САМООРГАНИЗУЮЩИЕСЯ СИСТЕМЫ (systemity) wrote,
САМООРГАНИЗУЮЩИЕСЯ СИСТЕМЫ
systemity

Category:

Конец эпохи Голубой Церкви I

Конец эпохи Голубой Церкви I


Jordan Greenhall
Understanding the Blue Church

08.19.2018


ЧАСТЬ I


Много людей, не знакомых с концепцией Голубой Церкви хотят понять, что она означает. Демократическая Партия? Либерализм? Прогрессивизм? Как я уже упоминал ранее, я поднял всю эту идею из одного поста в Reddit (в качестве прямого противопоставления Красной Религии) с интуитивным ощущением того, что она может оказаться полезной и указывать на что-то реальное.

В этом эссе я глубоко погружусь в эту концепцию, это не будет простым путешествием, но я верю, что результаты того стоят. Если мы хотим понять современную ситуацию, нам придется свыкнуться с мыслью о том, что копать придется глубоко.

Резюме таково: Голубая Церковь – это нарратив/структура идеологического контроля которая является естественными результатом развития масс-медиа. Эта функция скорее развивалась, а не была намеренно сконструирована. В последние сто лет она оказалась глубоко связана с Демократической партией и поверхностно связана с Deep State – для формирования эффективной политической и доминирующей культурной силы в Соединенных Штатах.

Мы можем проследить ее корни к началу 20-го века, когда она возникла в качестве реакции на новые возможности масс-медиа для социального контроля. К середине века она начала играть все более заметную роль в образовании и формировании американских институтов производства культуры. Она превратилась во вездесущую во второй половине двадцатого века и достигла своего пика в первое десятилетие двадцать первого.

И сейчас она начинает разваливаться.

Частично она разваливается из-за нарастающих схизмов в ее главном нарративе – Голубой Вере.  Эти ереси важны, но они не являются темой данного эссе. В этом эссе я сосредоточусь на том, что представляется куда более фундаментальным  и гораздо менее очевидным: глубоких сдвигах в технологии и обществе, которые подрывают сами основания Церкви. Сдвиги которые превращают саму Церковь в нечто выходящее из употребления.

Сложность и контроль

Представьте себе лодку. Нам надо грести – пока с одним веслом. Если вы когда-нибудь плавали на каноэ, вы знаете, что это не так просто, как кажется на первый взгляд.  Это – целое искусство. Надо правильно держать весло, правильно погружать его в воду, как грести. Разница между хорошей и плохой греблей значительна. Но, с приобретением некоторого опыта, каждый может научиться грести относительно хорошо.

Это – один из примеров проблемы “управления сложностью”. Отношения между веслом, водой, лодкой и человеком сложны.  Все эти системы подают друг другу сигналы – едва уловимыми и непредсказуемыми путями. Но “возможности контроля”стандартного человека достаточны для такого рода задач.  Человеческое тело, приспособленное к тому, чтобы ходить на двух ногах, способно справиться с таким уровнем сложности.

Теперь добавьте другое весло. Даже тому, у кого есть опыт гребли одним веслом потребуется некоторое время на то, чтобы понять как грести двумя. Специфически, вам потребуется упростить проблему, ограничив уровень свободного движения весел. Может быть, вы вставите весла в уключины, с тем, чтобы они шли по одной траектории. Определенно, вам необходимо грести двумя веслами в одном ритме. Добившись “когерентности” весел, вы можете начать осознавать сложность проблем ваших возможностей контроля.

Когерентность – одна из наиболее важный концепций управления сложностью. Когда выберете две системы (два весла) и синхронизируете их, вы радикально снижаете сложность всей системы. Получив когерентность двух весел, вы превращаете два весла, которыми вы не можете управлять в одно большое весло, управлять которым вы можете.

Теперь добавьте в систему еще одного человека. Двое сидят рядом друг с другом – с каждой стороны лодки. Теперь мы имеем дело не просто с двумя веслами, но с двумя разными контрольными системами.  И конечно, единственный способ заставить лодку двигаться – добиться когерентности. К счастью, люди хороши и в этом. Подобно танцорам или музыкантам, играющим вместе, у нас – достаточный диапазон для синхронизации небольших групп. На практике это требует некоторых усилий – но, в конечном итоге, мы можем справиться с таким уровнем сложности.

Теперь добавьте еще 10 человек в лодку. Это – реальная проблема. Сложность появившейся системы превосходит возможности “группового потока”. Вы можете долго пытаться, но практически невозможно “самоорганизовать “ двенадцать человек в эффективную гребную команду.

Пока вы не назначите кого-то начальником.

Посадите кого-то на нос, и скажите ему, что его работа – синхронизация всей команды (“гребок!”) и сокращение функции всех прочих до реакции на команду лидера – и неожиданно систему можно снова контролировать. На практике вы заменили 13 индивидуумов одной “группой людей” и “одним лидером” контролирующим иерархию. Это – радикальное упрощение. Как обнаружили древние греки и римляне это масштабируется. До тех пор, пока люди гребущие в лодке, сидят внутри своей коробки и сосредоточены только на своей работе, и пока рулевой поддерживает простой ритм, вы можете посадить в корабль десятки гребцов – и работа будет сделана.

Заметьте, что здесь происходит. В особенности то, что происходит наверху и внизу иерархии. Диапазон сигнала идущего сверху вниз очень прост (“греби!”) Представьте, что гребцы попытаются одновременно грести и обсуждать, куда должна плыть лодка.  Это невозможно. Представьте, что рулевой попытается контролировать две лодки одновременно. За исключением очень редкой ситуации, в которой две лодки сохраняют когерентность, это невозможно.

Это – ключевые концепции для понимания Голубой Церкви. Сложность системы. Наша способность упростить систему. Контрольный диапазон, с помощью которого можно управлять упрощенной системой.

Сложность современной жизни

В 1860 году население Соединенных Штатов составляло 30 миллионов человек.  Через шесть коротких поколений население увеличилось в десять раз и составляет более 300 миллионов человек.


Подумайте об этом. На протяжении первого тысячелетия нашей эры население Земли было относительно постоянным. На протяжении последующих шестисот лет оно едва удвоилось. Затем, с началом промышленной революции, все начало раскручиваться чрезвычайно быстро. В 20-м веке темпы развития в Соединенных Штатах – и повсюду просто зашкаливали. Последние 150 лет происходил беспрецедентный демографический взрыв – и вместе с этим взрывом – взрывное усиление социальной сложности.

По любым меркам, переход от 19-го к 20-му веку был экстраординарным. Впервые в истории городское население население превысило сельское. Это стало причиной ускорения темпа жизни и социальных интеракций , которые несут с собой большие города. Лошади были заменены железными дорогами, а затем автомобилями и самолетами – мир сжался в одно-единственное мета-сообщество. Мы прошли от Дарвина, впервые выдвинувшего постулат теории эволюции в 1859 году весь путь до ДНК  Крэка и Ватсона в 1953. Мы прошли путь от первой теории электромагнетизма в 1864 до реального применения атомной бомбы в 1945. Адское столетие.

И также как с нашим примером добавления дюжины людей в лодку, это расширение сложности создало проблему. Те формы социального контроля, которые использовались для того, чтобы мы дошли до 19-го века оказались неадекватными для новизны и сложности 20-го века. Общество не может функционировать без регулирующей структуры, адекватной его уровню сложности.

Понимание Медиа

Технология не нейтральна. Как писал Маршалл МакЛухан: “Мы превращаемся в то, чем мы владеем. Мы создаем наши инструменты, и затем наши инструменты изменяют нас”.

Представьте себе ландшафт с грядой холмов. Теперь представьте, что дождь падает равномерно на эту неравномерную поверхность.  Что должно произойти? Вода будет стекать с холмов и накапливаться в долинах, в зависимости от реальной формы рельефа или превратится реку. Или соберется в озеро или пруд.

Если вы знаете “форму” определенного пространства и природу сил в нем действующих, вы можете сделать достаточно точные предсказания  как все повернется. Конечно, будущее никогда не предопределено. С неба может свалиться метеорит, и все радикальным образом изменится. Но, в определенных рамках, вы можете предсказать будущее.

Медиа подобны такому ландшафту. Тот тип человеческой социальной динамики и психологии, который формируется вокруг устной традиции совершенно отличаются от того, что можно делать (и что делается) вокруг литературных медиа.

20-й век принес собой множество технологических новинок. Одной из наиболее важных  стало появление и развитие масс-медиа. В то время как разные типы масс-медиа (газеты, радио, телевидение) отличаются друг от друга, качество, которое объединяет “масс”-медиа – их ассиметричность.  Один обращается к многим. Автор к аудитории. Рулевой к гребцам.

Не каждый может получить доступ к печатной прессе, радиостанции или ТВ-студии. Те немногие что могут оказываются создателями нарратива. Все прочие – лишь аудитория. Мы читаем, мы слушаем, мы смотрим. И это практически все (на деле мы делаем еще что-то, но об этом – позже).

Ключевое озарение этого поста – в качестве аудитории мы когерентны.  Как масса, мы трансформируемся из миллионов различных индивидов в одну, относительно простую группу. И пока мы сохраняем эту когерентность,  мы представляем собой нечто управляемое.

И это – формальное ядро Голубой Церкви: она решала проблемы социальной сложности 20-го века посредством масс-медиа, генерирующих управляемую социальную когерентность.

Формирование “Хорошего Мнения”

С того момента, вы поняли контрольную структуру Голубой Церкви, вы начинаете ее видеть повсюду. Речь идет о простом двунаправленном потоке. Вверх идет поток “сертифицированного авторитета”. “Эксперты”, уполномочиваются посредством легитимизирующего процесса формировать и выражать свое мнение через масс-медиа.  Вниз идет поток этих “хороших мнений”, которые создают якоря и устанавливают границы вокруг нашей коллективной социальной когерентности.

Возьмите для примера  высшее образование. Студенты – аудитория. Их работа –  внимать аккредитованным авторитетам. Слушать и внимательно наблюдать от своего профессора природу “хорошего мнения” в той или иной специфической отрасли. Если они хорошо работают, то есть, если они в состоянии отвечать на вопросы корректно в соответствии с оценочным процессом властей, они получают проходной балл. Если нет – их ждет провал.

В то время, как содержание много чего значит, форма критически важна. Независимо от конкретного предмета, каждое занятие – урок правил игры Голубой Церкви.

Профессора, со своей стороны, оказались авторитетами большей частью благодаря тому, что хорошо выполняли свою работу будучи студентами и благодаря этому были приглашены во властную иерархию. Здесь они изучили нюансы и границы хорошего мнения, ранги в иерархии стада  (Гарвард наверху, спасибо) и все премудрости ремесла хорошего эксперта.

Не поймите меня неправильно. Я не пытаюсь сказать, что высшая школа – пропагандистский вздор.  На деле, во многих смыслах она – нечто противоположное. И она работает. Процесс академической аккредитации доказал, что он может быть мощным двигателем фильтрации нонсенса и поиска истины.  Несмотря на то, что случалось много отклонений (теория струн), и непозволительных авторизаций (экономикс), в целом машина экспертизы 20-го столетия была бриллиантом в короне Цивилизации.

То, на что я указываю здесь – формальная структура. Вещание. Асимметрия. Архитектура создающая масштабируемое разделение труда в деле социального смыслообразования и принятия решений.  Никто не может даже попытаться попробовать понять даже малую частицу того, что сейчас происходит в мире. И поэтому мы разбиваем проблемы на маленькие куски для экспертной иерархии, которая их “переваривает” и выдает “хорошие мнения”, которые затем транслируются на массы.



Это дает нам хорошие ответы на трудные проблемы ,и, более важно, дает нам это, более или менее, на одной странице. И “это” дает нам возможность справляться с современным обществом.

Для примера, представьте себе, что случится с уличным движением. В случае, если каждый будет ехать в соответствии с собственным мнением о трафике. Катастрофа. Но если мы все согласимся, что красный свет означает “стоп”, то неожиданно миллионы людей стремительно летящих по шоссе на скорости 100 км/ч становятся управляемыми.

Точно также, до тех пор пока все мы согласны с тем, что “свободная торговля – хорошая идея”, или что “границы надо защищать”, или “у человека есть право на охрану здоровья” или “все люди равны”, или “выбросы углерода – причина глобального потепления” – то тогда, все еще чрезвычайно трудная работа по конструированию и воплощению в жизнь политики, базирующейся на предположениях, а рамками можно управлять – и весь этот громадный корабль государства может двигаться вперед.




Tags: Религия как кость в горле, СМИ
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments