?

Log in

No account? Create an account
роза красная морда большая

systemity


САМООРГАНИЗУЮЩИЕСЯ СИСТЕМЫ


Previous Entry Share Next Entry
6.0.2. Померил - напечатай! Прочёл - перескажи людям!
роза красная морда большая
systemity
Относительно давно известно, что мышление имеет, как минимум, двойственную природу, включающую гармоничное взаимодействие ассоциативного и логического способов осмысления наблюдаемых объектов и явлений. Ассоциация или связь - это то, что возникает в процессе такого способа мышления, в результате которого появление одного элемента в определенных условиях вызывает в сознании образ другого, связанного с ним. Эта связь легко возникает и закрепляется в памяти между отдельными событиями, отдельными людьми, предметами, фактами, явлениями. Ассоциативное мышление представляет собой исключительно важную составляющую разума человека по переработке информации, позволяющую ему выделять общие признаки вещей, т.е. обобщать, не проводя логического анализа. Считается, что ассоциативное мышление у женщин развито сильнее, чем у мужчин, поскольку оно несравненно быстрее логического и потому, что в силу своей природы для женщины конкретное важнее широких обобщений, наблюдение за своим ребёнком намного важнее наблюдений за всеми детьми планеты.

Логическое же мышление богаче и много сложнее ассоциативного. Это - совершение мыслительного процесса с помощью категорий, которых нет в природе, которые по этой причине нельзя скопировать, запомнить. Оно  позволяет человеку моделировать отношения не только между реальными объектами, но также и между абстрактными и образными представлениями, которые создавало само мышление в процессе становления мыслительных способностей человека и которое позволяет ему находить непротиворечивые связи между феноменами действительности. Иными словами, логическое мышление основано на достижении истины в процессе познания опосредованным, непротиворечивым путём. Не из чувственного опыта, не из совокупности наблюденных ассоциаций, а из знаний, полученных с помощью переработки и абстрагирования совокупности ранее наблюденного.

Ассоциативное и логическое мышления неразделимы, но доля того и другого при выполнении различных мыслительных функций может сильно отличаться. На этом и основана двухполушарность мозга животных, проявления логической и ассоциативной неадекватности в работе полушарий хорошо известны и документированы. Известно, что каждое из полушарий мозга может функционировать в преимущественно ассоциативной или логической манерах обработки информации, т.е. используя или прямые связи между элементами запоминания, или же следствия, вытекающие из неких логических правил, формирующихся в процессе обработки информации. Принято считать, что в большинстве случаев левое полушарие преимущественно оперирует логикой, в то время как правое - ассоциациями.Так, например, потеря способности говорить коррелирует с нарушением работы логического (обычно левого) полушария, а потеря способности ориентироваться - с нарушением функции ассоциативно работающего (обычно правого) полушария. Межполушарное единство, обмен информации и взаимодействие различных подходов к обработке информации, получаемой от органов восприятия, осуществляется с помощью соединяющего полушария мозолистого тела, состоящего из четверти миллиарда нервных волокон.

Доля каждого из видов рассудочной деятельности в мыслительном процесе может существенно меняться от человека к человеку. Вышеприведённый пример с женщинами и мужчинами чисто идеализированный. Каждый индивидуум имеет свои особенности мыслительного процесса. Есть и обобщённые. Например, любая религия построена на выдавливании логического мышления за счёт ассоциативного, поскольку логически доказать существование бога, загробного мира, равно как и светлого коммунистического послезавтра, тысячелетнего рейха и т.п. невозможно. Но оказывается, что маразм дремучей неграмотности тысячелетней давности в определенном смысле воздействия на человеческий разум коррелирует с цивилизационным прогрессом.

Дело в том, что цивилизационный прогресс человечества выражается в ускорении и практизации процессов жизнеобеспечения и жизнесопровождения. С коромыслом за водой давно не ходят, на телеграф отправить телеграмму не отправляются, вместо арбы передвигаются на автомобилях и самолётах, соединяются по телефону сразу, а не за несколько дней. Компьютеры, принтеры, кассовое оборудование магазинов - тысячи сайтов человеческой жизни были невероятным образом ускорены и упрощены за последнее столетие. Так вот, весь секрет в том, что, как я говорил, ассоциативное мышление значительно быстрее и проще логического. По этой причине цивилизация, как и религия, ингибирует логику, но в данном случае в отличие от религии, ингибирует по совершенно технической причине, поскольку логическое мышление отстаёт от ассоциативного и менее функционально в немедленном применении к разнообразным жизненным коллизиям, а кроме того требует осознания, а не автоматического восприятия того, что предлагается. О каком осознании можно говорить, например, в восприятии рекламы, в подавляющем большинстве случаев рассчитанной на форменных идиотов?

Цивилизация всё больше и больше строится на ассоциациях. Это - своего рода алкоголь или даже наркотик цивилизации. Сплошь и рядом вам встречаются сокращения и упрощения. Аббревиатуры, пиктограммы в текстах и на дорогах, произвольные, не имеющие отношение к логике наборы клавиш на компьютерных клавиатурах, иконы компьютеров и смартфонов... Здесь логика абсолютно не нужна. Здесь нужна только ассоциативная память. Кстати говоря, татуировки и кольца в носу - тоже результат логического отупения. Замещение логического мышления ассоциативным лежит в основе резкого усиления средневекового маразма, который мы сегодня наблюдаем. Этому маразму в немалой степени мы обязаны компьютеризации и всеобщей механизации нашей жизни.

К сожалению, механизмы, которые лежат в основе выдавливания логического мышления, почему-то не являются объектом научных исследований в области философии, психологии и других областях наук о человеке.  На самом же деле всё объясняется довольно просто. Логическое мышление не может функционировать без опоры на аксиоматическое знание. Но такого рода знание может или добровольно акцептироваться или же непроизвольно создаваться. Любой человек в процессе роста и развития такое знание создаёт и именно этот индивидуальный процесс ответственнен за индивидуальность умственных способностей людей. В аксиоматизации мыслительных способностей человека основную роль играет абдукция. Абдукция впервые сто с лишним лет тому назад была рассмотрена основоположником семиотики гениальным Ч.С. Пирсом, согласно которому существует три вида элементарных рассуждений: дедукция, индукция и абдукция. Последняя представляет собой метод выдвижения гипотез на основе использования первых двух. Эти гипотезы касаются констататации и верификации эмпирических законов, устанавливающих связи между наблюдаемыми свойствами и отношениями явлений. Гипотезы проверяются путём логического анализа и трансформируются в основу такого логического анализа.

На первый взгляд может показаться, что абдуктивное рассуждение мало чем отличается от гипотетико-дедуктивного заключения, поскольку предполагает гипотезу в качестве посылки, но этот вид рассуждения прямо противоположен гипотетико-дедуктивному, который начинается с заранее заданной уже готовой, хранящейся в сознании гипотезы, а из неё затем выводится следствие. Абдуктивное же рассуждение начинается с анализа и точной оценки фактов и установления определённой взаимосвязи между ними. Именно они детерминируют выбор гипотезы для их объяснения. Так вынуждены действовать учёные в своих конкретных исследованиях, поскольку в самом начале они имеют дело именно с фактами и только потом ищут гипотезы для их объяснения.

Повсеместно встречаемые стимулы к ассоциативному восприятию и осмыслению действительности блокируют необходимость использования абдукции, механизмы абдуктивного рассуждения деградируют, что открывает неограниченные возможности заменять необходимость создания логически обоснованных гипотез в веру в то, во что очень хотелось бы поверить.

Когда-то шуточный девиз "Померил-напечатай!" был популярен среди научных работников. Он очень наглядно отражал реалии методолгогических подходов, изменившихся вместе с бурным развитием физико-химических методов анализа объектов биологического происхождения. Ведь в отсутствие мощной аналитической поддержки исследователи вынуждены были полагаться на собственные мозги, на свою способность к наблюдению и теоретизированию, на умение создавать гипотезы на уровне целостных функционирующих систем, поскольку нецелостные функционирующие системы представляют собой чрезвычайную редкость, в лучшем случае сравнимую с ростом волос на лице покойника.

В начале 60-х годов началось мощное развитие аналитической техники. Появились приборные методы хроматографии, масс-спектрометрии, спектроскопии, электронной микроскопии, начала развиваться молекулярная биология и генная инженерия... Спекулятивное (умозрительное) заключение в такой сложнейшей области знания, какой является биология, приобрело оттенок профессиональной некачественности. Биологи стали больше химиками и физиками, чем сами химики и физики, отреклись от главного и незаменимого подхода к изучению феномена живого. Появились профессора и академики, рассуждавшие о систематике живых организмов с помощью удивительно смешной глупости под названием нумерическая таксономия. Эта с дружной благожелательностью воспринятая "учёными биологами" наука заключалась в математической гомогенизации сотен и даже тысяч параметров живого, которые удавалось померить. Появилось особый вид научного знания: детальное обсуждение очевидных результатов: на рисунке  таком-то изображено то-то, На этом "то-то" можно видеть то-то и то-то...

Когда-то выдающийся канадский патолог и эндокринолог австро-венгерского происхождения Ганс Селье разделил людей, работающих в науке, на решателей и открывателей (Ганс Селье, На уровне целого организма, М., «Наука», 1972 г.). Он писал: "… разрешите договориться о некоторых терминах для обозначения типа учёных, занимающихся тем и другим. Первые опираются главным образом на инстинктивное понимание путей природы, обострённое чувство важности предыдущих наблюдений и взаимосвязей явлений в самом широком смысле слова. Назовём их «открывателями проблем». Они по существу феноменологисты, «гештальтбиологи», заинтересованные в новых конфигурационных представлениях о целом более, чем в структурных деталях. Вторые - «решатели проблем». Они берут что-то уже известное и пытаются расчленить его, чтобы понять структуру и механизм. Они целиком опираются на логический анализ, на химические и физические методы. Это, действительно, точные учёные, потому что они в конечном итоге просто применяют результаты точных наук к биологии. У меня было искушение назвать их «точными биологами», но это было бы, конечно, неверно, ибо биология не точная наука. Очень заманчиво применять химию, физику, а иногда даже и математику к биологии. Но чем больше вы рассекаете живую материю на составные части, тем дальше вы уходите от жизни. Химик, синтезирующий гормон, физик, выясняющий кристаллическую структуру минералов кости, получают очень ценные для биологии данные. Однако они являются биологами не в большей степени, чем ружейный мастер солдатом, а конструктор телескопов астрономом.".

Говоря об "опоре на логический анализ" Г. Селье, по-видимому, не расшифровал то, что он имел ввиду под выражением "они опираются на логический анализ". В точных науках опора на логический анализ представляет существенную часть познавательного процесса, но применение точных наук к изучению редуцированных биологических систем, лишённых способности функционирования на целостном уровне, лишенных своей биологической сущности, совместимо с точными науками, но не с биологией. Так или иначе, но цивилизационных прогресс усиленно тормозит рождение открывателей, которых всегда было намного меньше решателей. Интернет забит под завязку мириадами "статистических исследований" на тему того, что кофе, которое вчера не рекомендовалось пить, сегодня пить рекомендуется, на тему того, какова должна быть продолжительность полового акта и сколько нужно спать, чтобы быть здоровым.

Когда я вплотную занялся разработкой сценария происхождения жизни на Земле, краткое содержание которого я изложу в конце этой главы, то я руководствовался весьма конкретными посылками. Будучи по образованию химиком, я понимал, что обмен веществ живых организмов невозможен в принципе без молекулярного доставщика энергии к конкретным биохимическим реакциям, а существование живых существ невозможно без обмена веществ. Мне, разумеется, было известно, что такая энергетическая валюта существует в виде АТФ и, что самое интересное, существует энергетическая валюта, универсальная для всех живых существ. Это прежде всего сразу наводило на мысль о том, что жизнь на Земле произошла из одной единственной клетки.

Но главная мысль заключалась в том, что для приобретения энергии, которую можно отдавать другим реагирующим молекулам, эту энегию нужно каким-то образом приобретать. Эту энергию АТФ в современных формах жизни приобретает при реакции аденозиндифосфата (АДФ) с фосфатом, но процесс приобретения связан с существованием биологических систем экстремальной сложности: фотосинтезом, мембранным фосфорилированием, гликолизом. Отсюда следовал простой логический вывод о том, что у АТФ был добиологический предшественник, которым, исходя из ряда известных особенностей синтеза АТФ должна была быть окись магния, выделяющая при гидролизе столько же энергии, сколько её выделяет при гидролитическом расщеплении АТФ. С этого несложного логического анализа, теснейшим образом сопряженного с феноменом современной биологии, началась моя работа над сценарием происхождения жизни на Земле.

Я привёл пример простой логической трансляции от облигатной принадлежности современных форм жизни к потенциальным процессам зарождения преджизни. Я не стану здесь подробно перечислять всё, что к настоящему времени было придумано на тему зарождения жизни на Земле, но несложно при желании убедиться, что ничего не было придумано кроме постулатов научно-религиозной веры в возможность сверхъестественных процессов, не имеющих абсолютно никакой вероятности их реализации. Венцом этих научных извращений явилась идея о том, что вершина биологической эволюции в виде аппарата накопления и воспроизведения биологической информации сама себя вытащила из первичного океана безатмосферной Земли. Любому понятно, что без синтеза белка невозможет синтез нуклеиновых кислот и наоборот - синтез белков без синтеза нуклеиновых кислот. А рибозимы были придуманы для того, чтобы скрыть масштаб этого идиотизма.

Читающие этот текст должны понимать, что существующий маразм аннигиляции логического мышления в вопросах происхождения жизни является наилучшей иллюстрацией ноосферного масштаба деградации и имеет самое прямое отношение к этим читающим. В медицине, в политике, в различного вида социальной активности процесс замещения логического мышления ассоциативным проявляется в различного вида неуклюжестях современной жизни. Я вовсе не намеривался доказывать, что мир сошёл с ума. Я хотел бы обратить внимание на сам факт существования выдающихся по алогичности научных построений, которые не вызывают крупных недоумений у представителей передового человечества. В наше время подобные построения можно демонстрироваьть без конца. Приведу один лишь пример.

В 2008 году был опубликован сборник объёмом 552 страницы под названием "Проблемы зарождения и эволюции биосферы" (
http://www.vixri.ru/d3/Galimov.M..1_Problemy.pdf) под редакцией академика Э. М. Галимова. (М.: Книжный дом «ЛИБРОКОМ», 2008.) В составлении сборника участвовало 120 авторов. Редакционная коллегия состояла из 8 академиков, двух членов-корреспондентов РАН, трёх профессоров, в работе над сборником принимали участия 30 научных групп из 15 академических институтов. В предисловии к сборнику главный редактор пишет: "По определению биосфера - геологическая оболочка Земли, населенная живыми орга­низмами. Поэтому проблема зарождения и эволюции биосферы - есть проблема прежде всего геологическая. Современные геологические проблемы давно уже не решаются клас­сическими методами наблюдений и опробования. Они решаются средствами физики, хи­мии, биологии и математики." Прямой вывод из этого глубокомысленного утверждения заключается в том, что происхождение фотосинтеза явилось проблемой геологической.

А в статье под названием "Концепция устойчивого упорядочения и АТФ-зависимый механизм происхождения жизни" академик Галимов рассказывает о том, что "Предлагается и аргументируется концепция, согласно которой жизнь есть специфичное проявление про­цесса устойчивого упорядочения, которое свойственно физике стационарных систем, включающих микроско­пически сопряженные реакции, между которыми имеет место диспропорционирование энтропии. Стационар­ное состояние таких систем - есть аттрактор упорядочения. Он имеет универсальный характер, а его реализа­ция как явления жизни обусловлена уникальными свойствами химии углерода. Аденозинтрифосфат (АТФ), гидролиз которого сопряжен с реакциями полимеризации (L.A. ?!!), является наилучшим кандидатом для реализации механизма упорядочения в предбиологическом мире." Для того, чтобы составить этот совершенно  бессмысленный набор предложений достаточно научиться составлять ассоциативные пазлы, правильно стыкуя мысли, подчерпнутые в учебниках "физики, хи­мии, биологии и математики", тем самым "диспропорционируя энтропию" здравого смысла.

Когда Вам на приёме Ваш лечащий врач начнёт исправлять плохой холестерин, вспомните эти откровения академика и не сердитесь на врача, поскольку он, как и цитируемый академик, всего лишь жертва цивилизационного прогресса.