САМООРГАНИЗУЮЩИЕСЯ СИСТЕМЫ (systemity) wrote,
САМООРГАНИЗУЮЩИЕСЯ СИСТЕМЫ
systemity

Мой друг Соломон

Мой друг Соломон

Галина Короткова
04.03.2017


Кто не хочет поспать в субботу утром хотя бы лишний часок? Кому взбредет в голову ставить будильник в свой законный выходной на полвосьмого утра только для того, чтобы накормить… э-э-э, впрочем, вот уже самый голодный на всем белом свете кот мягко крадется ко мне, осторожно переступая по одеялу толстыми пушистыми лапами.

– Соломоша, – жалобно бормочу я, – дай поспать, пожалуйста-а-а!

Но нетерпеливый любитель раннего завтрака неумолим. Котище укладывает свое восьмикилограммовое тело мне на грудь и принимается старательно мурчать, словно внутри его упитанного организма включается крошечный моторчик. Так продолжается минут пять. Наконец Соломону надоедает это однообразное занятие. Он по-пластунски подползает ближе и выразительно тыкает колючей усатой мордочкой мне в щеку. В отчаянной попытке удержать остатки сна я одной рукой вяло глажу кота, а другой рукой пытаюсь натянуть одеяло на голову, чтобы… ну вот, опять ничего не получилось! Хитрец умудрился ловко просунуть лапу между подушкой и одеялом и теперь, азартно щурясь, шарит там, словно в поисках ускользнувшей добычи.

– Ну, прошу же тебя-я-я! – изловчившись, я накрываюсь одеялом с головой. Но коварный Соломон применяет свой очередной тактический прием, который в нашей семье называется «прямой массаж». Сев на хвост, кот принимается старательно топтаться передними лапами на моем несчастном животе. Топ-топ-топ-топ. Кажется, еще немного – и этот усатый тиран пустится в пляс. Кто-то пробовал колотить себя по животу с утра пораньше? С жалобным стоном я откидываю одеяло вместе с котом, сползаю с кровати и мелкой рысью бегу в коридор. Соломон бросается вдогонку, распушив хвост, как полковое знамя во время атаки. При этом он норовит ухватить своей когтистой лапой мою голую пятку. В коридоре наши пути расходятся: не сбавляя скорости, я бегу (пардон!) в туалет. А кот кидается в противоположную сторону и устремляется прямиком к холодильнику. Когда через несколько минут я выхожу из ванной комнаты, то обнаруживаю Соломона, застывшего на пороге кухни в классической позе кошки-копилки: грудь колесом, хвост обвит вокруг передних лап, в янтарно-желтых глазах – горькое разочарование и обида на весь человеческий род. Пребывая в полусонном трансе, я машинально приступаю к утреннему ритуалу – варке кофе. Тем временем шустрый Соломон, успевший кинуть себе на зуб изрядную горсть кошачьего корма, деловито путается у меня под ногами, преданно заглядывает в глаза и всячески выражает свою озабоченность. Я-то знаю, что интересует хитрого котяру. На верхней полке холодильника припрятана заветная баночка йогурта. Нет, не того, что продают в магазине со всякими химическими ароматизаторами и красителями. Эту дрянь пусть едят наши враги! Мы будем кушать йогурт домашнего приготовления из натурального коровьего молока, которое бабушка специально привезла из деревни, заквасила особыми бактериями и всю ночь томила под крышкой в йогуртнице. Вот это вещь! Чистое здоровье! Я сажусь за стол, расставив перед собой слева чашку с дымящимся кофе, справа – баночку с йогуртом, посредине – блюдце с ломтиками сыра. Ловким движением циркового гимнаста Соломон вскакивает на диванчик, прижимается ко мне пушистым боком и начинает пристально наблюдать. При этом вид у него самый невинный и даже смиренный: «Разрешите, мадам, тут рядом присесть? А во-о-н тот кусочек сыра, са-а-мый малюсенький! Ну пожа-а-а-луйста! Благодарю вас-с-с!»

cat-20712_640


Наконец очередь доходит до йогурта. Тут-то Соломон начинает волноваться по-взрослому. Где это видано, чтобы этот крайне полезный продукт поедали без него? Кот легонько касается лапой моей руки. Совсем чуть-чуть. Так галантный кавалер нежно придерживает за локоток даму сердца. Мне приходится изо всех сил делать вид, что я не замечаю настойчивого попрошайку. Йогурт действительно вкусный, поэтому баночка быстро пустеет. Когда на самом дне остается не больше чайной ложки, самообладание покидает кота. Он садится на задние лапы, а передними с силой толкает меня в плечо. Со вздохом сожаления протягиваю вымогателю остатки лакомства. Щурясь от удовольствия, Соломон начинает торопливо слизывать йогурт со стенок. Но горлышко у баночки узкое, щекастая кошачья физиономия туда не пролазит. Да и язык коротковат. Что прикажете делать с вкуснятиной, которая осталась на самом дне? Соломон на мгновение отрывается от своего занятия и выразительно смотрит на меня. Я послушно опускаю баночку ниже.

Внимание! Фанатам личной гигиены и энтузиастам антисептики рекомендую следующий абзац не читать. Как принято говорить в таких случаях, не пытайтесь повторить это в домашних условиях. Итак, мой находчивый кот ловко засовывает свою пушистую лапу в банку, вытаскивает оттуда и с наслаждением облизывает испачканную йогуртом «ладошку»… И так до тех пор, пока дно не становится кристально чистым. С сожалением изучив пустую тару, Соломон начинает наводить марафет – тщательно вылизывает свою усатую мордочку, заодно и белоснежную манишку на груди. Все, завтрак окончен. Но прежде чем покинуть кухню, кот обязательно лизнет мне руку – почтительный жест истинного аристократа: мерси, мадам! Как после этого не простить пушистому проказнику и ранний подъем, и суету, и даже поцарапанную пятку?

Впрочем, Соломон – не просто всеобщий любимец и баловень. Этот хитрый котяра – главный начальник нашего домашнего очага, который не покладая лап трудится на благо семейства.

А недавно выяснилось, что Соломон способен оказать чувствительное влияние на ход семейной истории.

А дело было так. Мой сын – невероятно общительный и активный молодой человек. Начиная с первого класса у нас в доме собираются (или, как сейчас принято говорить, тусуются) его друзья. Вначале это была ребятня со двора и однокашники. Чуть позже к компании примкнули студенты из его группы и члены футбольной команды. Когда на втором курсе института мы подарили сыну нашу старенькую «шестерку», веселая компания пополнилась начинающими автолюбителями, которые развили кипучую деятельность у нас в гараже. Пару лет назад в дружном мужском коллективе стали регулярно появляться всевозможные барышни. Как правило, это чьи-то подросшие сестренки, их подружки и студентки из параллельных групп. Соломон относится к появлению на своей территории девушек своеобразно. Любопытный кот не только лично знакомится с очередной дамой, но и считает своим долгом обследовать ее вещи – портфель или сумочку, обувь и одежду, оставленную в коридоре. Причем досмотр производится с виртуозностью опытного таможенника. В результате такой ревизии к кому-то Соломон сразу же теряет интерес и уходит не оглядываясь. Кто-то умудряется завоевать его недоверчивое сердце с помощью взятки в виде кусочка сосиски или изрядной порции мясного паштета, купленного специально для усатого мздоимца. Но находятся девочки, при виде которых Соломон впадает в экстаз. Он немедленно лезет к ним на колени, настойчиво требует чесать за ухом и разрешает тискать свое упитанное тело самым непочтительным образом.

Точно не помню, когда в нашем доме появилась Ксюша. В тот злопамятный вечер муж хмуро спросил:

– Что это за чучело явилось?

– Да брось, батя, – весело откликнулся сын, – прикольная девчонка!

М-да, девочка действительно оказалась своеобразной. Про себя я окрестила ее отроковицей с татуировкой. Представьте себе свеженькое ангельское личико, широко распахнутые голубые глазки, ротик бантиком, носик пуговкой, трогательные ямочки на щеках… и невероятное количество колечек, каких-то висюлек и брелочков, которые болтаются у томной девы в ушах, на подбородке, на бровях, в носу и даже на языке. Но больше всего меня потрясла татуировка на ее шее – искусно прорисованная разноцветная рептилия, чья пучеглазая башка высовывалась из-за ворота свитера, стоило только Ксюше слегка повернуть голову. Кроме всех перечисленных достоинств, девушка обладала невероятной способностью оставлять после себя умопомрачительный тарарам. Я не отношусь к категории бытовых маньяков и не имею привычки с утра до вечера шастать по квартире с тряпкой и шваброй. Но тот малохудожественный беспорядок и мусор, который обнаруживался после визита отроковицы, начинал действовать мне на нервы. А если учесть особую слабость Ксюши к дешевым карамелькам и семечкам, легко представить сугробы из конфетных фантиков и шелухи, которые приходилось выметать из-под дивана и кресел после каждого ее визита.

– Я эту засранку когда-нибудь в дом не пущу! – ворчал муж, помогая мне убирать в гостиной под диваном.

– Умоляю, не вмешивайся! – шипела я в ответ. – А вдруг это любофф?

– Святые угодники! – мой супруг испуганно перекрестился.

И только наш Соломон сохранял самообладание. Не зря мы назвали его в честь восточного мудреца. Нет, кот не лез целоваться, не принимал взяток, которые, кстати, ему никто не пытался предлагать! Кот наблюдал. Он усаживался напротив эпатажной гостьи в позе кошки-копилки и смотрел на нее взором усталого прокурора. Но как-то во время очередного визита эта игра в гляделки Ксюше надоела. Она свернула несколько карамельных фантиков в шарик и с криком «брысь!» швырнула в кота.

Соломон застыл от изумления. На его усатой физиономии можно было отчетливо прочитать: «Мадам! Это вы мне?» Не дожидаясь, когда дерзкая гостья изготовит очередной метательный снаряд, кот с надменным видом удалился, гордо подняв хвост, словно хоругвь.

Спустя некоторое время Ксюша засобиралась домой, а сын решил проводить ее. Мне же в преддверии очередной уборки захотелось выпить кофе. Я потащилась на кухню. Тут из коридора послышались глухие стоны, которые спустя мгновение перешли в горькие девичьи рыдания. О боже! Что случилось?

Посреди коридора, обливаясь слезами, топталась Ксюша. В руках она держала свои сапожки. Совсем недавно это были дорогие и очень изящные замшевые сапожки светло-серого цвета, отороченные белоснежным мехом и украшенные позолоченными пряжками. Сейчас с сапог что-то обильно капало. Но это были не Ксюшины слезы. Судя по запаху, это было… Как бы это поделикатнее выразиться… Короче, Соломон умудрился цинично нагадить в оба сапога, причем сделал это очень щедро и настолько профессионально, что беглого взгляда было достаточно, чтобы понять: никакая реанимация вместе с немецкой химчисткой не сможет удалить следы кошачьей жизнедеятельности с навек испорченной обувки!

– Котик написал в ботик! Хана твоим валенкам, – мрачно констатировал мой сын.

– Господи! Да наш Соломон!.. Такой чистюля!.. За много лет ни разу!.. Как же так? – запричитала я, стараясь изо всех сил реабилитировать своего любимца.

– На улице минус десять, между прочим, – сиплым голосом сообщил муж и быстро удалился в спальню, откуда послышались странные звуки, похожие на сдавленное хрюканье.

Лишней зимней обуви подходящего размера в нашем доме не оказалось. Пришлось идти на поклон к соседу-генералу, который в свободное от службы время председательствует в обществе охотников и рыболовов. Великодушный сосед выдал нам пару утепленных сапог-луноходов, таких тяжелых, словно их подошвы были отлиты из свинца. Поскольку двигаться в такой обувке ослабшая от слез Ксюша была не в состоянии, пришлось вызывать такси. Стоит ли говорить, что отроковица с татуировкой в нашем доме больше не появлялась. Генеральские сапоги в тот же вечер вернулись к своему законному владельцу, а Соломон получил на ужин целую баночку домашнего йогурта. Этот натуральный продукт очень полезен для организма!




Tags: Кот родной, Рассказ
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments