?

Log in

No account? Create an account
роза красная морда большая

systemity


САМООРГАНИЗУЮЩИЕСЯ СИСТЕМЫ


Previous Entry Share Next Entry
Вечная слава героям!
роза красная морда большая
systemity
Лина Торпусман, Иерусалим
«Мэ рэдт, мэ рэдт ун мэ шушкэцэх» - «Говорят, говорят и перешёптываются». Эта еврейская поговорка вспомнилась мне по прочтении заметки Моше Шпицбурга «Бухнули в колокола» (НН, Гайд-парк, 16.08.18).

Напоминаю предысторию вопроса. Года два назад мы с группой иерусалимцев посетили в Ашдоде Музей героизма еврейского народа, и он произвёл на нас всех очень достойное впечатление. Но… где же всемирно известное фото идущей на казнь минской подпольщицы 17-летней еврейки Маши Брускиной? Спросили экскурсовода, не пропустили ли мы фото. – Нет, оно в экспозиции отсутствует, его нет.



По возвращении домой, в Иерусалим, я позвонила ветерану войны, одному из членов Совета музея. В ответ услышала: «У нас в музее есть материал о человеке, награждённом шестью (!) орденами Ленина. Не то, что ваша Маша».

Затем муж обратился к экскурсоводу Григорию Березняку, человеку лет 50, послал ему фото, предложил ввести документы о Маше в постоянную экспозицию музея. В ответ по интернету пришло одно слово: «Спасибо». Наша попытка устранить досадное недоразумение без шума, без огласки не удалась.

Тогда мы решили обратиться к президенту Израильского союза воинов и партизан – инвалидов Эфраиму Паперному с открытым письмом, так возмутившим пресс-секретаря Союза г-на Моше Шпицбурга.

Пресс-секретарь сообщает: «За десятилетия поиска и сбора удалось накопить редчайшие документы, снимки, статьи, воспоминания… о героическом подвиге и трагической гибели минской партизанки Маши Брускиной».

Во-первых, Маша не партизанка, а подпольщица. Путать эти термины пресс-секретарю военного союза не пристало. Во-вторых, все перечисленные материалы хранятся в архиве, запаснике музея, о чём посетителям неведомо, туда им вход заказан. С архивом работают исследователи. И вызывает большое недоумение – отчего, при таком богатстве в запаснике, нет никакого упоминания о Брускиной в открытой экспозиции?


Мою скромную персону г-н Шпицбург то возвеличивает, называя исследовательницей судьбы героини, кем я, безусловно, не являюсь; то осыпает меня обвинениями: и книга Давида Фабриканта мной не прочитана, и письмо относится к разряду неудачных публичных выступлений.

Книги, вернее брошюры, у меня нет, как говорится, по техническим причинам. С её автором я в контакте. А письмо считаю удачным, ибо оно поднимает вопрос, на который г-н Шпицбург старательно избегает ответа, – будет ли, наконец, в музее открыта для всех экспозиция, посвящённая нашей национальной героине?

От редакции «МЗ»

Позицию неприятия подвига Маши Брускиной и непризнания ее героиней Минского подполья много лет занимают «спецы» из Белорусского национального Музея Великой Отечественной войны и Министерства культуры Беларуси, которому принадлежит этот музей и с которыми наша редакция вела весьма острую полемику. А теперь у минских «спецов» появился, оказывается, израильский коллега – главный редактор ветеранского журнала и пресс-секретарь Союза ветеранов и инвалидов войны Моше Шпицбург.

Поразительно, но в ответ на удивление гостей ашдодского музея, почему в экспозиции нет всемирно известного фото идущей на казнь Маши Брускиной, израильский «спец» сочинил для прессы совершенно пустой текст – вместо простого и ясного ответа на вопрос о причине отсутствия упоминания Маши Брускиной в открытой экспозиции музея.

Свой ответ «Новостям недели» Шпицбург назвал – «Бухнули в колокола». В еврейском государстве, где при активном участии Лины Торпусман открыт памятник Маше Брускиной и всем погибшим еврейским женщинам-героиням и где одна из столичных улиц по настоянию депутата Кнессета Юрия Штерна, з”л, и той же Лины носит имя Маши Брускиной, в еврейском музее Второй мировой нет ни слова о нашей национальной героине, а Шпицбург, вместо того, чтобы признать оплошность и немедленно ее исправить, сообщает, что в запасниках музея о Маше Брускиной есть много материалов.

«В запасниках»? А почему не в открытой экспозиции? Почему в открытой экспозиции нет фото израильского памятника Маше и всем женщинам-героиням? Почему нет фото таблички улицы ее имени в Иерусалиме? Чего стыдится или чего не понимает г-н Шпицбург? И последний вопрос: место ли такому «спецу»-демагогу в руководстве ветеранских структур Израиля?



Гость Михаил Нордштейн | 29.08.2018 20:01
Ошибки в музеях случаются."Забыли", "упустили из виду".. Но после тактичного делового напоминания супругов Торпусман об отсутствии в Ашдодском музее героизма еврейского народа даже упоминания о Маше Брускиной реакция пресс-секретаря Израильского Союза воинов и партизан М.Шпицбурга выходит за рамки не только логики, но и порядочности. Вместо того, чтобы исправить в музее явное упущение, наскоки на Лину Торпусман, посмевшей в "МЗ" обратить внимание на эту ошибку.
"Бухнули в колокола"... Уже сам заголовок ответа г-на Шпицбурга в "Новостях недели" отдаёт амбициозным высокомерием. Нет, супруги Торпусман и три ветерана Второй мировой не "бухнули". Решительно напомнили о недопустимости замалчивания подвига национальной еврейской героини.
Очень верно подмечено редакцией "МЗ" в связи со столь нелепо агрессивной позицией М.Шпицбурга: она сомкнулась с той, что уже много лет занимают душители подвига юной подпольщицы в Беларуси - идеологические "спецы" из Института истории и Министерства культуры.
Их многолетняя подлость понятна: еврейку в героини? Пресечь! А упёртость г-на М.Шпицбурга? Это, что, взыграли амбиции?
Мне, живущему в Германии, стыдно, что в Ашдодском музее (подчёркиваю его название) героизма еврейского народа в открытых экспозициях отпихиваются от подвига Маши Брускиной, отдавшей за всех нас свою жизнь. А если это нелепое умолчание не будет немедленно исправлено, то оно уже перейдёт в разряд мерзости.