?

Log in

No account? Create an account
роза красная морда большая

systemity


САМООРГАНИЗУЮЩИЕСЯ СИСТЕМЫ


Previous Entry Share Next Entry
Героиновая Африка, которая благодаря кретинам социализма стала географической частью Европы
роза красная морда большая
systemity

Героиновый берег. Очерки политической экономики Восточной Африки I


The heroin coast. A political economy along the eastern African seaboard
Simone Haysom, Peter Gastrow and Mark Shaw




В последние годы объемы героина, перевозимого из Афганистана по сети морских маршрутов в Восточную и Южную Африку резко возрос. Большая часть героина предназначена для рынков Запада, но часть оседает для местного потребления. В результате сформировался интегрированный криминальный рынок. Африка сегодня переживает самый стремительный рост в потреблении героина. Широкий спектр криминальных структур и политических элит в Восточной Африке глубоко замешан в этой торговле. Большая часть героина, предназначенного для африканского потребления идет в ЮАР. Торговля опирается на политическую протекцию в ряде африканских государств, и является ярко выраженной политической проблемой в Кении, Танзании, Мозамбике и ЮАР.

Начиная с 2010 года вдоль восточного побережья Африки перехватываются дау с грузами от 100 до 1000 кг героина. Речь идет о традиционных судах, используемых в странах Персидского залива, длиной от 15 до 23 метров. Они достаточно малы для того, чтобы ускользнуть от спутников и патрульных судов, и достаточно велики для перевозок существенного объема наркотиков. Кроме того, у наркоторговцев есть хорошие контакты с администрацией ряда глубоководных портов, куда наркотики поставляются контейнерами. Героин или перевозят в секретных отделениях стандартных контейнеров, или декларируют в качестве легитимных товаров, или смешивают с ними. Существует информацию о том, что в ряде случаев криминальным бандам удается саботировать сканирующее оборудование в портах.

Продажа героина в Европе гораздо более выгодна, чем в Африке. В Кении грамм героина стоит 20 долларов, в Британии – 60 долларов и в Дании – 21.

Первыми наркоторговцами в Мозамбике и Кении стали представители азиатских и восточно-африканских общин, которые в начале 90-х установили связи с производителями в Пакистане и посредниками в Европе. В Танзании сходный процесс происходил благодаря распространению влиянию торговцев из Занзибара на континент.

Путешествие героина в Европу через Африку начинается в Афганистане, где фермеры выращивают мак на сотнях тысяч гектаров. Опиумная паста затем доставляется в Пакистан, где она перерабатывается в героин. Представители африканских наркотических сетей постоянно проживают в в провинции Хайбер Пахтунхва в Пакистане, и участвуют в переброске транспортов с героином к побережью Белуджистана. Оттуда героин на скоростных катерах доставляется на дау, которые затем идут в Иран (чтобы взять там запас горючего, поскольку оно там дешевле из-за правительственных субсидий). После этого героин отправляется к побережью восточной Африки.

Сомали.м


Самые северные места высадки разбросаны вдоль побережья Сомали (3700 километров). Для выгрузки героина используются гавани и пляжи в Рас Афун, Эйль, Оббия, эль-Маан, Брава, Босасо, Кисмайо, мыс Гардафуи и Барава. Кисмайо – главный пункт консолидации и последующей отправки героиновых грузов – по дорогам и на кораблях в Кению. Зачастую героин везут с прочей, не наркотической контрабандой. В настоящий момент этот черный рынок – торговля героином, сахаром, углем, поддельными электронными товарами и оружием контролируется вооруженными силами Кении и их сомалийскими союзниками, которые занимаются сборов налогов с контрабандистов за незаконный переход границы.

Кения.

Кения, магнит экономического влияния в регионе также является центром очень динамичной  матрицы криминальной активности. Масштабы криминальной активности частично являются результатом ее стремительного экономического роста. Нелегальной активности способствует относительно развитая транспортная и финансовая инфраструктура страны, а также ее непосредственная близость к криминальным экономикам в конфликтных зонах Африканского Рога и центральной Африки.

Маршруты нелегальной торговли пересекают Кению в нескольких направлениях. Кроме коридора из Сомали в северную Кению, через центральную часть страны идет мощный поток разнообразных контрабандных товаров. Через коридор с востока на запад внутрь континента провозят электронику, сахар, транспортные средства и иногда оружие. Героин, кроме этих маршрутов, транспортируется через Бусия и Малаба в Уганду. К югу, героин транспортируется через границу Танзании, в особенности, в районе национального Парка Тсаво.

Техника контрабанды через Кению иллюстрируется историей Рональда Катенда, выпускника экономического факультета университета Макерере в Кампале.  Сначала он начал работать в качестве курьера для пакистанского “бизнесмена”, чьим прикрытием была фирма по торговле облицовочной плиткой в Момбасе. Задача Катенда была проста – перегонять грузовик с кафелем, и иногда с мешками с цементом из Момбасы через Бусия в Уганду. В мешках с цементом и ящиках с кафелем прятали героин.

Катанда приезжал в Банда, пригород Кампалы, где его уже поджидали люди на машинах. Они растаскивали мешки и ящики с героином. Катанде платили по возвращении в Момбасу – по три тысячи долларов за каждый перегон. Он делал три-четыре рейса в месяц, каждый раз в грузовике было 40-50 ящиков с героином. Затем, в 2015, его машину хорошенько обыскали на границе, в городе Бусия. Среди плитки были обнаружены 46 ящиков с героином и кокаином. Катанду и груз арестовали. Пакистанский босс не отвечал на звонки Катанды. Но чрез неделю на полицейскую станцию явился его представитель, провел “переговоры”, и Катанду с товаром освободили – за 75 миллионов угандийских шиллингов (22 тысячи долларов). Деньги были переданы наличными двум полицейским и офицеру службы иммиграции.

Через несколько недель маршрут Катанды был изменен – теперь он возил наркотики в Танзанию, и ему платили больше – 4500 долларов за рейс. Катанда сам подсел на наркотики, разругался со своим работодателем, который якобы пытался его убить, и вылетел из бизнеса.

В Кении – два главных центра наркоторговли. Первый – порт Момбаса, самый большой и бойкий во всей восточной Африке. Через него идет поток товаров, поставляемых 200 миллионов человек – в Кении, Уганде, Бурунди, Южном Судане. В 2015 через Момбасу перевезли один миллион контейнеров. Возможности проверок грузов в порту ограничены, а коррупция цветет пышным цветом. В порту – только один сканер, с помощью которого можно проверить лишь долю процента грузов идущих через порт, несмотря на то, что власти утверждают, что проверяются “сто процентов” грузов.

Неудивительно, что в таких условиях Момбаса – дом родной для нескольких очень знаменитых африканских гангстеров, и крупный узел в сети героиновой и кокаиновой торговли. Нет никаких данных о том, сколько героина прибывает в Момбасу в контейнерах, но перехваты дау свидетельствуют, что речь идет о серьезных объемах, которые переупаковываются в Момбаса и Найроби и отправляются дальше.

К югу и северу от Момбасы также есть несколько небольших гаваней для приема грузов наркотиков, включая “неофициальный “ порт в Ламу – небольшом городе, который является крупным центром наркоторговли.  Существует еще ряд неофициальных портов – Килифи, Маллинди, Старый Порт Момбасы, Ванга и Шимони. Несмотря на то, что в этих портах теоретически назначаются офицеры таможни, Управление Судоходства Кении признает: “Эти порты не являются субъектами международных конвенций, и многие нелицинзированные корабли пристают здесь без того, чтобы пройти необходимую проверку”. Кроме того, существуют частные пирсы, в особенности в Малинди, для обслуживания владельцев земли в прибрежной полосе. Также существуют небольшие взлетно-посадочные полосы в Киджипва, Укунда, Лунга Лунга, Вои и Ламу, которые также используются в прибрежной наркотической контрабанде. Кроме того, следует учитывать, что в Кении не существует такого института, как береговая охрана, и побережье длиной в 1420 километров не охраняется.

Важнейшую роль в наркоторгвле, кроме Момбасы играет Найроби – центр политической власти, в котором гангстеры ищут и находят политическую поддержку. В Найроби также расположен крупнейший внутренний терминал, который связывает несколько региональных транспортных и железнодорожных систем.