?

Log in

No account? Create an account
роза красная морда большая

systemity


САМООРГАНИЗУЮЩИЕСЯ СИСТЕМЫ


Previous Entry Share Next Entry
Додон российский гондон
роза красная морда большая
systemity

Додон: Молдавия не хочет дружить с Западом против России





Молдавия не хочет дружить с Западом против России, потому что «без хороших отношений с РФ у республики нет будущего», заявил президент страны Игорь Додон.
«Подавляющее большинство граждан считают Российскую Федерацию нашим другом, российский народ — братский для молдаван, мы не хотим дружить с Западом против России… У Молдавии будущего без хороших отношений с Россией не может быть, думаю, что это понимают даже оппоненты внутри страны», — сказал Додон во вторник на приеме по случаю Дня России.
По его словам, за 26 лет с момента установления дипломатических отношений «бывало разное». Сейчас отношения «переживают непростой период, но это пройдет».
«Никто и никогда не сможет разрушить то, что стоит в основе наших двусторонних отношений с Россией. Я уверен, что у нас есть общее будущее. Каким оно будет — решит народ», — заявил президент Молдавии.
По словам Додона, страны связывают общие история и экономика. Отдельно он подчеркнул важность миротворческой миссии на Днестре, благодаря которой удалось остановить приднестровский конфликт. Додон уверен, что эта миссия будет продолжена, передает РИА Новости.
Додон вступил в должность президента Молдавии 23 декабря 2016 года. Согласно его предвыборной программе, он намерен восстановить стратегическое партнерство с Россией, вернуть молдавскую продукцию на рынок РФ и нормализовать сотрудничество в энергетике. Он неоднократно заявлял, что Молдавии «жизненно необходимо восстановить отношения с Россией».



Парламент Молдовы: угроза исходит из России




По словам спикера, присоединение к Румынии может повлечь за собой два варианта: хороший и плохой. Спикер парламента Молдовы Андриан Канду заявил, что основная угроза для страны исходит из Российской Федерации.

«Нет, угрозы нет. Вы должны понимать, что исторически Молдова была частью Румынии. Мы разговариваем на румынском языке. Многие из нас учились там. Я, например, учился 8 лет в Румынии — и лицей закончил, и факультет. У нас хорошие отношения между странами. Румыния очень нам помогает — и с европейским направлением, и инфраструктурно, финансово. В 90-х, когда распался Советский Союз, больше обсуждался вопрос присоединения Молдовы к Румынии, чем сегодня. Сегодня проунионистов — не больше 17-20%. Они всегда активизируются и популярны при кризисах. Когда кризис проходит, когда всё входит в свое русло, эти крайности уже не являются такими активными», — отметил спикер.

Он отметил, что румынские паспорта имеют около полумиллиона или 700 тысяч человек. Многие себя чувствуют людьми румынского происхождения. Но есть и те, кто получил документы для путешествий или работы в Евросоюзе. Канду не видит угрозы национальной безопасности в связи с такой ситуацией.

«Потому что угроза не может приходить из Румынии или Европейского союза. У нас угроза — с восточной стороны, и не из Украины, а из России. Мы двигаемся к европейской интеграции. А это означает и интегрирование процессов — и банковская система, и образование, и социальные отношения, и транспорт, и так далее. Косвенно это и есть объединение даже и с Румынией, но через Европейский Союз. Поэтому нет никаких угроз с этой точки зрения. У меня румынское гражданство еще с 1994 года, когда я учился в Румынии. И это не означает, что я не люблю свою страну, Молдову. И это не означает, что я не патриот Молдовы. Я присягнул Молдове. И всё, что я делаю каждый день, я делаю для Молдовы», — сказал он.

По словам Канду, прямое присоединение Молдовы к Румынии означает гражданскую войну с жертвами в самом плохом варианте. В хорошем — присоединение нескольких сел, районов или половины Кишинева.

«И еще в Конституции у нас написано, что при принятии каких-то решений о присоединении Молдовы, скажем, к Румынии, гагаузы имеют право на самоопределение. И это означает развал республики Молдова», — отметил он.


Напомним, ранее в Молдове признали законным запрет российской пропаганды.