?

Log in

No account? Create an account
роза красная морда большая

systemity


САМООРГАНИЗУЮЩИЕСЯ СИСТЕМЫ


Previous Entry Share Next Entry
Легитимность нынешней российской власти достигается прежде всего одурманиванием народа
роза красная морда большая
systemity
К чему приведет средневековая культура народа



Дайджест по материалам прессы

В том, что доход от  высоких цен на нефть в начале века  не был использован для модернизации страны, виновата не только власть. Виноват и сам   народ России, который  возжелал   авторитарной власти. Народовластие как способ управления не может быть создано при  подданнической культуре народа, его восточном менталитете, признающем силу выше права, нежелании граждан отвечать за происходящее в стране.

На очередных выборах президента авторитарный вождь получил поддержку около 80% россиян (даже с учетом вбросов), несмотря на потери населения в доходах из-за гонки вооружений, международных санкций за аннексию Крыма и вывоза из страны капитала. Уровень жизни россиян примерно в 10  раз ниже, чем в Европе. Сокращается государственное финансирование здравоохранения, образования, культуры. Собранные налоги идут либо в военно-промышленный комплекс и на перевооружение армии, либо  разворовываются друзьями президента.

Старики раньше заклинали: «Лишь бы не было войны». Но складывается впечатление, что Путин  и его генералы, играя с огнем, ради своих амбиций готовы погубить человечество в ядерной войне. Похоже, что Путин, надеясь на победу в ней, даже не понимает последствий для планеты «ядерной зимы».

Легитимность нынешней  российской власти достигается прежде всего одурманиванием народа, насаждением представлений об «осажденной крепости», заговоре Запада, его желании «поставить Россию на колени». У самой правящей клики преобладает представление, что рыночные реформы — не цель модернизации страны и повышения жизненного уровня населения,  а всего лишь средство для восстановления статуса «великой державы». Постсоветская  «элита» по происхождению и своим убеждениям оказалась продолжением   коммунистической номенклатуры. Кадры, как известно, решают все. Именно поэтому в России не удалась  десоветизация, как это произошло  с денацификацией в Германии или дефашизацией в Италии.

Отказ от идеи суда над КПСС блокировал  изменение природы российской  власти. Власть по-прежнему первична, частная собственность условна, государственные монополии предпочтительнее частных — их легче разворовывать. Как у дворовых хулиганов или средневековых королей, доминирует  стремление к военному превосходству, надо же показать «кто здесь главный»! Интересы простолюдинов власть не интересуют. Отсюда ставка на своих, на лояльных, интенсивное продвижение во власть силовиков,  досрочная  передача Ельциным власти чекисту Путину, обеспечившая ему победу на выборах.

Принятие новой Конституции и проведение первых многопартийных выборов в 1993 г. с участием наспех созданных политических партий привело лишь к «имитационной демократии». Такая «демократия» — без необходимой  политической  культуры самоуправления — активизирует лишь самые консервативные  слои населения. В этом плане победа партии Владимира Жириновского в 1993 г. была совсем не случайной.

С середины 1990-х каждые последующие выборы в представительные органы власти в России становились по результатам все хуже и хуже. У россиян не было желания работать в общественных организациях, тем более, быть активистами партий. Наши партии не вырастали из массовых движений, выражающих групповые интересы. Партии играли роль популистских «затравок» для символической идентификации (вроде футбольных команд). Они не выдвигали  конкретных программ реформ, стратегий политических действий, которые люди могли бы оценивать и обсуждать. Да и мало кто хотел обсуждать стратегию модернизации.  Голосование представляло собой архаическое одобрение лидера или  фракции номенклатуры по соображениям,  не обязательно связанным с материальными интересами или проблемами модернизации  страны.

То есть политическая культура россиян оставалась на уровне Средневековья. По представлениям россиян, улучшить нашу жизнь должен был кто-то другой, скажем, добрый царь. Роль нашей «имитационной демократии» состоит не в обеспечении конкуренции политических лидеров и  их программ, а в одобрении избирателями образа конкретного вождя. Идеологических приманок для оправдания этого авторитаризма практически не осталось, поэтому режим вынужден идти по пути  своей консервации, в первую очередь за счет устранения реальных оппонентов, таких как Алексей Навальный, например.  На всех прошедших за эти годы выборах в Госдуму избирателю предлагалось лишь выразить свое принятие или непринятие власти и ее оппонентов.

Признание «законности» власти в подобной ситуации достигается двумя путями.

Во-первых, обращением к традиционализму, соединяющему  элементы дореволюционного имперства с советской великодержавностью, православие и ксенофобию с изоляционизмом и национализмом, «духовность» с музеефикацией  русской культуры, неприятие индивидуализма и осторожное восстановление культа личности советских вождей и «органов». Обращение к такому традиционализму предполагает дискредитацию реформ 90-х годов, наполнивших полки наших магазинов, представление неизбежного трансформационного спада как периода ошибок,  нестабильности и кризиса.

Во-вторых, атмосферой безальтернативного выбора именно тех, кто находится у власти («Если не Путин, то кто?»), помехами появлению реальных оппонентов, их уголовным преследованиям. Не случайно ни Ельцин, ни Путин не участвовали в телевизионных дебатах, они выше этого! Пусть остальные эрзац-кандидаты ругаются  перед телезрителями, наш народ знает, за кого голосовать! Именно для этого и создается громоздкая система имитации демократии (псевдопарламент, псевдовыборы, «карманный» суд, подконтрольные СМИ, псевдопубличность с ее соловьевскими ток-шоу, изыски политтехнологий и т. п.). Хотя такая «демократия» и выводит на первый план наименее модернизированные группы населения с требованиями государственного патернализма, но побеждает всегда «партия власти» с ее собственными интересами.

Имитационная или показушная  демократия в условиях авторитарного режима, полицейского государства, политической культуры холуйства и  зависимости бюджетников от государства  всегда оборачивается тем, что побеждают консервативные силы, ослабляя сопротивление  режиму, с одной стороны, и замедляя процесс его разложения — с другой. Новая Конституция, образцово-либеральная по форме, номинальное разделение властей, парламентаризм, права человека носят декоративный характер. Эта «инфраструктура» демократии осталась главным образом на бумаге, не просуществовав и одного избирательного срока. Уже на президентских выборах 1996 г. решающую роль стал играть административный ресурс и политтехнологии, отбросившие обсуждение  проблем  развития страны и заменившие принципиальные дискуссии вопросом персональной поддержки президента — «Голосуй сердцем!».

В этих условиях террор или масштабные репрессии не нужны. Они даже опасны для стабильности режима. При отсутствии сколько-нибудь четкой оппозиции правящая клика может сохранить власть  в демобилизованном обществе, провести нужные решения (например, по пенсионной реформе)  и доминировать в  органах государственного управления, имея всего 30-35% голосов. Этого «контрольного пакета» партии власти достаточно.

Для россиян главным достижением нынешней власти стала «стабильность», важной чертой  которой — несменяемость президента. Такая поддержка связана прежде всего с тем, что люди поднимают имперские лозунги на уровень национальных ценностей. Это оправдывает в их глазах авторитарную форму правления — как средство удовлетворения их геополитических амбиций. Очень похоже на поддержку Гитлера большинством немецкого народа  накануне Второй мировой войны. Ради этой имперской иллюзии россияне готовы терпеть снижение своего уровня жизни, уровня   образования, медицинского обслуживания, нищенские пенсии. Напомним, что темпы роста экономики упали с 8% в 2000 г. фактически до 0,6% в 2017-м.

У каждого из нас есть выбор: валить за бугор или бороться, менять представления сограждан о должном, взывать к политической активности, распространять знания о порядках, принятых в развитых странах. От того, насколько люди смогут проявить здравомыслие и солидарность, зависит  будущее России. Ведь гражданский долг — слова не пустые!