САМООРГАНИЗУЮЩИЕСЯ СИСТЕМЫ (systemity) wrote,
САМООРГАНИЗУЮЩИЕСЯ СИСТЕМЫ
systemity

Category:

Транзиторная ишемическая атака

Это случилось ровно 55 лет тому назад. В министерстве нефтехимической промышленности, куда входил НИИ, в котором я работал, год от года брали соцобязательство написать годовой отчёт во всё более ранние сроки. Дело дошло до характерного для СССР маразма, когда отчёт за год нужно было выдавать уже в начале июля. Я уехал в командировку и оставил подробные инструкции сотрудникам своей лаборатории по написанию годового отчёта.

Когда я вернулся из командировки, оказалось, что люди сделали всё наперекосяк, а отчёт нужно было сдавать через неделю. Если не успеть сдать отчёт, то сотрудники лаборатории не получат премии за полгода. В моей лаборатории их было больше 30. Я понял, что проще всего мне сесть и написать самому весь этот бред. Это сейчас мне дико смешно, что в июле нужно было писать отчёт о проделанной работе за год. Ну а в те времена было не до смеха. Ровно трое суток без сна я готовил отчёт. Написал в целом около 500 страниц, включая множество рисунков и графиков. Полностью удовлетворённый результатами своей прометеевской деятельности, я передал отчёт жившему неподалеку от меня сотруднику и попытался заснуть, но от переутомления спать не мог. Я купил бутылку венгерского бренди «Будафок», который мы называли «юдофоб» и отправился в гости к заместителю директора института, в котором работал. Мы с ним разделались с «юдофобом», и поздно ночью я вернулся домой.

Перед сном я решил почитать свежую газету и … обмер: я понял, что вижу буквы, но не понимаю, что означает их сочетание. Я зарылся под одеяло, заснул, а утром понял, что я не могу говорить, потому что не знаю, как произносятся слова, которые я хотел бы произнести. Я понял, что получил инсульт, афазию и с горя лёг опять спать. Сон меня всегда спасает от всех неприятностей. Всё, что происходило дальше я описываю в деталях. Всему этому очень трудно поверить, поскольку я был совершенно невменяемым. Но я описываю то, что запомнил. Я, например, до сих пор в деталях хорошо помню деревянный балкон дома, который я снял в подмосковном Пушкино, но абсолютно не помню, как выглядела комната, в которой я жил. Словом, пишу то, что запомнил.


Несколько дней я не мог говорить вообще. Затем наступил слабый прогресс. В те времена я был шибко неграмотным в области медицины, хотя какие-то элементарные представления всё же имел. С огромным трудом я добрался до городской поликлиники, неизвестно как попал к врачу, неизвестно как мне удалось объяснить ему, что со мной случилось. Плоское широкое лицо врача с каким-то неподвижным взглядом я помню до сих пор. Он долго молчал, после чего сказал: «У вас, видимо, опухоль в мозге. А может быть и не опухоль!». Я с трудом добрался до дома. Поспал ещё двое суток, после чего оставил заявление на отпуск и уехал в Москву. Почему именно в Москву, я так до сих пор не понимаю. Затем я долго разгуливал по Ярославскому вокзалу и отправился оттуда в город Пушкин. Всё это я проделывал, несмотря на то, что говорил с огромным трудом, медленно, взвешивая каждое слово. Значения, вернее словесные выражения многих понятий, я тогда нацело забыл.

В Пушкино, не знаю, каким образом мне удалось это сделать, но я снял на месяц второй этаж дома и лёг спать. Дело было ближе к полудню. Вечером я проснулся от зверского голода. Добрался до станции, сел в электричку, на Ярославском вокзале купил 100г молотого кофе, жареную курицу и пакет яблок. Вернулся на свой второй этаж, съел и выпил купленное, немного посидел на балконе и лёг опять спать. Все эти действия повторялись около месяца. Весь день я спал, ночью ездил в Москву, покупал курицу, кофе и яблоки, приезжал, всё съедал, ложился спать до вечера. К концу своего отпуска я научился говорить. Случайно обнаружилось, что в Пушкино отдыхает мой школьный друг с многочисленной роднёй из Армении. Они регулярно делали шашлыки, я пару раз участвовал в этих мероприятиях и чувствовал, что почти что выздоровел.

Лишь много позднее я узнал из учебников, что то, что со мной произошло, называется транзиторной ишемической атакой (ТИА), имеющей по последствиям сходство с микроинсультом. В молодости, к сожалению, никто особо не беспокоится о здоровье, и никто не учит тому, как нужно беспокоиться о здоровье. Причину происхождения транзиторных ишемических атак я понял лет через 20. В студенческие годы в пьяной компании я пытался посадить на шкаф пьяную же извивающуюся девушку, весившую почти в два раза больше меня. Девушка хихикала, вырывалась, но я её таки на шкаф посадил… и заработал грыжу пищеводного отверстия диафрагмы. Узнал я об этом лет через двадцать, когда по блату прошёл пятидневное обследование в военно-маршальском госпитале им. Мандрыка. Одна моя знакомая уговорила мужа, доктора медицинских наук, работавшего гастроэнтерологом в этом госпитале, поглядеть вовнутрь моего ЖКТ.

Он организовал полный мониторинг моих мощей в этом заведении. За пять дней я проанализировался на всех импортных анализаторах, которых больше нигде в те времена в СССР не было, ожидая вызова на приём, удосужился побеседовать с двумя генералами армии, у одного из которых воевал мой отец. В результате обследования мне сообщили, что по состоянию здоровья я бы мог быть принятым в отряд космонавтов, если бы… не грыжа пищеводного отверстия диафрагмы. Вот тогда я вспомнил про девушку на шкафу. Грыжа пищеводного отверстия диафрагмы приводит к недостаточности запирательных механизмов, расположенных на границе желудка и пищевода, а значит, провоцирует забрасывание кислого содержимого желудка в пищевод и развитие рефлюкс-эзофагита. Можно всю жизнь не подозревать о наличии грыжи пищевого отверстия диафрагмы. При недостаточности запирательных механизмов основным симптомом грыжи пищеводного отверстия диафрагмы является изжога. Она возникает после еды, резкой перемены положения тела, чаще - в ночное время, что объясняется повышением тонуса блуждающего нерва.

Начавшись как жгучая изжога, неприятные ощущения могут превращаться в болевые. Порядка шести десятилетий моя грыжа мешает мне жить, и спасает меня только боржом. Никакие другие минеральные воды, а опробовал я их пару десятков от Фиджи до Италии с Францией и Сербией, не помогают мне избавиться от изжоги. Хирургическое же вмешательство по поводу этого вида грыжи не даёт стопроцентной уверенности в положительном исходе. Когда я не мог купить боржом, то глотал соду чайными ложками. Следующим большим успехом в познании себя было установление факта влияния натрия на частоту и силу ТИА. От натрия у меня повышалось внутричерепное давление. Но в итоге я после 40 лет регулярных мучений совершенно избавился от ТИА. Избавился я с помощью гинкго с винпоцетином фирмы "trunature" и витамина D3, я об этом расскажу в разделе книги про мою гипертонию.

Начинались приступы ТИА с лёгкого снижения резкости зрения, незадолго до этого резко ухудшалась память, потом ухудшение памяти обострялось. Я ложился в постель и старался заснуть. Вскоре приступ проходил, но после этого в течение нескольких дней я испытывал сильную головную боль. Невозможно было кашлянуть.
Когда я учился в бакинском университете, военное дело у нас преподавал полковник Амбарян, который вместо «В атаку!» говорил: «В ацаку!». Когда у меня начинался приступ, то я произносил короткое слово «ацака», и жена знала о том, что со мной происходит. К врачам я не обращался: передо мной стояло плоское широкое лицо новокуйбышевского эскулапа. По ходу изучения явления «ацаки» я постепенно делал небольшие открытия методом проб и ошибок. Во-первых, я выяснил, что спиртное весьма содействует «ацаке». Во-вторых, я случайно обнаружил, что, если в момент помутнения зрения начать жевать курагу, то приступ проходит быстрее и головная боль меньше. Когда в 12-тилетнем возрасте я был в Артеке, то нас возили в Никитский ботанический сад и показывали дерево под названием «гинкго», которое является диким родственником культурного абрикоса и история которого восходит к 250 миллионам лет тому назад. Это дерево является современником динозавров и существовало уже в мезозойскую эру.

Поскольку в России, как в Техасе, всё - самое большое, то нам - пионерам - в 49-ом году объясняли, что дерево это - единственное в мире и что в Никитский ботанический сад приезжают ботаники со всего мира, чтобы подобрать опавший листок гинкго. Позже я узнал, что в Китае растут целые леса Ginkgo biloba. Будучи в командировке во Владивостоке, я привёз отросток этого растения, латинское название которого переводится как «серебряный абрикос». На Дальнем Востоке гинкго растёт везде. Короче говоря, я подумал, что если помогает абрикос, то его дальний и более древний родственник должен тоже помогать. Так я пришёл к «гинкго билоба».

Оказалось, что препараты «гинкго билоба» работают несравненно лучше кураги. Они относятся к группе веществ, называемых ноотропами, т.е. к средствам, оказывающим прямое активирующее влияние на обучение, улучшающим память и умственную деятельность. Я перепробовал десяток выпускаемых препаратов «гинкго билоба» и выяснил, что самым действенным является гинко с добавкой алкалоида винпоцетина, которое выпускает фирма «trunature». Очень странновато выглядит то, что все вещества, которые я потребляю в течение многих лет с огромной пользой для себя, включая витамины, минеральные добавки, ту же гинкго билоба с винпоцетином, с точки зрения современной медицины оказываются бесполезными или даже опасными.

В частности, в Википедии можно прочитать о том, что препарат гинкго билоба абсолютно бесполезен. Про этот удивительно полезный препарат можно прочитать в интернете следующее: «Ряд исследователей полагает, что эти препараты не приносят ощутимого улучшения памяти, хотя и усиливают микроциркуляцию крови в тканях и органах. Существуют данные клинических исследований, указывающие на то, что длительное применение препарата повышает риск развития инсульта. При одновременном применении с непрямыми антикоагулянтами и антиагрегантами (включая ацетилсалициловую кислоту) возрастает риск геморрагических инсультов, поэтому назначение препаратов гинкго без консультации с врачом нежелательно». Полезные свойства серебряного абрикоса описаны в китайских манускриптах пятитысячелетней давности. Я принимаю гинкго 40 лет, как правило, вместе с аспирином. Ничего кроме хорошего от гликозидов серебряного абрикоса (гинкгозидов) я не видел. Но, может быть из-за того, что я - человек уникальный? Впрочем, враньё на медицинские темы очень характерно для Википедии.

Не могу в заключении этого поста отказать себе в удовольствии процитировать выдержку из научной статьи, посвященной лечению ТИА: «До сих пор остается дискутабельным вопрос о необходимости госпитализации больных после перенесенных транзиторных ишемических атак. Проспективные исследования по этому вопросу отсутствуют. Безусловно необходимой считается госпитализация больных в период манифестации симптомов ТИА, особенно в случаях длительного эпизода ишемии, когда еще неясно, будет ли это атака или инсульт. Обследование и лечение проводят, как при мозговом инсульте. Некоторые специалисты допускают лечение и обследование пациентов с кратковременными ТИА в амбулаторно-поликлинических условиях, в то время как другие, учитывая особенно высокий риск развития инсульта в первый месяц после атаки, считают целесообразной госпитализацию пациентов не позднее первой недели после перенесенной ТИА. При этом подчеркивается необходимость проведения комплексного обследования больного в течение не более одной недели с целью определения патогенетических механизмов развития самой атаки и основного заболевания, осложнившегося ТИА. Госпитализация показана в случаях с продолжительными и выраженными очаговыми неврологическими симптомами и при повторных атаках».

От ТИА я избавился, исключительно, опираясь на свои мозги, а не на мозги врачей, которые, по моему убеждению, могли бы быстро отправить меня в гроб. Главный пусковой механизм ТИА - избыток натрия. Я очень люблю всё солёное. Эта любовь - продукт эволюционного развития человека, который питался в основном растительными продуктами, в которых огромное превышение калия над натрием, что содействует высокому давлению (тургору) в листьях. На ранних стадиях формирования физиологии прачеловека поваренную соль ещё не умели добывать, поэтому образовалась физиолого-биохимическая система экономии натрия почками. В то время, как калий свободно выделяется с мочой, натрий экономится. Параллельно сформировалась система получения удовольствия от солёного. Повторяю, от ТИА я полностью избавился благодаря моему пониманию того, что эта патология провоцируется исключительно повышением концентрации натрия в пище, и благодаря удивительному действию гинкго с винпоцетином.

Вся описанная мною история весьма показательна с точки зрения многочисленных высказываний важных идиотов здравоохранения по поводу того, что нужно есть соль столько, сколько хочется...





Tags: Медицина
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments