САМООРГАНИЗУЮЩИЕСЯ СИСТЕМЫ (systemity) wrote,
САМООРГАНИЗУЮЩИЕСЯ СИСТЕМЫ
systemity

Categories:

Сталин не зря поднимал тост за русский народ, готовый вытерпеть то, чего не вытерпел бы другой

И без стрельбы обойдутся



Игорь Черниховский

В преддверии «выборов» за поребриком, в сети появилось обращение Бориса Акунина к маленькому подполковнику. Если кто не читал его, то поясню — писатель умоляет Путина уйти пока не поздно. Пока, как говорится, не началось.





Я более чем разделяю категорическое неприятие Григорием Шалвовичем нынешнего российского режима, однако, хотел бы спросить — пока что не поздно?

Ну как же, всё есть в обращении — пока не пролилась кровь. Пока чаша терпения подопытного населения не переполнилась и не начался бунт. И тогда, не имея более выбора, кремлёвский карлик спустит псов с поводка. Говоря проще, прикажет стрелять. Ну а потом, понятное дело, кровавый хаос, и, возможно, судьба Каддафи. Или Саддама Хусейна. Кому как больше нравится.

Так вот. Позволю вставить свои 5 копеек. Такого не будет. От слова никогда. И думается мне, что в этом и заключается главная беда. Не в том, конечно, что маленькому мерзавцу не придётся стрелять в отчаявшуюся толпу, а в том, что толпа эта никогда не отчается.

Не будет никакого русского бунта, каким бы бессмысленным и беспощадным он не был. Не будет такового против режима, а вот против крайних, которых, в случае чего, кремлёвские паханы найдут, очень даже возможно. Я даже знаю, кто может быть первым на очереди. А вы не догадываетесь?






В каком по счёту вагоне тогда отправят Соловьёва, или того же Кобзона? Учтут ли их верную службу до того момента, как быдлу дали команду «бей» сами знаете кого?

Беда, даже катастрофа для России в том и заключается, что никогда недовольство не дойдёт до той критической точки, за которой не остаётся ничего другого, кроме как выйти на улицы. В этом подлинное историческое проклятие этой несчастной страны, себя таковой, кстати, вовсе не считающей.

Подопытное население всегда, в силу своих ментальных особенностей, останется лояльным режиму, причём, чем более людоедским последний будет становиться, тем большей будет эта самая лояльность. Доказано всем ходом российской истории. И не надо здесь вспоминать Перестройку, многолюдные митинги и даже защиту Белого дома.

В который раз напомню, что основная масса населения не желала никаких перемен, а уличную массовку создавало немногочисленное пассионарное меньшинство. Подлинные же симпатии толпы, охлоса проявились в октябре 93-го, когда поддержка мятежников, и правда, была массовой.

Да, истории известны примеры тяжёлого общенационального помешательства. Зачем далеко ходить за примерами — нацистская Германия. Однако, примеры эти лишь убеждают в особенности и тяжести российского случая.

При всей неполиткорректности этого утверждения, я более чем уверен, что русские, вернее сказать — россияне, это, действительно, особенный народ. Особенный, увы, в очень плохом смысле, ибо неизвестны случаи столь массового помешательства и сопутсвующего ему рабства, которые бы тянулись так долго, из века в век. В политическом плане Россия никогда не несла миру ничего хорошего, какой-бы исторический отрезок мы не брали, и на всём протяжении её истории никто, ни элиты, ни, тем более, охлос не усомнился в правильности выбранного пути.

Да, корни этого прискорбного явления скрываются вглуби веков, но нам, нынешним, от этого вовсе не легче. Можно найти объяснение этому и в книгах самого Акунина, не раз подчёркивавшего извечно ордынский характер русского государства.

Стоит к этому добавить и бредовую идею Третьего Рима, красной нитью, пусть и под разными названиями, прошедшую в веках и сохранившуюся и становится очевидной так гремучая смесь, которая и породила это жутковатое русское национальное самосознание.




Они были и остаются рабами, и также, веками, почитали такое своё положение нормальным и естественным, пока захватившие 100 лет назад власть большевики, предвосхищая Оруэлла, объявили им, что рабство и есть подлинная свобода. И охлос радостно поверил в это, в который раз, за века принявший своё ущербное состояние за эталон. Более того, активно пытаясь навязать свой эталон другим, обижаясь при этом, когда им оказывали сопротивление.

Да, у русского человека это сидит глубоко в подкорке — власть сакральна, и чем более та драконовская, тем более она сакральна. Поэтому так и остались отторгнутыми либералы, ненадолго подвизавшиеся у власти в самом начале ельцинского правления. Рабу, быдлу глубоко чужды все эти рассуждения о правах человека или, не дай Б-г, о человеческом достоинстве. Сталин не зря поднимал тост за русский народ, готовый вытерпеть то, чего не стал бы терпеть никакой другой.

Я даже позволю себе заметить, что при всей профанации русских выборов, процент голосов, отданных за маленького мерзавца, будет довольно близок к реальному раскладу народных симпатий. Он, и правда, более чем популярен у охлоса, а интеллигенция, которая до революции пыталась, и зачастую была совестью нации, давно перестала быть таковой.




После того, как Лукич её назвал говном, её с этой субстанцией и смешивали. Некоторых даже не в фигуральном, а вполне прямом смысле, Мейерхольда, например. По сей причине, то, что ныне именуется интеллигенцией, в массе своей абсолютно сервильно. Оговорюсь, в массе, но не все. Именно этим ленинским наследием и объясняется та лёгкость, с которой воспрянувшая было в ельцинские годы творческая элита, после воцарения маленького фюрера вернулась в привычное стойло.

Последние события, имея в виду химическую атаку в Англии, ставящие Россию за грань, окончательно превращающие её в страну изгоя, ничего не меняют в отношениях охлоса и режима. Равно как и недавние надежды на то, что холодильник одержит победу над телевизором. Профессиональные терпилы на то и терпилы.

Хуже — патриотическая истерия только нарастает, ватники преисполняются гордости за державу. Типа, это не мы, но знай наших. А ненависть к немногочисленной оппозиции, в свою очередь, растёт, усердно раздуваемая режимом. Да и без этого раздувания, их, которых Стругацкие в «Попытке к бегству» назвали «возжелавшими странного», исторически никогда не любили и не принимали.

Вполне возможно, что террористическая атака в Англии, действительно, лишь часть большой игры, затеянной кремлёвскими паханами. Отдавая себе отчёт, куда всё катится, они сознательно загоняют страну в международную изоляцию, готовя новый железный занавес. Недавнее заявление об их готовности отключиться от глобального Интернета лишь подтверждает это предположение.

И тогда, как это и водилось всегда у них, источником всех бед окончательно станет проклятый Запад, от которого и было необходимо отделиться этим занавесом, а заодно объяснить охлосу где источник всех их несчастий. И поверьте, охлос всё это примет и не в кого не надо будет стрелять. Разве что в выявленных народом же «национал-предателей», тех, кто не успел или не захотел вовремя покинуть страну. Вот Акунин успел.

Вот скажите мне, было ли хоть малейшее недовольство при Сталине? А ведь как гайки-то закрутил, как хреново жили. Нет, никто не пикнул, только доносы строчили, аж 4 миллиона. Так почему сейчас должно быть иначе? Потому что Ельцин дал понюхать какой-никакой свободы? Так ведь не понравилось же. Так будем реалистами — этот режим, если не приложить извне усилия к его удушению, всерьёз и надолго. Увы, нам всем на беду.

Но я хотел бы заметить, что есть ещё одно различие в подходе Акунина, и оппозиционной (ещё раз, очень, к сожалению, малочисленной) интеллигенции, и моём к проблеме России. Впрочем, не только в моём, но и многих других, проживающих за пределами отечества добра.

Они хотят, и искренне, исправить ситуацию там, веря, что это возможно, что рано или поздно это случится. Я не верю и не советую на это надеяться другим. Эта страна неизлечима — слишком уж застарелы её болезни, слишком велика разруха, которая, как известно, — в головах.




Что делать? А что сделали с немцами в 45-м? Как удалось вымести всю нацистскую мерзость из мозгов? Получилось же. Здесь ситуация много хуже — людей отравляли не 12, а сотни лет. А потому будет много больше работы, тяжёлой и неблагодарной. Главное, чтобы она когда-нибудь началась. А для этого Карфаген должен быть разрушен. Только так. И чтобы маленькая мразь не говорила, миру будет лучше без России. Такой России.

Carthago Delenda Est.

Авторский блог



Tags: СССР-Россия
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments