САМООРГАНИЗУЮЩИЕСЯ СИСТЕМЫ (systemity) wrote,
САМООРГАНИЗУЮЩИЕСЯ СИСТЕМЫ
systemity

Может кто-то задумается над хернёй о связи атеизма с моралью, которая усиленно распространяется?

Верой в светлое коммунистическое послезавтра страдало от трети до половины человечества. После того, как всем, включая простого амбала, стало ясно, что священниками религии коммунизма-социализма подвизались серийные убийцы и жульё без образования, возник некий вакуум, который, поскольку свято место пусто не бывает, стал заполняться поклонниками средневекового религиозного маразма. Маразматики - тоже люди, они хотят думать и им хочется как-то защищать и облагораживать то, о чём они думают. Так возникла повсеместно используемая хохма на тему того, что не верящие в богов, являются тоже верующими и страдают отсутствием морали, обладателями которой являются единственно верующие в Того, Который... Объяснять маразматикам, что атеизм не имеет ни малейшего отношения к морали, нет смысла хотя бы потому, что в арсенале маразматиков кроме этой идеи уже в наше высоконаучное время ничего практически не осталось. Поскольку мне с детского сада свойственно повышенное человеколюбие, я всё же решил скопировать когда-то написанную мною статью о морали. Правда, она не закончена, но может быть кто-то всё же слегка задумается над той хернёй о связи атеизма с моралью, которая усиленно распространяется...

*     *     *     *     *
Термин "мораль", в своё время введённый в употребление Цицероном, означает совокупность принятых в обществе представлений о хорошем и плохом, правильном и неправильном, о добре и зле, о совокупности норм поведения, вытекающих из этих представлений. Нормы морали значительно различаются у различных народов, зависят от религии, которую эти народы преимущественно исповедуют, зависят от их этнопсихических особенностей, от социально-экономической и политической формации обществ и т.п. Эти нормы морали обладают свойством аддитивности, т.е. они сохраняют свою целостность и в социуме, и на уровне индивидуума - нормального члена социума. И в этом огромное положительное начало человеческой морали, в том, что она в норме непринудительно скрепляет общество, действуя лучше любых законов и уложений, поскольку в какой-то степени даже встраивается в генофонд и работает на уровне инстинктов, на сознательном и бессознательном уровнях, корректируя такой модус поведения людей, который соответствует оптимуму их взаимоотношения на всех социальных уровнях от дружбы, от семейных взаимоотношений до поведения сотрудника рабочего коллектива и поведения гражданина.

Интересно понять, какими путями происходит формирование морали в человеческом обществе и как достигается упомянутая выше аддитивность. По-видимому, можно говорить о двух принципиально различных путях - о добровольном и о принудительном, от индивидуума к социуму и от социума к индивидууму. С одной стороны, мораль естественным путём формируется по ходу совершенствования межличностных отношений, снижая агрессию, повышая выгодность социализации, оптимизируя контакты индивидуума на всех уровнях его жизнедеятельности, предотвращая людей от нерациональных поступков, словом, помогая личности в преодолении препятствий на пути роста и развития, упрощая её существование. Этот путь формирования морали на всём протяжении эволюции и истории Homo sapiens представлял собой аккумулирование наиболее адекватных и рациональных реакций на вызовы жизни, совершенствовал реакции психики на различные факторы влияния окружения.

Второй путь формирования морали представлял собой результаты никогда не прекращающегося поиска наиболее рациональных путей манипулирования социумом. Подобное манипулирование резко усложняется и даже делается невозможным, когда пытаются симплифицировать массу индивидуальностей. Индивидуальности плохо суммируются. Элиминирование индивидуальных различий является первоочередной задачей перед тем, как превратить сообщность людей в манипулируемое сообщество последователей и исполнителей чужой воли. Все виды власть предержащих, религиозные авторитеты, руководители коллективов, занимающихся любыми видами трудовой деятельности, включая, разумеется, военные формирования, даже доминирующие члены семей внедряют или пытаются внедрить свои разновидности и дополнения к общечеловеческой морали.




Эти насильственно внедряемые в людские массы установки периодически теряют свою актуальность, заменяются на совершенно противоположные, но они так или иначе влияют на эволюцию морали. Т.е. власть предержащие предлагают массам варианты, а массы эти варианты или включают в состав моральных ценностей, или же пренебрегают ими. Например, в законах, изданных около 4 тысяч лет назад вавилонским царём Хаммурапи, были следующие позиции: если человек обвинил другого человека и возвел на него обвинение в убийстве, но не уличил его, обвинитель его должен быть убит; огромный штраф и невозможность оставаться судьей полагается в том случае, если было установлено, что его подкупили; наказание за похищение детей - смерть; наказание за нарушение неприкосновенности жилища граждан - смерть; наказание за воровство при пожаре - "человек должен быть брошен в этот огонь"; наказание за уклонение от воинской службы - смерть. Несложно видеть, что отрицательность прегрешений во времена Хаммурапи существует в размытом виде и в наши времена. Видимо, взаимодействие двух факторов развития морали, имеющих диаметрально противоположные корни и векторы, и является причиной её упомянутой выше аддитивности.

Этика, как раздел философии, изучающий мораль и нравственность, возникла с незапамятных времён. Во всяком случае известно, что серьёзный вклад в изучение морали был внесён уже софистами в V в. до н. э. Исследования этических основ межчеловеческого общения никогда не прекращалось, поскольку в поле зрения этой науки находились важнейшие элементы человеческого сосуществования - основополагающие нравственные ценности и нормы поведения в повседневных жизненных ситуациях, способствующие снижению агрессии, повышению качества межличностных контактов и следованию рациональным нормам жизнедеятельности. Соблюдение морали в повседневной жизни не всем даётся одинаково легко, поэтому этические нормы имеют индивидуальный акцент. Одни считают, что моральная ценность поведения или поступка определяется его полезностью, для других критерием нравственности и основой поведения человека является его стремление к достижению счастья, третьим по душе этическое учение, согласно которому удовольствие является высшим благом и целью жизни, четвёртые убеждены в том, что совершенствование, как собственное, так и других людей, является той целью, к которой должен стремиться человек, они убеждены в том, что совершенствование человека является не только его нравственной задачей его жизни, но и смыслом всей человеческой истории и т.д.

Но при всех разновидностях и разночтениях понятия о существе морали, на протяжении всей человеческой истории цивилизованные народы неизменно придерживались некоторых общих норм и положений, преступая которые человек ставил себя в положение пария, в положение отщепенца, существующего отдельно от общества, а следовательно априорно неконгруэнтного нормальному обществу людей и, следовательно, отвергаемого им. Среди эти общих норм и положений - уважение к женщине, неприятие лжи, жадности, демагогии, целью которой обычно бывает прикрыть фиговым листком откровенный обман, уважение к старшим, помощь больным, немощным, страждущим, благодарность и многое, многое другое. Мораль можно представить как плод истории человеческого существания, имеющий различный вид, форму, оттенок окраса, но обладающий неизменно сходной сердцевиной. Известный французский католический философ, теолог, археолог и антрополог, один из создателей теории ноосферы (наряду с Владимиром Вернадским) Пьер Тейяр де Шарден  в своем труде «Феномен человека» объединяет традиционную этику с позиции теории эволюции. И это - очень рациональный взгляд на мораль, которая явилась стержнем социальной эволюции человечества.

Совершенно естественно, что каждая религия, каждая философская школа, каждая экономическая и политическая система вносят свои коррекции в понимание и строгость исполнения моральных обязательств. Но вот что вызывает большой интерес: основоположники теории построения нового, социалистического общества - К. Маркс и Ф. Энгельс - не создали специальной этической теории, а спустили этику на фальшивых социально-исторических тормозах. По Марксу в капиталистическом обществе нарастают индивидуализм и моральное отчуждение человека, поскольку основной ценностью становится богатство (как-будто в коммунистических государствах вожди и их приближенные ограничивали себя среднестатистической заплатой, отказывались от богатства, от пыжиковых шапок, не коллекционировали супер дорогие автомобили и т.д.). По мнению Маркса и Энгельса, мораль социально обусловлена и осно­вана на экономических отношениях в обществе. Основной элемент мо­рали - исторически развивающийся социальный идеал. Пролетариат, будучи самым прогрессивным классом буржуазного общества, должен считать своей целью ликвидацию несправедливого строя... Из этого марксовско-энгельсовского бреда вытекает простой вывод: мораль социалистического общества формируется недобровольным, а принудительным путём. Социальный идеал, справедливый строй и т.п. - это категории, формирующиеся не по воле индивидуумов, а по воле командующих, руководящих индивидуумами, направляющих их по пути, выбранном восседающими на самой вершине пирамиды.

Советская этическая теория "переосмыслила" установки марксизма, до­полнила их новыми идеями. Марксистско-ленинская идеология СССР включала в себя учение о морали, единственной целью которого являлось построение коммунистического общества, в котором распределение благ должно будет происходить по потребностям членов общества, для чего необходимо будет преодолеть их эгоистические стремления. То есть это было не учение о морали, а учение о том, чем необходимо заменить мораль, чтобы не задумываться об отсутствии морали. Поскольку идеалы коммунис­тического общества по мнению идеологов-мошенников достигаются только рево­люционным путем, что не исключает пролитие крови, то насилие оправдывается тем, что революции совершаются в интересах трудящегося боль­шинства. В. Ленин утверждал, что единственным критерием моральности являет­ся верность задачам пролетарской борьбы и партии. (Невредно, произнося слово "пролетариат, пролетарский", вспомнить, что это латинское наименование нищих и полунищих. Proletarius - «производящий потомство» - происходит от латинского корня «proles», имеющего множество значений. Например, "proles" употреблялось для обозначения мужских половых органов - яичек или мужской силы вообще. Иными словами, пролетариат - это было слово-паразит, слово-болванка, означающее какую-то мифическую группу населения, являющуюся производителем "прибавочного продукта".

Придуманная большевиками эрзац-мораль не имела отношение к тому, что привычно было понимать под моралью на протяжении тысячелетий, этот эвфемизм морали был ничем иным, как сборником оптимальных условий, обеспечивающих бесконечность сидения на шее народа шаек проходимцев, захвативших власть в стране. В этот сборник включались такие позиции, как приоритет интересов класса (читай, шайки) над интересами индивида, подчинение человека домовому, трудовому, партийному коллективу (читай, подчинение шайке-осминогу, раскинувшей свои щупальца во все сферы человеческого общежития) и т.д. Безнравственными по законам коммунистической морали должны были считаться: стремление к материальному благополучию (при том, что в спецмагазинах для высокопоставленных членов шайки цены были на порядок ниже тех, что предоставлялись народу), бытовые блага, комфорт, следование моде и т. д.

Так почему же К. Маркс и Ф. Энгельс не создали специальной этической теории морали и нравственности, несмотря на то, что идеальное общество в их понимания было напрочь сцеплено с необходимостью коренным образом поменять систему человеческого общежития, а следовательно и моральных устоев общества, что в рельности и было осуществлено и тщательно поддерживалось с использованием насилия? Ответ очень прост: вся теория светлого коммунистического послезавтра покоилась на махровой лжи, которую никоим образом невозможно было сочетать с моралью, формировавшейся в течение тысячелетий. Невозможно было редуцировать такую чрезвычайно сложную духовную материю, какой является мораль, до примитивной установки помогать обманщикам каждодневно строить виртуальное светлое коммунистическое послезавтра для того, чтобы небольшая фракция обманщиков имела реальное светлое настоящее. Всё социалистическо-коммунистическое враньё было того же самого разряда, которым напёрсточники древности также, как и сегодняшние напёрсточники надувают алчных прохожий, надеющихся необычно просто получить то, что обычно даётся непростыми усилиями. Именно по этой причине этика социализма представляет собой карикатуру на мораль и основана на жонглировании возвышенными понятиями.

Всеобщего равенства, которым социалисты водили и водят народ за нос, на свете не бывает. При равенстве, т.е. при отсутствии градиентов, всё замирает и омертвляется: ветер не дует, дождь не проливается, река не течёт, электрический ток не замеряется, ракеты не летят, пули не свистят, изобретения не делаются, любовь не существует и т.д. Всеобщей справедливости не было и никогда не будет в природе и обществе. Бывает так, что истец и ответчик одинаково довольны решением суда, но это - редчайшие случаи. Превращать всеобщую справедливость в норму - заведомый обман. Всеобщей справедливости нет даже на кладбищах, где по идее все равны. У одних шикарные памятники на могиле, у других на могиле деревянный крест или просто булыжник.

Ну а что касается экономики коммунистического общества, того, что распределение благ в коммунистическом далёко должно будет происходить по потребностям людей, то это просто фишка для наивных дураков. Чтобы поверить в этот бред, нужно представить себе, что через какой-то срок в человеческом обществе исчезнут обжоры, которые могут есть дармовую еду пока не лопнут, исчезнут алкоголики, напивающиеся до бесчувствия, женщины потеряют интерес к привлекательной одежде, дети не будут желать новых игрушек... Кажется, что придумщики коммунизма могли бы не врать до полного бесчувствия и смехотворной нелепости, но это просто было невозможно. На полдороге враньё не имело бы смысла, как не имеет смысла полузагробная жизнь в отличие от загробной жизни, в которую веруют миллионы. Врать нужно для убедительности так, чтобы нельзя было проверить.



Tags: Атеизм, Мораль, Религиозный маразм
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments