САМООРГАНИЗУЮЩИЕСЯ СИСТЕМЫ (systemity) wrote,
САМООРГАНИЗУЮЩИЕСЯ СИСТЕМЫ
systemity

Category:

Еврейские лица cексуальной революции. Часть I

Александр Гордон,
Хайфа
Евреев обвиняли и продолжают обвинять в совершении Октябрьской революции в России. Однако их решающая роль в мировой сексуальной революции осталась почти незамеченной. Теория сексуальной революции не была обособленным учением одного человека, а появилась как часть неомарксистской доктрины так называемой «Франкфуртской школы», одними из создателей которой были Дьердь Лукач и Вильгельм Райх.

Евреи в Австро-Венгрии, в которой родился философ-еврей Дьердь Лукач (Дьердь Бернат Левингер, 1885-1971), составляли около 5% населения. Антисемитизм в империи свирепствовал, приводя время от времени к кровавым наветам на австро-венгерских евреев; из-за этого в их среде был силен марксистский радикализм, который в свою очередь вызывал юдофобскую реакцию.

Дьердь Лукач - доктор права (1906) и доктор философии (1909) - после прихода к власти советского венгерского правительства стал народным комиссаром по делам культуры и просвещения в правительстве, возглавляемом другим евреем - Белой Куном. В 1918 году под влиянием Белы Куна Лукач вступил в Венгерскую коммунистическую партию. Советская власть в Венгрии продержалась четыре месяца. Практическая деятельность Лукача в качестве народного комиссара культуры и просвещения была по сути дела первой культурной революцией, произведенной марксистами.

Народный комиссар Лукач проводил политику, названную позже «культурным террором». Он намеревался потрясти до основания систему буржуазных культурных ценностей и воспитания в стране. Для этого он решил «терроризировать» врага, направив усилия на переделку общества путем нужного воспитания детей. Он ввел в программу обучения венгерских школьников курс радикального сексуального образования. Венгерским детям проповедовали свободную любовь, им рассказывали о физиологии отношений между полами и разъясняли архаическую природу традиционных семейных отношений в буржуазном государстве. Детям объясняли отсталость концепции моногамии и реакционный характер религии, лишающей человека естественных удовольствий. Их убеждали восстать против родительского и церковного авторитетов и игнорировать традиционную мораль. Лукач хотел переделать буржуазное общество путем воспитания нового поколения детей. Любое стремление к развитию национальной культуры, венгерской или еврейской, он считал реакционным.




                               Дьердь Лукач. Фото: left.by/archives/


Биограф Лукача Конгдон пишет: «Отчужденный от всей семьи вообще и от матери в частности, чувствительный к росту антисемитизма в Австро-Венгерской монархии и враждебно настроенный по отношению к венгерской культуре, он был аутсайдером». В 1907 году Лукач принял лютеранство. О своем еврейском происхождении он говорил: «Я всегда понимал, что я еврей, но это никогда не имело существенного влияния на мое развитие. <…> Я никогда не чувствовал себя евреем. Я принимал свое еврейство как факт рождения, и на этом дело заканчивалось». Его первая жена не была еврейкой, однако вряд ли было случайностью, что многие женщины, которых он любил, были еврейками, а почти все его предвоенные (перед Первой мировой войной) соратники-большевики были евреями, как и его венгерские ученики и последователи после 1956 года. Некоторое время он состоял в переписке с Мартином Бубером, благодаря которому открыл хасидизм. Вряд ли Лукач мог не ощущать принадлежности к еврейству при наличии мощного антисемитизма. Он был противником венгерской культуры и комплексующим евреем, отстранявшимся от своего народа.

Невзирая на его «книжный» облик, исключительную образованность и склонность к интеллектуальным занятиям, Лукач обнаруживал черты марксистского догматика и жестокого человека. Герой книги Томаса Манна «Волшебная гора», еврей и католический реакционер, иезуит Лео Нафта, сторонник тоталитаризма и террора, частично списан с Лукача. Философ беседовал с Манном в Вене именно в период создания «Волшебной горы», и писатель использовал внешние черты и даже обороты речи Лукача для своего героя.

Ученик Лукача, немецкий литературный критик и философ еврейского происхождения Людвиг Маркузе так описал в автобиографии встречу с Лукачем в 1937 году в СССР: «Это было на банкете, во время которого произносились здравицы в честь Испании. Я не узнал Лукача, тихого и гуманного приверженца догмы. Его облик исказился. Стал виден палач. И я видел, что он может подписать и мой смертный приговор». Маркузе был плохо осведомлен. Лукач не стал палачом, он им был задолго до встречи с ним. Немецкий философ еврейского происхождения Эрнст Блох (1885-1977) писал о Лукаче: «Будучи политкомиссаром одной из дивизий венгерской Красной армии, Лукач лично отдал приказ о расстреле каждого шестого солдата из дезертировавшего батальона». Возможно, Блох пересказывал признание Лукача, много лет спустя озвученного им в интервью. Лукач был комиссаром Пятой дивизии венгерской Красной армии, в которой приказал убить восемь своих солдат в мае 1919 года. Однако не исключено, что речь идет о двух разных случаях.

Коммунистический режим Советской Венгерской республики устроил «красный террор» по образцу Советской России. Поскольку многие лидеры революционной Венгрии были евреями (30 из 48 народных комиссаров, 161 из 202 должностных лиц), население воспринимало советскую власть в стране как власть евреев. Восстание против коммунистов было яростным и кровопролитным и носило антисемитский характер. Хотя жертвами революционных репрессий были и евреи, от белого террора и погромов пострадали многие тысячи безвинных. Еврейские погромы в Венгрии, начавшиеся после поражения революции, продолжались до 1921 года: венгры мстили простым евреям, не имевшим отношения к революционным событиям, за деяния социалистического правительства. Виновные же в кровопролитии во время правления коммунистов избежали ответственности за свои действия. После свержения советской власти в Венгрии Бела Кун бежал в Австрию, а затем в Россию, где был казнен по приказу Сталина в 1939 году. Во время гражданской войны в России Кун отличился фанатичным проведением политики кровавого «красного террора» в Крыму.

Русский философ Николай Бердяев охарактеризовал Дьердя Лукача как «самого умного и интересного, наиболее самостоятельного из коммунистических писателей». Свое кредо Лукач изложил после неудачи Венгерской революции в книге «История и классовое сознание» (1923). Его известные изречения: «Я видел в революционном разрушении общества единственное решение культурных противоречий эпохи», «Всемирная переоценка ценностей невозможна без уничтожения старых ценностей и создания новых революционным путем», «Вопрос состоит в том, кто освободит нас от ярма западной цивилизации». Лукач не любил Запад и западную цивилизацию на всех этапах своей жизни. Он любил вопрошать: «Кто спасет нас от западной цивилизации?» Но западная цивилизация позаботилась о своем спасении путем создания американской атомной бомбы. В операцию по спасению внес вклад европейский, в частности венгерский антисемитизм.

От антисемитизма в Венгрии, вспыхнувшего после поражения революции 1919 года, бежали выдающиеся физики, выходцы из обеспеченных семей - Юджин Вигнер, Джон фон Нейман, Лео Сциллард и Эдвард Теллер, внесшие большой вклад в успех Лос-Аламосского проекта создания американской атомной бомбы. Вигнер и фон Нейман ходили в одну и ту же лютеранскую гимназию с Лукачем. Много лет спустя лауреат Нобелевской премии по физике Юджин Вигнер рассказал мне, молодому физику, которого встретил в форме солдата израильской армии с автоматом во время увольнительной в хайфском Технионе, Израильском технологическом институте, о том, что США обязаны Беле Куну своим успехом в создании ядерного оружия. Без его революционной деятельности и последующих за ней погромов венгерские евреи не оказались бы в США и не уговорили бы Эйнштейна подписать письмо к президенту США Рузвельту от 2 августа 1939 года, приведшего к созданию ядерного проекта.

Дьердь Лукач бежал в 1919 году от возмездия за «культурный террор» из Венгрии в Австрию. Преследования нацистов вынудили его переехать в 1933 году в СССР, где он прожил до 1945 года, до возвращения в Венгрию. Сотрудничество с советскими марксистами он начал в Москве сразу после подавления советской власти в Венгрии, но в 1931-1933 годах он жил в Германии, бывая в СССР наездами.

После падения режима Белы Куна, в 1922 году, в Институте имени К. Маркса и Ф. Энгельса в Москве состоялось совещание, инициированное Лениным. На нем присутствовали личный представитель Ленина Карл Радек, Дьердь Лукач, Феликс Дзержинский и Вильгельм (Вилли) Мюнценберг, один из лидеров Коминтерна. Стратегия, принятая на встрече, заключалась в том, чтобы «использовать интеллектуалов для разложения западной цивилизации» (слова Мюнценберга). Участники считали, что нужно внедрить идеи Фрейда в марксизм и использовать сексуальную анархию для разрушения этой цивилизации. В 1923 году во Франкфурте был создан институт марксизма. Чтобы замаскировать свою главную цель по борьбе с западной цивилизацией, институт вскоре поменял название на институт социальных исследований, позже известный как Франкфуртская школа. Сексуальная революция была задумана как бомба замедленного действия, предназначенная для подрыва западной цивилизации. Наиболее последовательно программу Ленина выполняли не участники совещания, а психоаналитик Вильгельм Райх, один из мыслителей и практиков Франкфуртской школы.

В СССР Лукач работал в Институте философии АН СССР. Вскоре после вторжения нацистов в СССР, в конце июня 1941 года, он был арестован по обвинению в измене и шпионаже. Сталин возлагал ответственность за свои неудачи в войне на кого угодно. Известно, что во время допроса следователь НКВД сказал Лукачу: «Напрасно вы пытаетесь выдавать себя за коммуниста, марксиста. В теории вы были идеалистом, а в области практики - оппортунистом, фракционером. <...> А попросту вы были на службе иностранных разведок – шпион». Лишь активное вмешательство вождя болгарских коммунистов Георгия Димитрова спасло Лукачу жизнь.

Зимой 1942 года Лукач защитил в Институте философии АН СССР докторскую диссертацию о философии раннего Гегеля. После Второй мировой войны он вернулся в Венгрию и стал профессором эстетики и философии в Будапештском университете. Его избрали в Академию Наук и парламент Венгрии. Он был редактором журнала «Форум», в котором защищал позиции «социалистического гуманизма». В СССР он был адвокатом социалистического реализма. В 1936 году Лукач писал: «Пишите правду художественно, ярко, смело, по-революционному, по-большевистски — таков лозунг социалистического реализма. Пишите ложь — таково требование фашистов, прикрывающихся лживой вывеской «героического реализма». Он отказывался замечать, что презираемый им «героический реализм» нацистов и есть по сути почитаемый им советский социалистический реализм.

В 1956 году Лукач снова стал министром культуры Венгрии, на этот раз в правительстве Имре Надя, и вместе с последним попал в опалу. В докладной записке посла СССР в Венгрии Ю.А. Андропова в августе 1956 года (еще до советского вторжения в Венгрию) выступление Лукача получило следующую оценку: «На состоявшейся недавно философской дискуссии выступил венгерский философ Лукач, который старался тенденциозно освещать состояние марксистско-ленинской науки в СССР, упирал почти исключительно на то, что советские философы являются догматиками и начетчиками». Лукача критиковали за «буржуазный реализм». На короткое время его выслали в Румынию, где он находился в заключении. В защиту Лукача выступил английский философ и математик, лауреат Нобелевской премии Бертран Рассел. В результате этого и ряда других действий Лукач был освобожден из заключения и получил возможность вернуться в апреле 1957 года в Будапешт.

Когда Лукач вышел на свободу после заключения в Румынии, где оказался вследствие поражения венгерского восстания в 1956 году, он сказал: «А все-таки Кафка был реалистом». Что имел в виду Лукач, говоря это?

Дьердь Лукач сделал для марксизма, для социализма куда больше своих обвинителей. При этом его, буржуа по происхождению, всегда боровшегося со всем буржуазным, ненавидевшего буржуазную реальность и делавшего все, чтобы ее уничтожить, обвиняли в «буржуазном реализме». Его, борца за социализм, клеймили за деятельность против социализма. И делали это пигмеи, не знакомые с марксистским учением и толком не понимавшие, что такое марксизм. Лукача преследовали полуграмотные чиновники, получавшие приказы из Москвы, - той самой Москвы, куда он бежал от нацистов, где едва не погиб и прожил долгие годы, из Москвы, где ему не доверяли, где его недолюбливали и в которой преклонялись перед его философским и литературным талантом. Его преследовали советские функционеры, устрашившиеся независимой Венгрии, подлинно социалистической, по его мнению, самостоятельной страны, а не вассальной провинции, управляемой душителями венгерского социализма. Его исключили из партии, в которой он состоял десятки лет и которой служил от всего сердца. В репрессиях по отношению к нему Лукач видел победу иррационализма над рационализмом. Когда после вторжения в Венгрию в 1956 году советских войск его арестовали и спросили, есть ли при нем оружие, Лукач полез в карман и достал авторучку.

В середине 1960-х годов Лукач был полностью реабилитирован. В 1971 году он умер в Будапеште и был похоронен с высшими коммунистическими почестями. В 1985 году в Будапеште был воздвигнут памятник философу.

Начатая Лукачем деятельность Франкфуртской школы породила «критическую социологию», направленную против причин отчуждения человека от его естественного контекста (чистой сексуальности). Антропологическая революция должна была начаться с сексуальной: «Make love, not war!» («занимайся любовью, не войной!»).





Tags: Еврееведение, История
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments