстрации своих возможностей сверхдержавы региональным государствам – и более важно – тем, кто принимает решения в Европе и США.

Ее успех был не только военным. Российское руководство столкнулось с трудным тестом  – Турцией, и вышла из него, продемонстрировав, что она способна справиться с подобным кризисом.

До начала российской интервенции Эрдоган работал с сирийской оппозицией против Асада, которого он терпеть не может. Российская интервенция в пользу Асада означала развертывание российских подразделений к югу от Турции. Э/ти подразделения оперирует непосредственно вдоль турецкой границы, с пролетами российских самолетов над турецкой территорией, что, с точки зрения Эрдогана, означало умышленную демонстрацию российского неуважения к Турции. Поэтому в ноябре 2015 турки приготовили засаду и сбили российский самолет, который, по их версии, вторгся в турецкое воздушное пространство.

Это было тестом для Путина, и он ответил неистово. Торговля с Турцией (за исключением газа) была немедленно остановлена. Россия развернула персональную кампанию против Эрдогана и его родственников.  Более значительно, Россия сделала стратегический ход – и начала обрабатывать курдов в северной Сирии – несмотря на то, что они стремятся к автономии и являются врагами Асада.  Это было самой мощной картой, которой Россия могла сыграть против Турции – та страшится любых признаков курдской автономии на своей границе.

Эрдоган распознал стратегический риск, который несет с собой заигрывание России с курдами, и принял решение полностью изменить свои отношения  Россией. Он воспользовался возможностью, и после подавления неудавшегося путча в июле принес извинения России, и отказался от своего требования немедленного свержения Асада. Путин победил в этой схватке двух авторитарных лидеров, каждый из которых очень могущественен у себя дома.

Россия не оказалась замешанной в спасении алавитского режима по тем же причинам, по которым это делает Иран, но оба государства воюют на одной стороне. Оба стремятся причинить ущерб США и минимизировать влияние Америки в регионе. . Иранцы, как представляются, заинтересованы в развитии своих отношений с Россией, которые начали стремительно расширятся после подписания атомной сделки.

Состоялись встречи лидеров, и важные соглашения о сотрудничестве были подписаны – в том числе, в области ядерной энергетики и поставок оружия. В то же время. иранцы крайне чувствительны и помнят оккупацию части своей территории Россией во время второй мировой войны.. Когда стало известно о существовании российской авиабазы в Иране около месяца назад, иранцы быстро задавили скандал в зародыше.

В дополнение к развитию отношений с Ираном, Россия пытается изменить свои отношения с суннитскими арабскими государствами. Все чаще всплывают разговоры о поставках российских вооружений в Египет и о строительстве российского реактора в Иордании. Отношения с Саудовской Аравией более сложны – в первую очередь из-за того, что Сауды наводнили рынок дешевой нефтью. Тем не менее, существует потенциал продажи российских вооружений Саудам и саудовских инвестиций в России. ( в целом, российские усилия в этом направлении были бесплодными – суннитские государства не доверяют Москве).

Было бы интересно поспекулировать на тему того, на каком этапе российские амбиции будут окорочены ограниченными ресурсами. Россия – большая страна, но ее население сокращается, а ее экономика, согласно теоретическим выкладкам – на грани коллапса. Несмотря на это, она сделала огромные инвестиции в модернизацию армии и заграничные приключения.

Как долго это может продолжаться? Хорошего ответа на это нет. Мир ожидают все новые и новые сюрпризы – каждый раз, когда Россия будет предпринимать шаги, направленные на расширение ее влияния.

То, что касается Израиля – у него существуют весьма крупные разногласия с Россией, в особенности во всем, что относится к продажам современных оружейных систем Ирану и Сирии и трансфером многих оружейных систем “Хизбалле”. С другой стороны, готовность России терпеть операции ВВС ЦАХАЛа в Сирии отражает понимание израильской ситуации.  В некотором смысле, это подразумеваемое разрешение , которое она дает на израильские операции по предотвращению трансфера вооружений, что легитимирует подобные действия.

В целом Израиль, в своих отношениях с Россией реалистичен. Он пытается понять, что может быть достигнуто (например, продолжительная задержка с поставками Ирану С-300) и чего достигнуть невозможно ( например, полная отмена поставок С-300).

Израиль осознает, что он не может прекратить сотрудничество между Ираном, “Хизбаллой” и Сирией в войне против мятежников. Израилю, однако, удалось создать механизм предотвращения конфликтов с Россией в зонах совместных действий.

Этот механизм – не альянс и даже не соглашение о координации. Это – техническое соглашение с единственной целью предотвращения инцидентов. Оно ограничено узкой сферой предотвращения ошибки в тех районах где обе стороны активны – и каждая из них преследует свои собственные цели. Дипломатическое значение такого соглашения не следует переоценивать. Израилю также не стоит рассчитывать на то, что Россия каким-то образом ограничит или попытается предотвратить операции Ирана и “Хизбаллы” против него.

Израилю придется жить с российскими солдатами в непосредственной близости от его границ – и одновременно ясно обозначать свои собственные интересы. Временами ему придется применять силу для обеспечения этих интересов. При этом нельзя допустить лобового столкновения с Россией – и поэтому Израиль обязан поддерживать с Россией диалог на всех уровнях.




Tags: Россия, США, Сирия
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments