?

Log in

No account? Create an account
роза красная морда большая

systemity


САМООРГАНИЗУЮЩИЕСЯ СИСТЕМЫ


Previous Entry Share Next Entry
Трамп погнал Меркелиху на Кавказ
роза красная морда большая
systemity

Что потеряла Меркель на «заднем дворе» России?

Ирина Джорбенадзе

Турне канцлера ФРГ по Южному Кавказу, затеянное для геополитического передела,
разочаровало Грузию, не вдохновило Армению и повысило акции Азербайджана.



Канцлер ФРГ Ангела Меркель впервые официально посетила государства Южного Кавказа, и произошло это сразу после ее встречи с президентом России Владимиром Путиным. В Грузии, Армении и Азербайджане в один голос заговорили о важности визита для каждой из этих стран, о высоком уровне их поддержки со стороны ЕС и большой значимости региона для последнего.

Особенно оживились в Тбилиси — во-первых, здесь ждали германского кредита и гранта почти на 200 миллионов евро. Во-вторых, известно, что Германия и Франция являются основными противниками вступления Грузии в НАТО и ее приема в Евросоюз (а вдруг лед тронулся?). В-третьих, Берлин уже предупредил, что может настоять на приостановлении режима визовой либерализации, поскольку после его введения в Германии зафиксирован резкий рост соискателей убежища гражданами Грузии: они стараются всеми правдами и неправдами не вернуться домой.

Информацию о том, что деньги на строительство газохранилища и систем водоснабжения Тбилиси получит, Меркель подтвердила. Приверженность ЕС принципу территориальной целостности страны — тоже: она даже съездила на административную границу с Южной Осетией поглядеть в бинокль на дислоцированную там российскую военную базу. «То, что происходит, я считаю несправедливостью, и президент России знает о моей позиции», — сказала канцлер на пресс-конференции в Тбилиси. Она также заявила, что в течение десяти лет требует «вывода российских войск с территории Грузии» (Абхазия и Южная Осетия) и пообещала, что «мы, как сможем, внесем свой вклад в решение этого конфликта».

Меркель, кроме того, инициировала активизацию контактов между немецкими и грузинскими бизнесменами; похвалила Грузию за «улучшение экономики и демократии». Однако без «горьких пилюль» не обошлось: фрау канцлер, с присущей ей прямолинейностью, сделала несколько заявлений в неформальной обстановке — на встрече со студентами Тбилисского государственного университета.

Первое: «Честно говоря, я не вижу возможности скорого вступления Грузии в НАТО», но «укрепление сотрудничества с альянсом следует продолжать». Второе, в контексте перспектив членства страны в ЕС: «Мы не можем дать вам поспешных обещаний. … Я рада европейским амбициям Грузии и поддерживаю их. … О членстве речи пока нет, и я не могу сказать, что этот процесс будет завершен через пять лет».




Выяснилось также, что Германия не может отказаться от сотрудничества с Россией, включая нефтегазовую сферу. «Разумеется, мы можем получать газ и из Азербайджана, но реальность такова, что российский дешевле». И вообще, «Россия — очень важная в мире страна, имеющая хороший опыт сотрудничества с Европой. Мы многому научились друг у друга». Кто бы мог еще недавно подумать, что канцлер страны, категорически отвергнувшей строительство газопровода «Северный поток — 2» по поставкам российского газа в Европу, позволила бы себе такую «крамолу»! Да еще накануне визита в Азербайджан.

Из Тбилиси Меркель отправилась в Ереван, став первым политиком высокого уровня, посетившим постреволюционную республику. Ее новый лидер Никол Пашинян шапочно знаком с Меркель. Она могла составить о нем определенное впечатление на основе тех резкостей, которые «народный премьер» наговорил европейцам в Брюсселе. А недоволен он был, напомним, тоном, которым Европа разговаривает с Арменией, и отсутствием достаточной материальной помощи республике со стороны ЕС.

Отметим, что Армения является единственным государством ЕАЭС, имеющим рамочное соглашение с Евросоюзом. А значит, и повышенные ожидания от такой «близости»: не только материальные, но и связанные с урегулированием карабахского и армяно-азербайджанского конфликта. Но «Мама Европы» никаких намеков на «преференции» Армении по Карабаху не делала. Напомнила лишь, что ее страна является членом Минской группы ОБСЕ по урегулированию, и «было бы хорошо разрешить конфликты в хорошей атмосфере. И в этом плане Германия готова оказать Армении поддержку».

Она посетила мемориальный комплекс Цицернакаберд и почтила память жертв геноцида армян. «Мы осознаем, — сказала она, — какие страшные события произошли в 1915 году. Этот факт не должен быть предан забвению». То есть, бальзам на душу армян Меркель все же пролила, а вот Турцию — опять обидела.

Среди прочего гостья похвалила Армению за то, что она может быть примером успешного сотрудничества как с Россией, так и с ЕС. Пашинян же сообщил, что Германия является  третьим, по величине, торговым партнером Армении, и выразил надежду на «качественные перемены» в отношениях между двумя странами. Что ж, Меркель и тут подтвердила, что она не против. Но ничего существенного армянам не пообещала.   А затем отправилась в Баку. В принципе, Азербайджан следует рассматривать как ключевую страну в турне канцлера, хоть в орбиту Германии попал сейчас весь Южный Кавказ. Несмотря на то, что канцлер обмолвилась в Тбилиси о ценовой предпочтительности российского газа азербайджанскому, неизвестно еще, как и почему может измениться этот ее «железный» аргумент. Ведь ЕС лоббировал строительство трубопровода по дну Каспийского моря до Азербайджана с выходом через Грузию до Турции, а далее в Европу.

Речь идет о расширении возможностей Южного газового коридора из Азербайджана до Турции с ответвлением на государства ЕС с целью диверсификации поставок газа, то есть снижения зависимости от российского топлива. А тут снова «встрял» «Северный поток — 2», став чуть ли не жизненно важным для всей Европы.

Надо сказать, что, разрекламировав углеводородные и транзитные возможности Азербайджана, подкрепленные соответствующими дифирамбами Меркель, президент Ильхам Алиев заявил на совместной с канцлером пресс-конференции, что Баку не станет выступать инициатором строительства Транскаспийского газопровода — этот вопрос «должен быть более интересен владельцам газа». По его словам, если на востоке Каспия решат экспортировать газ через территорию Азербайджана, последний «может с интересом отнестись к этому и сказать свое слово».

В общем, меньше всего от визита Меркель суетились в Азербайджане, и вроде как ничего у Германии не выпрашивали. Хотя повышенный интерес к нему Баку был бы вполне оправданным. Это, помимо урегулирования карабахского конфликта, к которому Европа не проявляла особого рвения (в Баку Меркель заявила о готовности своей страны поддержать процесс мирного урегулирования); участие немецких компаний в диверсификации азербайджанской экономики и развитии нефтяного сектора. Вообще разветвленный германский бизнес уже можно считать традиционным в Азербайджане — Алиев сообщил, что «только за счет государственных средств компании Германии реализовали проекты стоимостью более одного миллиарда долларов США», и эта цифра еще возрастет. А канцлер добавила, что в республике «очень широкий выбор», и ее страна может принять участие «во всех желаемых для Азербайджана сферах».

И тут Меркель произнесла ключевую фразу: «Азербайджан занимает геостратегическую территорию, имеет границы с Ираном и Россией, тесные отношения с Турцией». Вот именно. Уж не потому ли она приехала на Южный Кавказ, напомним, сразу после встречи с президентом Путиным, и, как подозревают некоторые аналитики, заключения негласного альянса между Россией и Германией против США.

Актуальность такого альянса назрела после выхода США из ядерной сделки с соседом Азербайджана — Ираном. Евросоюз игнорировал «своеволие» Вашингтона и пока отвергает навязывание им санкций против ИРИ, в том числе, в нефтегазовой сфере -  самое время договариваться с Южным Кавказом, через развитую транспортную инфраструктуру которого пролегает транзит в сторону Ирана и Персидского залива. В этой связи Германия, вероятно, желает подготовить для себя «запасной аэродром». ЕС вообще, а ФРГ — в частности, до сих пор не слишком активничали на Южном Кавказе, а теперь -  будут. И с точки зрения сохранения в регионе стабильности — тоже, поскольку его турбулентность и близость к Ближнему Востоку угрожает безопасности самой Европы.

То есть надо думать, что Евросоюз решил выйти из тени США и приступить к распределению своих «ролей» на Южном Кавказе. При этом не стоит забывать и о том, в сколь близких отношениях находится Азербайджан с Турцией: это может пригодиться европейской дипломатии. В общем, Южный Кавказ перестал быть «задним двором России», на который Меркель прежде не заглядывала. А вот теперь, в свете изменившихся геополитических реалий, отношений с США и внутренних распрей в Евросоюзе решила заручиться новыми «друзьями» и активизировать европейскую (или германскую?) политику на восточном направлении. Прежде, повторимся, она была к ней равнодушна, если не считать перспективы получения каспийского газа.

Но Меркель любит «качать права», и это может у нее пройти и в Грузии, и в Армении, но только не в Азербайджане. Впрочем, в Тбилиси и Ереване она столкнется с жесткой конкуренцией США.  Да и Россию с границ Южного Кавказа еще никто не переносил, так что при корректировке политики ЕС в регионе оглядываться на Москву все же придется. Может, Меркель и стоящая за ней «Старая Европа» решили, что на данном историческом витке это все же выгоднее, чем оглядка на США?