САМООРГАНИЗУЮЩИЕСЯ СИСТЕМЫ (systemity) wrote,
САМООРГАНИЗУЮЩИЕСЯ СИСТЕМЫ
systemity

Gemeinsam gehen wir auf den Arsch!

(Wir shaffen das). Сухой остаток


One Million Refugees Came. Here’s What Happened Next.
Germany has done much to integrate the newcomers, but politics and bureaucracy have left too many without options.




Bloomberg публикует обширный материал, посвященный первым итогам абсорбции Германией волны беженцев с Ближнего Востока и Африки.

Несмотря на то, что наплыв беженцев спал – по сравнению с 2015 годом, когда канцлер Ангела Меркель распахнула двери своей страны, с января по август 2017 года были зарегистрированы 149 880 прошений о предоставлении убежища – больше, чем за весь 2013 год. В 2017, скорее всего, беженцев в Германию прибудет больше, чем в 2014.
Не существует надежных статистических данных о том, где размещены беженцы. По последним официальным данным (конец 2015), 61% из них живет в центрах по приему беженцев, а не в квартирах на одну семью. В мае 2017 Der Spiegel провел собственное расследование и установил, что десятки тысяч беженцев живут в “первоначальных центрах приема” – контейнерных домах и ангарных помещениях.

Беженцы должны посещать курсы интеграции, но, по сообщению Bloomberg “немецкий – чрезвычайно трудный для изучения язык. По данным германского офиса миграции, только 18% беженцев определяют свои языковые навыки как “хорошие”, в то время как 47% признают их “плохими”.

Данные по занятости навевают уныние: на август 2016 года 497 тысяч беженцев зарегистрированы в центрах занятости, и из них 196 000 (на 43 000 больше чем в прошлом году) на настоящий момент не работают. Остальные беженцы попросту не имеют права на работу, поскольку из прошения о получении интеграционного курса, без окончания которого можно зарегистрироваться на бирже труда, еще не рассмотрены. 129 тысяч человек ожидают решения по своим прошениям, и время ожидания в некоторых случаях превышает 10 месяцев.

Bloomberg с удовлетворением отмечает: “Ситуация улучшилась по сравнению с 2015 годом, германская бюрократическая машина оправилась от первоначального шока, и беженцы сегодня практически невидимы для большинства германцев”.

По данным опросов общественного мнения, три четверти немцев осуждают политику в отношении беженцев как “плохо спланированную”, но в то же время многие называют ее “морально необходимой”. 51% опрошенных полагают, что “беженцы необходимы для нашей экономики”.

Германия, с практически полной занятостью, испытывает серьезный недостаток в рабочей силе. В среднем, вакансии для сантехника открыты 156 дней, а для работника по уходу – 167 дней.

В 2015 Меркель приказала боссам крупных компаний организовать интеграцию беженцев на их предприятиях. Из этого выросла инициатива Wir Zusammen (Мы вместе), координирующая данную активность. В программе участвуют 202 компании, в том числе такие символы германской промышленности, как Adidas, Bosch, Opel, Siemens, Volkswagen, Lufthansa, Deutsche Telekom.

Глава проекта, Марли Пейн, рассказывает удивительные вещи: “Многие германские компании нашли, что программа дает им большие преимущества, привлекая квалифицированный немецкий персонал, людей, стремящихся делать добро”. Программа предусматривает подготовку беженцев к знаменитой немецкой системе ученичества – подготовке на рабочем месте более опытными работниками, с одновременным обучением в профессионально- технической школе. В программе участвует 18 тысяч немецких работников. Количество обучаемых беженцев составляет 7 тысяч.

Пейн сетует на то, что хотя многие беженцы и хотят работать, компании затрудняются определить их долгосрочный легальный статус и перспективы интеграции. Пейн утверждает, что иногда компания принимает беженца, вкладывает в него деньги – только ради того, чтобы обнаружить через несколько месяцев, что его депортируют.

Государственный концерн Deutsche Bahn, гигантское предприятие с 200 тысячами занятых “предоставило всего 200 рабочих мест под интеграционную программу” сообщает Bloomberg. И не все эти вакансии и заполнены. Компания предлагает “программу пред-профессиональной подготовки” для лиц без специальных навыков в возрасте до 25 лет. На протяжении одного года они изучают компанию и выбирают ту работу, которая им более всего подходит. Им также дают языковые и культурные курсы, с тем, чтобы подтянуть их к уровню, с которого можно начать обучение.

По словам руководителя программы, Ульрике Штодт, беженцы ничем не отличаются от других учеников – за исключением зияющего пробела в знании языка. Он остается главной проблемой для тех, кто выдержал первый год и начинает двухгодичную программу профессионального обучения. Другая проблема – низкая зарплата, получаемая учениками в Германии (845 евро). Bloomberg сообщает, что “с небольшой социальной помощью, получаемой от государства трудно три года жить на такие деньги”. Но фирма обещает пожизненную занятость. Первые выпускники программы выйдут на работу в 2019 году.

Германия, по мнению авторов Bloomberg в деле интеграции беженцев столкнулась с двумя основными проблемами, порождаемыми “бюрократической негибкостью”: невозможностью адекватно оценить уровень умений и навыков, приобретенных в ходе формального и неформального обучения на родине, и языковый барьер.
Bloomberg предупреждает: “Без того, что эти проблемы будут решены, и без того, что германское правительство найдет в себе кураж заявить, что беженцы никуда не поедут после окончания конфликтов на Ближнем Востоке и в Африке, Германия потеряет шанс интегрировать 600 тысяч человек в свои трудовые ресурсы”.




Tags: Германия, Иммиграция
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments