?

Log in

No account? Create an account
роза красная морда большая

systemity


САМООРГАНИЗУЮЩИЕСЯ СИСТЕМЫ


Previous Entry Share Next Entry
Весь этот позор был запечатлен видеокамерами, показан по израильскому ТВ и … благополучно забыт
роза красная морда большая
systemity
Александр Баршай,
поселение Элазар, Гуш-Эцион
И еще увидел я под солнцем: место суда,
а там – беззаконие, место справедливости,
а там – беззаконие…
Коэлет (3-16)

В здании БАГАЦа - Высшего суда справедливости - толпа арабов – ближайших родственников террористов, напала на родных и близких погибших израильтян. Напала буквально – не только словесно, но и физически – с угрозами и проклятиями арабские мужчины и женщины толкали, пихали, били кучку евреев, пришедших в суд просить, чтобы тела террористов не выдавали родственникам, пока не будут выданы тела наших солдат, удерживаемых арабами-хамасовцами.

Агрессия арабов проявилась еще в зале заседаний суда, и судьи не нашли ничего лучшего, как позорно покинуть «поле боя», даже не пытаясь призвать хулиганов к порядку. Буйство арабов с полной силой выплеснулось в лобби суда, где уже ничто не мешало им глумиться над евреями. Никто не надел наручники на громил, никто не отвез их в полицейское управление, никто даже не разогнал толпу беснующихся. Напротив, несколько робких охранников оттеснили кучку пострадавших евреев от обнаглевших «двоюродных братьев» и … заперли их в одном из помещений суда. Они (охранники) как бы спасли евреев от суда линча на территории высшей судебной инстанциии Государства Израиль!

Весь этот позор был отчетливо запечатлен видеокамерами наблюдения, показан по всем каналам израильского ТВ и … благополучно забыт. Не было широкого - да и узкого тоже - общественного возмущения и нагодования, не было депутатских запросов, призывов к созданию комиссии по расследованию возмутительной ситуации, разорвавшей благолепие законности и порядка в царстве Фемиды. Насколько мне известно, не возбуждено никакого следствия в отношении зачинщиков и активистов отвратительного побоища в суде, никто из зачинщиков не привлечен ни к какой ответственности. Попутный вопрос: а если б инициаторами стычки были евреи, а не арабы? Инцидент был бы так же оставлен без внимания?

В этой ситуации отразились, как в капле воды, все пороки нашего БАГАЦа – лицемерное сочувствие и незаконные поблажки «угнетаемому» арабскому меньшинству, пренебрежение национальными интересами государства, предубеждение к поселенческому движению, а иногда и прямая дискриминация поселенцев. Я уж не говорю о так называемом судебном левом «активизме», позволяющем БАГАЦу бесцеремонно вмешиваться во все сферы жизни, диктовать обществу свои подчас откровенно предвзятые решения левую волю двум остальным ветвям израильской власти – причем, диктовать и Кнессету, и правительству, да и, в конце концов, Государству Израиль...

Я довольно сухой прозой излагаю свое отношение к Высшему суду справедливости. А ведь можно сказать об этом явлении – БАГАЦ – куда более сочно, образно, саркастично – как говорится, не в бровь, а в глаз. Как это сделал замечательный израильский писатель, поэт-переводчик и публицист Алекс Тарн в своей «Балладе о хабиби»:

В воскресный день с моей сестрой мы вышли со двора. «Шахидом станешь ты, герой», – сказала мне сестра. Вот через площадь мы идем и видим наконец большой красивый белый дом, похожий на дворец.

«Шесть лет, братишечка, тебе, – мне говорит сестра, – к исламской славе и судьбе взлететь тебе пора. Взгляни, хабиби: видишь ты жыдовский главный суд. Надежды, клятвы и мечты жыды сюда несут. Из зала в зал переходя, здесь движется народ. Здесь вместо одного вождя их сразу целый взвод! Седые старцы-мудрецы традициям верны; здесь сплошь отечества отцы, хранители страны. И если превратить дворец в развалины и пыль, придет жыдам большой трындец и рухнет Израиль! Тебя пропустят, мой бутуз, и тут-то я – ба-бац! – нажму на кнопочку blue tooth, и кончится БАГАЦ!»

И я бегу к дворцу тому, несу туда пластид: поди ослушайся Фатьму – вовеки не простит... Но вдруг – откуда ни возьмись – шахидов рой густой. Они кричат: «Хабиби, брысь!» Кричат: «Хабиби, стой!» Мухаммад тащит автомат – готов в меня стрелять! Кричит Ахмед: «Кебенимат! Хабиби-сука-б**ть!»

«Вы что, - кричат, - сошли с ума? Давите их, братва! Ведь вся арабская умма БАГАЦем лишь жива! Ему лишь – наш молельный жар! Шахид, раис, феллах взывают ввысь: «БАГАЦ-ахбар!», а не, пардон, АЛЛАХ. Не смей взрывать его, дурак! БАГАЦ святей святынь! Отсюда Аарон Бурак вознесся в Фаластынь! Хоть образ Фаластынь бредов, и нет страны такой, мы перережем всех жыдов БАГАЦною рукой! Но если подорвать дворец, то тут же, на корню придет немедленный трындец надеждам на резню!

Веди братишечку, Фатьма, в любой другой район – пускай Хайфу накроет тьма, Хадеру и Хеврон. Пусть в море сверзятся Атлит, Ашдод и Тель-Авив – БАГАЦ Хабиби защитит, пока Хабиби жив. А если парню смертный лик судьбою предрешён, то не беда – БАГАЦ велик! – в раю не брошен он. БАГАЦных семьдесят судей к себе его берут – учить про равенство людей, про братство и про труд. Под знамя черное они торжественно встают и клятву черную они торжественно дают. Клянемся так на свете жить, как А. Барак прожил, и так же шуаде служить, как А. Барак служил!..»

В воскресный день с моей сестрой мы вышли со двора. «Пойдем в другой район, герой, – сказала мне сестра. - Не бойся бомб, не бойся пуль – они остались тут. БАГАЦных семьдесят бабуль тебя на небе ждут». А мне так скучен этот день и вся эта возня… Пусть хоть одна из тех судей возьмет к себе меня.


Полностью присоединяюсь к арабской балладе Алекса Тарна. А вы?