САМООРГАНИЗУЮЩИЕСЯ СИСТЕМЫ (systemity) wrote,
САМООРГАНИЗУЮЩИЕСЯ СИСТЕМЫ
systemity

Categories:

Как у Макрона появилась корона... Настала пора изменить народ: время этого народа прошло

Франция: измененное состояние умов в измененном государстве


Boualem Sansal: La France, état altéré





Нечто новое придумано во Франции: новая система селекции президента республики. Уже не демократия, но еще не диктатура, у этой системы пока нет названия. Акроним или соединение слов “демократия”, “диктатура” и “плутократия” может определить ее вполне точно.

Механизм работает так: Во-первых, лидеры основных финансовых, индустриальных и коммерческих групп, также как и почитаемые советники правительства, выбрали будущего президента республики – в данном случае – Эммануэля Макрона, и проинструктировали его о его миссии. После этого олигархи мобилизовали государство, правительство, медиа, законы, артистов, фрилансеров, польстеров, букмекеров и лидеров гражданского общества с тем, чтобы те воздвигли его на высший пост в стране. Машина заработала, и одним проворотом превратила претендента в народного кандидата, фаворита и непобедимого героя. Даже он сам поверил в это.

Остальное было простой формальностью: нужно было устранить всех прочих кандидатов. Стартовая линия кампании, набитой претендентами, расстроила народ иллюстрацией того, насколько различные политические партии разделили страну. Партийные праймериз предложили спасение: они рассортировали все совершенно безжалостно. Серьезные кандидаты – Мануэль Вальс слева и Ален Жюппе справа были элиминированы.

Закон после этого издал фатвы против тех, кто остался, и пресса, светская рука олигархии, объявила на них охоту. Франсуа Фийон, от республиканцев, и Марин Ле Пен, от Национального Фронта, безжалостно преследовались за то, что по стандартам французской политики можно приравнять к мелкой магазинной краже.

Жан -Люк Меланшон, из крайне-левых, также обвиняется в нескольких серьезных преступлениях. Говорят, что он убил Социалистическую партию, и что он прижал к ногтю коммунистов, умыкнул солдат у республиканцев и национального Фронта, а также нарушил правила повиновения, назвав свое движение La France insoumise (Непокорная Франция).

Конечно, он крайне оживил кампанию. Ну и затейник, ну и стратег Жан-Люк! Спасибо вам за прекрасно проведенное время. Наша неисправимо романтическая часть не смогла устоять перед вашим чеканным слоганом, выданным накануне первого раунда голосования: “Да придут счастливые дни! Позвольте нам отведать счастия!”

Ослабив республиканцев, Национальный Фронт и социалистов, Меланшон сослужил хорошую службу Макрону и олигархам, – и кое-что заработал и для себя. До встречи на парламентских выборах в июне.

Еще одно неизвестное в данном уравнении – народ. Он слишком туп, говорят про него, стадо озабоченных овец, и непредсказуемое стадо. На деле, может быть настала пора изменить народ. Время этого народа прошло. Он все блеет о Шарле Де Голле, Жане Жоресе, Жанне д’Арк. И он слишком шарахается: в день выборов было зарегистрировано рекордное число незаполненных бюллетеней.

Из этого великого месива восстает Макрон. Он никогда не работал на выборной должности, и его движению – всего год, но он – новый президент Франции. Любые сомнения в его победе были не более чем претензией, цель которой – искусственно отклонить внимание от политической манипуляции. Фийона таскали по следователям за присвоение фондов, французские судьи потребовали от европейского парламента лишить депутатской неприкосновенности Ле Пен – с тем, чтобы расследовать расходование ею средств не по назначению. Но никто даже не начал расследовать активы Макрона – несмотря на то, что многие кандидаты к этому призывали.

Но даже все это – пустяки, баловство, идиотские легенды о больших амбициях. Вальс, Жюппе, Ле Пен, Фийон, Макрон, Меланшон, Джон До – все они одинаковы, плюс-минус. Франция меняет президентов каждые пять лет, но они реально ничего не изменяют.

По любому, Франция собой больше не правит: Европа всегда скажет, что делать. И из-за глобализации мир идет только по одному пути – пути банковского картеля, который победил нефтяной картель, который до этого победил добывающий картель.

Именно поэтому было бы так важно чтобы глобальные проблемы – исламизация, терроризм, климатические изменения, миграция и эрозия международных институтов обсуждались во время этой кампании. Но о них едва вспомнили. Может быть потому, что мы чувствуем себя бессильными перед лицом подобных проблем. Но неспособность изменить что-то не является достаточно хорошей причиной это не рассматривать.

Эта кампания также ничего не сделала для изучения среднесрочных и долгосрочных стратегических альтернатив, стоящих перед Францией. Может ли страна изобрести заново свои институты? Более важно может ли она обратить вспять свой упадок? Может ли она вернуть себе роль двигателя Европы, в особенности в случае, если ей противостоит Германия? Вместо этого всю кампанию бубнили о менеджменте ресурсов и сальдо балансов. Когда говорили о делах, кандидаты добавляли лирики – чтобы звучать словно великие. И через всю кампанию они склонялись перед краткосрочными перспективами и ничегонеделанием.

И правые, и левые потеряли свое былое величие. Традиционные партии разбиты и дискредитированы.. Перетряска Франции подобна весенней чистке. Между тем, институт президентства существенно ослаблен. Спасибо вам, Николя Саркози и Франсуа Олланд. Макрон, унаследовавший весьма обесценившийся офис, очень скоро откроет для себя, как мало пространства для маневра в его распоряжении – и это только усугубится тем фактом, что он является заложником разномастной труппы, доставившей его сюда.

Tags: Французские намазы, Цирк
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment