САМООРГАНИЗУЮЩИЕСЯ СИСТЕМЫ (systemity) wrote,
САМООРГАНИЗУЮЩИЕСЯ СИСТЕМЫ
systemity

Categories:

Эстония: "Электронное государство"

Эстония без коррупции



Эстонские чиновники боятся обвинения в коррупции, как огня. Настолько, что опасаются менять машины и продолжают ездить на старых, одряхлевших, обслуживание которых становится все дороже. Опасаются – и правильно делают: СМИ в Эстонии не дремлют. Стоит даже президентскому автомобилю превысить допустимую скорость – и это тут же становится известно всей стране. Во всемирном рейтинге свободы прессы Эстония стоит на 10 месте (на 1-м – Финляндия, Россия – на 152-м). При том, что как такового закона о СМИ в Эстонии нет. Есть Этический кодекс журналистики, разработанный Ассоциацией Союза журналистов Эстонии. И есть Совет по телерадиовещанию, в который входит по одному человеку от каждой парламентской партии.

На отсутствие свободы слова журналисты не жалуются. Их тревожит другая проблема – окупаемость печатных и сетевых изданий. Чтобы поддерживать уровень продаж, остается самый простой путь – добавлять в публикации некоторую долю желтизны. И если часть журналистов такое заигрывание с публикой не смущает – другие видят в этом профессиональную деформацию. Однако уж что-что, но борьбу с коррупцией все эстонские СМИ освещают дружно – и «по-желтому», и «по-белому», и по-эстонски, и по-русски.

9 декабря – Международный день борьбы с коррупцией. К этой дате в 2017 году многие эстонские издания (из русскоязычных – мощный информационный портал Sputnik) на разные лады вспоминали крупнейшие коррупционные скандалы, сотрясавшие страну за последнюю пару лет. Особенно не везет Таллиннскому порту (Tallina Sadam). Первые дела о взятках в этой госкомпании расследовались еще в 90-х годах. Видимо, в каждой стране есть такие непотопляемые люди, которые, оставаясь на руководящих должностях, годами умудряются совершать коррупционные преступления и выходить сухими из воды. В Эстонии таким «героем» стала женщина – Рут Мартин. В 1994 году она была министром путей сообщения и связи, а ее близкий друг Энн Сарап возглавлял как раз Таллиннский порт. Вдобавок Рут владела еще и небольшой частной компанией. Парочка придумала схему, по которой порт заказывал у этой компании услуги, — и государственные деньги рекой текли в карманы Рут и Энна. При этом Рут Мартин неоднократно увольняли из министерства за подделку документов, но она умудрялась восстанавливаться на работе через суд. В итоге против Энна Сарапа было возбуждено уголовное дело по факту причинения ущерба государству, но он так и не был осужден. А Рут в 2002 году даже стала советником нового министра путей сообщения.

Сейчас эти коррупционные динозавры отошли от дел, но им на смену в том же Таллиннском порту пришли новые. В 2016 году по делу о коррупции в этой госкомпании проходили 13 человек – руководители компании, бизнесмены и представители различных госучреждений. Речь шла о взятках на общую сумму более 4-х миллионов евро, 3 из них – это откаты при заказах на производство паромов. В результате реальные тюремные сроки получили 2 фигуранта. Сроки небольшие – до 5-ти лет лишения свободы, плюс – обязанность вернуть взятку в казну.

Но не только Таллиннский порт явился местом коррупционного соблазна. Еще не закрыты дела по обвинению в получении взяток вице-мэров Тарту. А бывший сотрудник Полиции безопасности Индрек Пыдер уже отбывает свой срок. Он получал взятки от русскоязычных бизнесменов за приостановку или отмену аннуляции видов на жительство самих предпринимателей и членов их семей.

Однако, как видим, скандалов, хотя и громких, немного, а осужденных – и вовсе единицы. Потому что с коррупцией в Эстонии реально борются – и имеют впечатляющие результаты. В ежегодном рейтинге по уровню восприятия коррупции от Transparancy International Эстония занимает 21 место из 180-ти (Литва – 38-е, Латвия – 40-е, Россия – 145-е). Сами эстонцы, кстати, самокритично считают, что ситуация с коррупцией в стране далека от идеальной. За прошлый год на всю страну было зарегистрировано около 500 дел о взятках – чаще мелких, но, тем не менее, у сознательных граждан это вызывает беспокойство. А приличное место в рейтинге они объясняют успешной и последовательной интеграцией с Европой.

Еще в 2000 году парламент Эстонии ратифицировал Европейскую конвенцию по уголовной и административной ответственности за коррупцию, и эта конвенция стала для страны путеводной звездой. В 2003 году была создана парламентская комиссия по борьбе с коррупцией, в которую входит по одному представителю от каждой партии. В обязанности этой комиссии входят проверки любых обращений (в том числе от частных лиц и групп граждан) по поводу подозрений в коррупции, а также проверки налоговых деклараций чиновников всех уровней вплоть до высших должностных лиц. А с 2007 года функционирует организация (НКО) «Эстония без коррупции» — представитель Transparency International. Возглавляет ее неутомимый Эркка Яаккола — он-то и считает, что до победного конца в этой борьбе еще далеко.

По данным «Эстонии без коррупции» наибольшую тревогу вызывают точки техосмотра автомобилей – здесь фиксируется 11% случаев вымогания взятки (от общего числа всех контактов граждан со службами техосмотра). На втором месте медицинские учреждения – 9%. На третьем полиция – 8%. Далее идут детские сады, школы и университет – по 5%. Это мы говорим о вымогательстве. Но тут же отмечается, что дают взятку лишь четверть из всех, кому это было в той или иной форме предложено. Видимо, свою роль играет просветительская и пропагандистская работа. Среди населения Эстонии настойчиво проводится мысль (в том числе и силами СМИ), что участие в коррупционной сделке есть форма девиантного поведения (!!). То есть, если ты готов давать или брать взятки – ты просто ненормальный.

На правительственном уровне антикоррупционную политику проводит министерство юстиции. А в каждом министерстве имеется ответственное лицо, которое координирует эту политику по своему ведомству. Разработана генеральная стратегия по борьбе с коррупций до 2030 года. Первый и самый главный пункт этой стратегии – тотальная цифровизация.

Эстонцы первыми в Европе ввели у себя электронную модель государства, которая напрочь меняет схему взаимоотношений граждан с чиновниками. Непосредственного личного контакта между ними теперь нет вообще – все общение происходит исключительно в электронном виде. Как тут не вспомнить Южную Корею? Две такие разные страны пошли одним путем, чтобы исключить соблазн взяток, и получили схожий позитивный результат.

Программа компьютеризации и информатизации органов государственной власти так и называется – «Электронное государство». Она начала реализовываться постепенно – с 2000 года (в Южной Корее, кстати, тогда же). На первых порах главной задачей было прийти ко всеобщей компьютерной грамотности и обеспечить всем без исключения гражданам (население Эстонии – 1 млн. 300 тысяч человек) доступ в интернет. С этой целью был запущен оригинальный проект «Прыжок тигра» («Тигрихюпе») — программа по инвестированию в новую цифровую жизнь — в технологии и обучение. Что касается обучения – упор справедливо делался на школьников и людей после 60-ти. Для последних в библиотеках по месту жительства был открыт свободный доступ к компьютерам и появилась возможность пройти бесплатные компьютерные курсы. А для школьников ввели обязательные уроки информатики во всех классах, начиная с 1-го. В нынешнем году выпускники 9 классов впервые сдавали экзамен по этой науке.

Ну, а взрослые люди осваивали новую реальность самостоятельно (и запускали яркие стартапы – например, мало кто знает, что программа Skype родилась в Эстонии). В результате сегодня Эстония является одним из мировых лидеров по уровню доступа населения к интернету. Что и позволяет на полную катушку использовать электронную систему eGov. В этой системе представлены все госслужбы: реестр народонаселения, реестр недвижимости, земельный кадастр, налоговый департамент, больничная касса, реестр пенсионных страхований – и даже система электронного голосования. Да-да! В 2007 году Эстония стала первой в мире страной, в которой избиратели получили возможность голосовать через интернет на парламентских выборах. И, кстати, финансирование партий тоже отражено в сети – кто (компания или частное лицо) и сколько жертвует на партию и ее участие в выборах.

Итак, все государственные службы стали прозрачны. Гражданин имеет возможность запросить любую услугу, получить любую справку, а также информацию о судьбе своего запроса или жалобы и проследить движение документа в реальном времени – для этого он должен лишь поставить в своем запросе электронную подпись, которая считывается при подключении его ID-карты к карт-ридеру. А ID-карта имеется у каждого жителя страны – без нее он, как без рук. Не говоря уже о контактах с госорганами, только с ID-картой можно открыть счет в банке или даже взять книгу в библиотеке. Приезжий человек (например, студент) оформляет карту временного резидента – temporary residence permit, которая открывает ему те же возможности.

Всеобщая компьютерная грамотность перевернула не только представление о способах общения человека с государством, включая контроль снизу вверх и исключая банальную взятку. Вслед за госорганами для граждан полностью открылись и органы самоуправления. Появилась электронная инфосистема, которая так и называется – «Прозрачные самоуправления». Условная Ингрид узнаёт теперь о движении очереди в детский сад для своей дочки не со слов заведующей садиком (которая может намекнуть на взятку) – она видит количество мест и в этом, и в соседнем саду на специальном портале, получает реальную информацию и свободна принимать решение. То же относится и к коллективным тратам, например, по перепланировке многоквартирных домов – прозрачность финансовых данных исключает воровство со стороны управляющих, каждый житель может видеть движение и использование своих кровных средств.

С другой стороны, сами самоуправления имеют право подавать в электронном виде коллективные иски в суд – по защите групповых интересов. Предположим, в случае, если от местных властей не было получено разрешение на строительство – незаконно, как считает домовая община. Движение иска и решение по нему так же будет вывешено в сети на всеобщее обозрение.

Болевой коррупционной точкой являлось здравоохранение, но поправляется и оно. В больнице нет мест, на плановую операцию очередь — а если посмотреть в интернете? Врач вряд ли рискнет попросить у вас взятку — поостережется вашей осведомленности. Тем более что место может найтись в больнице соседнего городка. А еще один плюс цифровизации в медицине — гражданин имеет возможность в реальном времени отследить судьбу своих страховых выплат: куда и на что они ушли.

Неужели все так просто? Всеобщая компьютерная грамотность плюс прозрачность со стороны управленцев – и стране обеспечено приличное место в антикоррупционном рейтинге? Да, именно так. Потому что коррупция может процветать только в государстве невежд, где плохо образованные граждане не подозревают о своих возможностях и правах.


Tags: Эстония
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments