САМООРГАНИЗУЮЩИЕСЯ СИСТЕМЫ (systemity) wrote,
САМООРГАНИЗУЮЩИЕСЯ СИСТЕМЫ
systemity

Categories:

Боже, милостивый! Какая же я была тёмная!

Рано утром Иванов зашёл в магазин купить яблок и увидел Петрову. Он был настолько поражен внезапно нахлынувшими на него чувствами, что, будучи не в силах контролировать свои действия, подошёл к Петровой, достал свою визитную карточку и сказал:
- Девушка, меня зовут Иванов. Простите меня, пожалуйста, но я хотел бы признаться Вам в любви!
На что Петрова со злобной интонацией в голосе ответила Иванову:
- Знаете, мне не менее полусотни раз признавались в любви. Не могу же я с каждым прохожим обсасывать эту тему.

Визитная карточка, которую протягивал Иванов, вдруг выпала из его рук, он нагнулся, чтобы поднять её с пола, но почувствовал сильную боль за грудиной и потерял сознание. К счастью рядом находился врач, вызвали "Скорую". Оказалось, что у Иванова случился инфаркт. Через 10 дней его выписали из больницы. Врач сказал, что у него по ряду показателей имеется опасность повторения инфаркта и второй инфаркт может стать для него роковым. Иванов понял, что если он случайно встретит вновь на улице Петрову, то просто не выживет. Страх смерти настолько сковал сознание Иванова, что он продал за пол цены свой новый японский мотоцикл и уехал на Галопогоские острова, где устроился по своей прежней профессии бактериологом по программе изучения микробных эндемиков зелёных морских (суповых) черепах.

Петрова была поражена таким развитием событий. Она подняла с пола визитную карточку Иванова и узнала, что тот является членом союза писателей. На самом деле она просто кокетничала, будучи уверена, что разговор с Ивановым будет продолжен. Иванов ей понравился своим открытым взором и интеллигентным лицом. Во всем случившемся, в поведении Петровой была своя подоплёка. Дело в том, что жизнелюбием Петровой пользовались многие мужчины. И Петрова этими мужчинами пользовалась с активным привлечением своего жизнелюбия. Но никто по-настоящему в любви Петровой не объяснялся, не признавался. После временного насыщения жизнелюбивости Петрова теряла интерес к специфической дружественности знакомых мужчин. Но где-то в глубине души, даже не осознавая этого, она мечтала о настоящей любви на всю жизнь. Поэтому в момент неожиданного обращения к ней Иванова она активно не поверила в реальность его чувств.

Но после происшедшего Петрова стала ощущать чувство вины. С каждый прошедшим днём у неё зрела всё большая уверенность, что она своими действиями загубила то, о чём мечтала с юности. Она вспоминала глаза Иванова, в которых горел свет счастья от встречи с чудом и она прекрасно отдавала себе отчёт, что этим чудом была именно она. Эти восторженные глаза Иванова она не могла забыть. А по прошествии двух недель с ней стали происходить невероятные события. Каждую ночь во сне Петровой стал являться Иванов и она всю ночь напролёт беседовала с ним. Но вне зависимости от темы бесед, когда приходил черёд прощания, Иванова начинала рыдать. Все её сны заканчивались слезами. Утром Петрова обнаруживала мокрую от слёз подушку.

Так дальше не могло продолжаться. Психика Петровой подвергалась непереносимому давлению. Неожиданная встреча с Ивановым вызвала в её душе невероятной силы надлом. Если бы ей рассказали о подобной трансформации чувств, то Петрова бы просто засмеялась. Но она была очень тонким человеком и её подсознание было сплетено из тончайших, но очень прочных нитей. Петрова, как человек весьма умный, это начинала всё яснее понимать. Психоаналитик, к которому она обратилась за помощью, после трёх сеансов сообщил ей, что не в силах ей помочь, поскольку подобный феномен ежедневного плача во сне нигде не описан и мало того - этот феномен никак не вмещается в рамки современных представлений о психо-физиологической функции сна.

Наконец Петрова не выдержала и однажды вечером позвонила по телефону, указанному в визитной карточке Иванова. Ей ответила женщина, которая спросила не Сидорова ли - невеста Иванова - звонит. Петрова сказала, что она не Сидорова и попросила позвать к телефону Иванова. На что женщина ей ответила, что Иванов уехал на Галапагоские острова и там работает. Петрова выяснила в Википедии, что Галапагосы - это группа островов на востоке экваториальной части Тихого океана в 972 км к западу от Эквадора. Поначалу Петрова даже почему-то обрадовалась тому, что Иванов забрался так далеко, но когда в эту же ночь во сне Иванов стал рассказывать ей про зелёных черепах, ей стало невероятно грустно и она вновь проснулась на мокрой подушке. Наутро она перезвонила по телефону Иванова и попросила женщину, ответившую на звонок, передать Иванову её номер телефона и сообщить, что она та женщина, с которой он встретился перед инфарктом.

У Петровой была близкая подруга Николаева, с которой она редко виделась. Петрова специально взяла отгул на работе и договорилась о встрече с ней, чтобы поделиться своими чувствами и спросить совета. Николаева работала в милиции и обладала большим жизненным опытом. Николаева выслушала исповедь Петровой, сопровождавшуюся обильными слезами и решительным тоном сказала:
- Тебе, дорогая, нужно встретиться с колдуньей! Твои дела можно поправить лишь заговором.
- Ты что?! Я же имею высшее биологическое образование! Какие заговоры? Ты наверное шутишь!
- Не шучу я. Ничего с тобой не произойдёт. Не поможет - не поможет. Две тысячи рублей у тебя есть? Если нет, я тебе дам. Поехали к Василисе Васильевне!
- Я думаю, что это - большая глупость. Но я так устала от всего этого...
- Поехали! Я сейчас с ней договорюсь по телефону.

Василиса Васильевна выслушала объяснения Николаевой. Петрова при этом молчала. Спрятала две тысячи рублей на груди и сказала, обращаясь к Петровой:
- Я встречаюсь с людЯми два раза. Если с первого раза не поможет, то второй раз будет стоить десять тыщ. Я научу тебя готовить мощный талисман из абрикосовой косточки.Ты "Отче наш" знаешь?
- Нет, но я найду в интернете.
- Тебе нужен заговор для привлечения настоящей любви. Если ты считаешь, что твоя любовь настоящая, то тебе тогда нужен заговор от бесов, которые имеют на тебя зуб и портят тебе жизнь. Если ты была хороша душой, не врала, не обманывала, была наивной, то бесы тут как тут. Сначала просто нужно отпугнуть бесов. У тебя рядом с домом есть полянка?
- Да, я живу рядом с парком.
- Теперь записывай! Вот тебе бумага с карандашом.

- Рано утром натощак выйди в открытое поле, умойся утренней росой, поклонись до земли на все четыре стороны, затем повернися лицом к восходящему солнцу, перекрестись, произнести три раза "Отче наш", затем начинай заговор. Заговор записывай: "Заговариваю я, раба Божия, от двенадцати скорбных недугов: от трясовицы, от огневицы, от колотья, от дерганья, от морганья, от слепоты, от глухоты, от черной немочи. Ты, злая трясовица, уймись, а не то прокляну тебя в тар-тарары; ты, неугомонная колючка, остановись, а не то сошлю тебя в преисподния земли; ты, свербежь, прекратись, а не то утоплю тебя в горячей воде; ты, стрельба, утишись, а не то засмолю тебя в смоле кипящей; ты, огневица, охладись..." Записала? Бог тебе в помощь!

Когда подруги вышли от Василисы Васильевны, Петрова сказала Николаевой:
- Послушай, мне очень плохо с нервами, но я же не сумасшедшая выходить в поле и умываться росой, чтобы бесов отогнать!
- Ты знаешь, все мы под Богом ходим, но не понимаем этого в каждый данный текущий момент. Если тебе плохо, то ничего хуже не будет, если ты исполнишь заговор. Ведь ты не веришь в заговоры?
- Ну как я могу верить в эту требуху! У меня же высшее биологическое образование!
- Ну и прекрасно. Значит если заговор не поможет, то ты не особо расстроишься. А если вдруг поможет? А если поможет? Ты же не может со всей определенностью утверждать, что не поможет!
- Хорошо, я подумаю.
Подруги расцеловались и разъехались.

Ночью во сне Петровой опять явился Иванов. Он что-то активно ей объяснял, но звук был выключен. Кое-что Петрова понимала по мимике Иванова. Утром она встала вконец разбитая. Подушка вся была залита слезами. Рано утром Иванова, остро переживая своё малодушие, вышла в поле, умылась росой, произнесла "Отче наш", затем со слезами на глазах отгоняла бесов заговором. Вернувшись домой, позвонила на работу, сказавшись больной и заснула мертвецким сном без сновидений. В два часа ночи её разбудил телефонный звонок:
- Здравствуйте! У Вас сейчас ночь? Я - тот самый человек, который...
- Вы Иванов?!
- Да, да, я - Иванов!
- Вы знаете, я очень рада Вашему звонку!
- А если бы Вы знали, как я рад Вашей радости! Я каждую ночь вижу Вас во сне!
- Правда? А я Вас тоже!
- Я живу и работаю на галапагоском острове Санта-Круз. А Вы не хотите приехать сюда?
- Знаете, я хочу. Хочу!
- Я покупаю билет на Ваше имя до Кито, потом до осторова Сан Кристобаль, где я Вас встречу и мы на пароме доплывём до домика, который я арендую!
- Здорово! Дайте мне Ваш телефон. Я позвоню сказать Вам с какого числа я увольняюсь! Всё так здорово!
- Всё так здорово!

Петрова выключила телефон. Она встала с постели, трижды перекрестилась и со слезами на глазах произнесла:
- Боже милостивый, какая же я была тёмная, что не верила в заговоры!



Tags: Рассказ
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments