САМООРГАНИЗУЮЩИЕСЯ СИСТЕМЫ (systemity) wrote,
САМООРГАНИЗУЮЩИЕСЯ СИСТЕМЫ
systemity

Путинское здравоохренение и блаженные избиратели с радостными улыбками дебилов на лице

Вместо реформы деградация: здравоохранение в Подмосковье

Оптимизация системы здравоохранения РФ уже при ее начале привела к скандалам и протестам. Потом общественный шум заглох. Что не означает одобрения сомнительной реформы. Напротив.

На общественном телевидении (ОТР) зрители, к примеру, постоянно высказывают резко отрицательное отношение к состоянию отечественной медицины. Можно говорить о том, что большинство населения недовольно сложившимся положением в области здравоохранения. Эта реальность на днях нашла неожиданное подтверждение в заявлениях главы ВЦИОМ Валерия Федорова. В беседе с корреспондентом НТВ он признал, что перемены, происходящие в медицинской сфере, оцениваются Минздравом и населением диаметрально противоположно. Чиновники довольны, а социологические опросы показывают, что общество расценивает их как резко неудовлетворительные.

Все это на фоне оптимистичных деклараций Путина об ориентировании власти на людей, жизнь которых она все собирается сделать лучше и достойнее.

Важно посмотреть на положение дел в упор, на земле, а не в лозунговых небесах. Только так можно понять, с чем постоянно вынужден сталкиваться рядовой гражданин России при посещении медицинских учреждений.

Подмосковному жителю, которым является автор этих строк, проще всего описать свой недавний опыт нисхождения в недра отечественного здравоохранения по полису ОМС. Подмосковье — территория, отражающая столичный блеск и убожество замкадья. Происходящее здесь характерно для всей страны. Промышленный город Электросталь — это 150 тысяч жителей. На них приходится несколько ведомственных поликлиник при крупных заводах и городская больница с поликлиникой (на бюрократическом языке ГБУЗ МО «ЭЦГБ»). Основная часть горожан лечится в этом учреждении.

В феврале, когда у меня случилось обострение гайморита, обнаружил, что записаться к отоларингологу невозможно. Теоретически записываться можно по интернету, но практически попасть ко всем врачам узких специальностей крайне трудно. В поликлинике и ее отделениях для записи теперь есть автоматы, однако они плохо работают, а в случае с врачами-специалистами начинают брыкаться и выдавать абсурдные результаты. В конце концов с помощью администратора поликлиники 12 февраля удалось записаться на 12 марта. Дальше происходит финт, знакомый, видимо, не только пациентам провинциальных клиник, но и столичных. За день до приема раздается телефонный звонок и совсем не мелодичный женский голос сообщает, что прием не состоится, так как врач заболел или отсутствует по каким-то форс-мажорным обстоятельствам. На просьбу перенести время приема трубку на том конце бросают, а иногда объясняют, что всю процедуру записи вы должны пройти заново.

Это стало уже повсеместной практикой. В Москве могут поступать более «гибко». Например, в марте этого года кардиолог столичной поликлиники Ховрино выдал Роману Горскому направление к врачу-аритмологу Боткинской больницы. Ожидать пришлось месяц. «За день до даты приема, — сообщает об этом в своем ФБ Горский, — мне позвонили из регистратуры и сказали, что аритмолог заболела. Предложили новую дату еще через месяц. После моего обещания накатать бумагу на это безобразие в Минздрав сократили ожидание до 4 дней».

Все же, обратившись к заведующей поликлиникой, я повторно получил талончик к городскому отоларингологу уже на 26 марта. При остром гайморите невозможно ждать без лечения полтора месяца. Пришлось обращаться в одну из частных городских клиник. Помощь там оказали, но огорошили заключением о необходимости вполне серьезной операции. При посещении городского отоларинголога я рассчитывал проконсультироваться по поводу этого назначения. Надежды быстро развеяла прозаическая реальность.
В назначенное время я увидел перед собой Н.П. Флерову, врача средних лет, производящую впечатление умной женщины, однако находящуюся в состоянии плохо скрываемого стресса. «Ну, конечно, — начала она при виде входящего в кабинет пациента в моем лице, — заходите, окажем помощь. Нет проблем!»

Осмотр она проводила с помощью допотопного зеркальца и мутной лампы и… ничего не обнаружила. Конечно, она, приняла во внимание диагноз предшествующего врача из частной клиники. Что-то советовала, но советы эти походили на рецепты для всех случаев жизни из тех, что печатают газеты на последних страницах.

Мое замечание, что в кабинете отоларинголога нет видеоэндоскопа, она встретила с удивлением: «Какой эндоскоп, если у нас по штату должно быть три отоларинголога, а в наличии только один!? С 1 апреля я уйду на несколько месяцев в военкомат. Что будут делать больные, не знаю». Тут же выяснилось, что и лоротделение городской больницы на днях фактически перестает работать, так как последние два врача подали заявления на увольнение. «Как мне быть, куда посылать больных? — спрашивала меня Флерова. — Я одна на весь город. Не могу больных направлять в сложных случаях в отделение. Тем, кому нужна операция, неизвестно что делать».

Я выражал сочувствие. После приема стал искать знакомых медработников, чтобы расспросить о положении дел в городской медицине. Услышанное можно представить в виде такого обобщенного монолога:

«У нас полная катастрофа с врачами, последние три года все только хуже и хуже. Что с того, что администрация ЭЦГБ помещает объявления о вакансиях? Кто пойдет на такие зарплаты? Те, кто приходит, вскоре уходят. Все врачи ушли в платные клиники или там подрабатывают. Там условия гораздо лучше. И ведь специалистов найти тяжело. Их не просто нужно выучить. Необходим врачебный опыт, практические знания. Опытные уходят. А кто придет взамен?»

«Как мы можем работать, когда у нас нет современного оборудования? Дали один на двоих с медсестрой монитор с компьютером и за все требуют отчетности. Сил и так нет».

Непростая ситуация с педиатрами:

«Зимой у многих из нас была огромная нагрузка: 48, а то и 50 вызовов в день! Мы валимся с ног, сами болеем от переутомления. Как можно так работать и за такие ничтожные деньги?»

На вопрос о зарплате конкретного ответа не дают, при этом обрисовывая типичную для наших реалий двойную бухгалтерию:

«Мне заведующий отделением говорит, смотри, ты, оказывается, по такой-то отчетности получаешь 78 тысяч. Но нам смешно. Может быть, по отчетности такие деньги мы получаем. Только реально начальство получает 150 тысяч, а мы — копейки. А по отчетности выходит, что все более или менее пристойно».

В холле городской поликлиники на стене висит броский плакат с изречением губернатора Подмосковья Андрея Воробьева «Житель всегда прав!».

Ниже помещен портрет главного врача, доктора медицины Александра Афонина, предлагающего посетителям направлять ему свои «отзывы и предложения по улучшению обслуживания».

Я решил обратиться с письмом о тяжелом положении городской отоларингологии к областному начальству через сайт «Добродел». Пользователю сайта дается 700 слов для того, чтобы изложить волнующую его проблему. В сложившейся ситуации, писал я, необходимо «срочное умное вмешательство власти». С интервалами написано 3 обращения. Получено три ответа — и все от главврача А.В. Афонина. Правду в моих обращениях он признал. Действительно, «в ГБУЗ МО “ЭЦГБ” сложился кадровый дефицит врачей-оториноларингологов». «Для обслуживания взрослого населения в городской поликлинике имеются 3 ставки врача-оториноларинголога, работает 1 врач».

Но «администрация принимает все меры». В начале мая «планируется выход на работу в стационар 1 отоларинголога». Все нуждающиеся в помощи будут госпитализированы в больницу соседнего города (Ногинска). Отсутствие необходимого медицинского оборудования оправдывается в ответе Афонина положением приказа Минздрава России от 12.11.2012 № 905н «Об утверждении порядка оказания медицинской помощи населению по профилю “оториноларингология”», согласно которому, «видеоэндостойка в стандарты оснащения ЛОР-кабинета поликлиники не входит».

В кабинете отоларинголога я вообще не заметил ни специального кресла, ни другого оборудования, кроме шапки с зеркальцем у врача. Афонин ссылается на министерский приказ, но в нем сказано, что больному должна быть оказана в «том числе высокотехнологичная, медицинская помощь», а кабинеты оснащены различным инструментарием (обширный перечень приводится).

Ситуацию с уходом из стационара лоротделения врачей их начальник объясняет так: «Врачам Боткину Д.А. и Ювкину М.Ю. предложено продолжить профессиональную деятельность в новых условиях (! — П.П.), но они подали заявления на увольнение по собственному желанию».

Врач Боткин давно известен горожанам с самой лучшей стороны. К нему можно было прийти в больницу, если получить талончик к лору в поликлинику было невозможно или если лечение там не помогало, и он всегда безотказно принимал любого. И вдруг — скандальный уход.

Афонин объясняет, что «проводится информационная кампания» «по привлечению врачебных кадров из других регионов», предложения вакансий размещаются «в Ивановской, Тверской ГМА и Мордовском ГУ». Странная картина. Зазывают медиков (да еще молодых, неопытных) из других краев, а своих, с давним опытом работы, не берегут. Что-то это да значит…

На президентских выборах 18 марта по официальным данным 75% от всех принявших в них участие жителей Электростали проголосовали за Путина. Это больше трети горожан. После подведения результатов местное ТВ спросило избирателей, чего они ждут от нового срока президента. Это были ответы блаженных: с радостными улыбками на лице и удовлетворением от того, что все прошло «спокойно». Но многие подчеркивали, что хотели бы улучшения качества медицинского обслуживания.

Судя по практике руководства местным здравоохранением, ожидания эти вряд ли сбудутся. Приказ Минздрава не позволяет. А управленческие технологии — с сердечными слоганами на стенах поликлиник от лица губернатора Воробьева, с отписками, поставленными на поток, и разрухой в медицинских кабинетах останутся единственной реальностью, в которой будут жить счастливые избиратели.




Tags: Путинизм
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments