САМООРГАНИЗУЮЩИЕСЯ СИСТЕМЫ (systemity) wrote,
САМООРГАНИЗУЮЩИЕСЯ СИСТЕМЫ
systemity

Category:

Как развивалось медицинское мракобесие. Ч. II

Начало
Часть III

Успехи фармахимии и фармацевтической промышленности в отдельных областях развивались параллельно с тотальным ухудшением или, точнее сказать, стабильным неулучшением качества лечебной медицины, в чём фармацевтическая промышленность и тесно примкнувшие к ней бюрократия сыграли главенствующую роль. И дело не только в стоимости лекарств и лечения, что связано с полным отсутствием знания и понимания того, что животный организм способен переварить из того, что может быть синтезировано в химической лаборатории. Более угрожающе выглядит то, что уже давно прямо или косвенно происходит дрессировка лечащих врачей, которые под влиянием этой дрессировки в первые же годы практики нацело забывают курс институтской биохимии. Таких врачей можно сравнить с участниками симфонического оркестра, забывшими нотную грамоту. Песенку такие музыканты могут вполне  сыграть по слуху, но, например, концерт Брамса для скрипки с оркестром вряд ли.


Второй фактор, определяющий стабильное неулучшение качества лечебной медицины, заключается в том, что в последнее столетие лечебная медицина развивалась под влиянием тщательно стыдливо скрываемой стратегии, смысл которой состоит в том, чтобы не допустить обворовывание профилактической медициной лечебной медицины, которой в наши времена кормятся уже не десятки тысяч, а десятки миллионов работников. Обворовывание и по прибылям, и по числу лечащихся пациентов. Именно эта стратегия, которую спокойно и однозначно можно назвать человеконенавистнической, привела к тому, что десятилетиями то ли намеренно, то ли на подсознательном уровне - и это абсолютно не важно - замалчивалась, искажалась и продолжает искажаться роль витаминов и минеральных элементов в профилактике широкого спектра заболеваний, роль простых веществ природного происхождения, на которых строится обмен веществ и которые поступают с пищей в организм человека и животных крайне неравномерно и, как правило, в недостатчных для нормального метаболизма количествах.

Понятно, что на этих веществах много не заработаешь, а многочисленные диеты, на которых можно заработать, как правило, являются чистой воды шарлатанством. Непонятно лишь то, до какого маразма должны были опуститься бенефициары прибылей, получаемых от деградации этических норм медицины, которые сформировались аж в седой древности и были практически неизменный в течение тысячелетий. Представим себе, что некий финансово могущественный человек очень сильно хочет петь басом лучше Шаляпина. У него ничего не получается, и для того, чтобы хоть как-то конкурировать с Шаляпиным, он скупает и уничтожает записи в исполнении Шаляпина и всех знаменитых басов. Это сравнение только кажется надуманным. По-настоящему мы являемся свидетелями процесса, соответствующего один к одному этой выдуманной мною аналогии.

В современном мире под влиянием растущего скептицизма по отношению к реальной возможности современной терапии растёт продажа витаминов. Но спонтанное, неграмотное потребление витаминов не даёт и малой доли того эффекта, какой мог бы быть получен теоретически. Витаминология представляет собой сложнейшую область медицинской биохимии. Намеренное игнорирование работ в этой области и распространения знаний в народе, есть ни что иное, как намеренно осуществляемое преступление перед нравственностью или проще говоря, воровство части заработка на основе искусственно поддерживаемой неграмотности. В витаминологии имеется целый ряд самостоятельных разделов. Например, давно известно, но лишь узким специалистам, что аминокислота лейцин является антагонистом никотиновой кислоты. Именно по этой причине население стран, в которых национальная кухня построена на широком использовании кукурузы, с повышенной частотой болеет пеллагрой. Или, например, кто из потребителей витаминов знает, что тиамин (В1) нельзя потреблять с морепродуктами, поскольку в них содержится тиаминаза, разлагающая тиамин. А между прочим публиковалась информация о том, что три четверти пациентов неврапатологов дефицитны по этому витамину.

На просторах интернета маразматического качества информация о витаминах разлита весьма широко. Например, на внешне вполне нормально выглядящем сайте сообщается, что в 100г желтой кукурузы содержится 0.622 мг витамина В6, что является 31.1% от ежедневной нормы, а витамина В2 содержится 0.201 мг, что составляет 11.2% от ежедневной нормы. Эти десятые доли процентов выглядят оглушительной формой невежества, граничащего с клинической формой идиотизма, если принять во внимание, что индивидуальные потребности людей по этим и иным витаминам отличаются на сотни процентов.

Больных кормят 75-граммами магния, что приличествует кошке, а не человеку. Придумывают бессмысленные сочетания витаминов и минералов в таких количествах, которые вообще не действуют, например, 2.5 мг тиамина при обычно норме в сотни миллиграммов, и дерут за это добро 5-кратную цену. До сих пор киевский витаминный завод производит поливитамины "ундевит", которые даже на воробушка не окажут ни малейшего воздействия. В описании этой витаминной чуши гордо излагается, что витамины "ундевит", представляющие собой поливитаминный препарат для профилактики и лечения преждевременного старения, изобрел отец российской витаминологии и заслуженный деятель наук РСФСР – профессор Е.В. Васильевич, который сам в течение 30 лет ежедневно принимал по одному драже ундевита, в результате чего прожил 96 лет. Вот уж, как говорится, "в огороде - бузина, а в Киеве - дядька!" И это при том, что гранённый стакан ундевита не сильно повлияет на самочувствие человека, польстившегося на эти жёлтые вонючие шарики.

Наконец, третий наиболее существенный момент дрессировки лечащих врачей заключается в сознательном насиловании здравого смысла. Оно состоит в том, что врачей приучают видеть не человека с его индивидуальными особенностями, а субъекта потенциального отклонения от нормы. Если приём какого-то лекарственного препарата вызывает у пациента, например, непредвиденную диаррею, то такой пациент считается субъектом отклонения от нормы, хотя он может быть намного здоровее, читай, нормальнее, тех, у кого такой препарат диаррею не вызывает.

То, что люди и животные очень друг от друга отличаются, сильно мешает фармацевтам в их поиске лечебных препаратов, продажей которых можно компенсировать инвестиции в поиск таких прапаратов. Объявляется, что американские врачи нашли способ борьбы с облысением. Этот способ подробно описывается и лишь в конце сообщения указывается, что действие этого способа продемонстрировано на мышах. Это повсеместно распространённое в медицинских инновационных исследованиях мошенничество предназначено для стимулирования грантов со стороны правительственных организаций, богатых старичков-инвесторов, университетов и т.п.

Не так давно мозги населению выстраивали сообщения о чудестном веществе под названием ресвератрол, представляющем собой природный фитоалексин, выделяемый некоторыми растениями в качестве защитной реакции против паразитов, таких как бактерии или грибы. Сообщалось о противоопухолевом, противовоспалительном действии, о понижении уровня сахара в крови, о кардиопротекторном действии и других положительных эффектах ресвератрола, в частности о способности ресвератрола увеличивать продолжительность жизни. Всё это чистое враньё выглядело весьма правдоподобно, гармонично, многообещающе, очень солидно. Сообщалось, что ресвератрол содержится в кожуре винограда и других фруктов, в какао, в орехах, в красном вине. Реклама была построена на том, что потребление всех источников содержания ресвератрола чётко коррелировало с долгожительством населения тех стран, где потребление источников ресвератрола особенно популярно. В кратчайшие сроки магазины в США были завалены огромным ассортиментом фармацевтических изделий, содержащих ресвератрол. Но оказалось, что все беспрецедентно полезные для человека свойства этого чуда поддержания здоровья были исследованы на дрожжах, некоторых беспозвоночных, короткоживущих рыбах и мышах, т.е. были просто высосаны из пальца. Вскоре эта фикция панацеи также быстро выпала из торговли, как в ней возникла.

Фармакология как собрание знаний о медико-биологических свойствах лекарственных веществ и особенностях их действия на организм существовала с незапамятных времён. В трудах Гиппократа, например, упоминается около 300 лекарственных растений. Сочинение Диоскорида (1 в. н. э.) «Materia medica» вплоть до XIX в. служило одним из основных источников знания о свойства лекарственных веществ. Спустя тысячелетия подавляющая часть лекарственных растений, используемых в медицине Древнего Китая, Индии, Ассирии, Египта, скифской народной медицине, сохранила своё значение в деле лечения различных человеческих недомоганий. В качестве примера можно привести используемые для лечения сердечной недостаточности кардиогликозиды, единственным источником получения которых являются лекарственные растения. Учитывая, что во всем мире сердечно-сосудистые заболевания занимают первое место в общей структуре заболеваемости, эта группа веществ в арсенале медицинских средств имеет первостепенное значение.

Агликоном этих гликозидов, оказывающих избирательное кардиотоническое действие на сердечную мышцу, являются сложные по строению производные циклопентанпергидрофенантрена, содержащие в 17-м положении ненасыщенное пятичленное или шестичленное лактонное кольцо. Это справедливо также и для ряда флавоноидов, антрахинонов, кумаринов, алкалоидов, эфирных масел. Древние египтяне и римляне употребляли морской лук как сердечное и мочегонное средство, греки пользовались желтушником, африканские племена использовали эти растения для изготовления ядов для стрел и копий. Преемственность знаний по использованию лекарственных растений в лечении человека и животных поразительна, однако взгляд на эти знания в последнее столетие претерпел значительные измения, связанные как с попыткой копирования сложных органических веществ природного происхождения, так и с интесивными работами по "придумыванию лекарств". О целенаправленном синтезе лекарственных препаратов на основе химических аналогий с физиологически активными веществами природного происхождения в начале и середине XIX веке не могло идти и речи. Органическая синтетическая химия, без которой современная фармацевтическая промышленность мертва, фактически начала своё существование с 1828 года, когда Фридрих Вёлер синтезировал органическое вещество мочевину из неорганических субстратов.

Но индустриальная революция, которая в середине - конце XIX века привела к значительному преобразованию общества, вызвала к жизни потребность в ускоренном развитии и усовершенствовании лечебной медицины, соответственно, фармакологии. В эти годы массы людей устремлялись из сельской местности к местам промышленного производства, где требовалась рабочая сила, превращаясь в городское население. Таких темпов миграции в предшествующей истории человечества еще не было. Число городов Европы с населением более 100 тыс. человек увеличилось в 7 раз. Крупнейшие города Европы - Париж, Лондон, Вена за XIX век выросли не менее чем в 5 раз. В Париже в середине XIX в. насчитывалось уже около 2 млн. человек. С одной стороны скученность населения приводила к возникновению ряда новых эпидемиологических проблем. С другой стороны высокая концентрация потенциальных пациентов выводила медицину на уровень выгодной отрасли приложения сил и вложения капитала.

Всё это стимулировало развитие фармакологии и вызывало повышенный интерес к исследованию механизмов действия лекарственных веществ. В середине - конце XIX века начали активно закладываться основы научной фармакологии. В этот период было сделано множество интересных открытий. Франсуа Мажанди, например, исследовал вытяжку из рвотного ореха (
Strychnos nux-vomica), содержащую индольные алколоиды стрихнин и бруцин, и  показал, что точкой приложения их конвульсантного действия является спинной мозг. Его работа была представлена в Парижской Академии в 1809 году. В 1842 году, Клод Бернард обнаружил, что стрелы, наконечники которых индейцы бассейна реки Амазонки смазывают вытяжкой из коры дерева Strychnos toxifera, содержащей алкалоид курарин, при попадании в тело человека или животных приводят к смерти в результате остановки стимуляции мышц нервными импульсами. Подобных примеров успешного исследования действия биологически активных веществ можно привести множество.

И тем не менее,  фармакология как наука до середины XIX не существовала. Формально можно было бы считать возникновение научной фармакологии тогда, когда была организована первая университетская кафедра фармакологии. Это случилось в 1847 году, когда Rudolf Buchheim был назначен преподавателем фармакологии в Дерптском университете (Дерпт - нынешний Тарту) в Эстонии. Бухгайм на свои средства построил лабораторию в подвале своего дома. Однако, теоретическим основателем современной фармакологии как отрасли науки всё же принято считать Oswald Schmiedeberg (1838–1921), который был студентом Рудольфа Бухгайма. Шмидеберг был сыном латвийского лесника. Его докторская диссертация по медицине 1866 года была посвящена изучению фармакологии хлороформа и измерению его содержания в крови. В 1869 году он получил кафедру Бухгайма, в  1872 году стал преподавателем фармакологии в университете Страссбурга, получив щедрую правительственную поддержку в форме великолепного института фармакологии. В 1869 Шмидеберг показал, что мускарин (алколоид из красного мухомора) оказывает такое же действие на сердце, как электрическая стимуляция блуждающего нерва. В 1878 он издал классический труд "Основы Фармакологии". В 1885 году, он ввел уретан как снотворное средство. Уретан - этиловый эфир карбаминовой кислоты - до сих пор применятся в качестве средства от бессоницы и в качестве противосудорожного и успокаивающего при коклюше.

Именно Шмидебергу фармакология обязана превращением в отрасль науки. За свои 46 лет преподавания в Страссбурге Шмидеберг обучил большинство из тех, кто впоследствие  стали преподавателями в других немецких университетах и в ряде зарубежных странах. Именно, благодаря Шмидебергу, немецкая фармацевтическая промышленность до Второй мировой войны общепризнанно занимала первое место в мире.

Фармацевтическая промышленность, которая в наши дни находится в стадии бурного роста и развития, является сравнительно очень молодой отраслью индустрии. Почти до конца XIX столетия производство лекарственных средств в мире было сосредоточено в разобщенных аптеках, в которых провизоры изготовляли препараты по только им известным рецептам, передававшимся по наследству. Арсенал лекарственных препаратов в течение XIX и начала ХХ веков пополнялся за счёт веществ, выделенных из растений, и веществ, синтезированных для различных практических целей, в основном из красителей и полупродуктов их синтеза. Первые лекарственные препараты или выделялись из природных источников, как, например, экстрагированный из коры ивы и впоследствии в 1897 году синтезированный Феликсом Хоффманом очень простой по строению аспирин, или же получались из веществ природного происхождения с использованием простых химических реакций. Так, тот же Феликс Хоффман получил героин из морфина, выделенного из опийного мака, простой реакцией ацилирования.

(Окончание следует)



Tags: Витамины, Медицина, Медмаразм
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment