САМООРГАНИЗУЮЩИЕСЯ СИСТЕМЫ (systemity) wrote,
САМООРГАНИЗУЮЩИЕСЯ СИСТЕМЫ
systemity

Categories:

Отсутствие стыда начинается с отсутствия идеи

ПРЕКРАСНЫЙ АНАЛИЗ ИЗРАИЛЬСКОЙ КОММУНАЛКИ В ВЕРХАХ. МНЕ ЭТОТ ЧЕЛОВЕК ОЧЕНЬ И ДАВНО НРАВИТСЯ

Моше Фейглин: "Судебная, военная и медийная каста живут при коммунизме".            

Удаляясь на восток от центра страны, нельзя не заметить, как меняется пейзаж за окном. Небоскребы, шумные трассы, рестораны и театры остаются где-то далеко, в другом мире. А вокруг – безмятежные холмы, покрытые зеленой жесткой порослью; оливковые деревья, одинокие свидетели бесконечной смены эпох; небольшие островки леса, остатки некогда непроходимых дубовых рощ. В этих краях живут шакалы и дикие зайцы, по этим ущельям прыгают горные козлы, а в неподвижном воздухе, наполненном летним зноем, зависает в полете сизокрылая пустельга.

Ивритские надписи на закусочных, цветочных теплицах и автомастерских здесь сменяются арабскими, и о еврейском присутствии напоминают лишь аккуратные крыши домов, которые виднеются вдалеке. Это – Самария. Древняя, загадочная, многострадальная часть Эрец-Исраэль, которая видела много крови, впрочем, как и вся эта земля. Я еду в одно из самых крупных поселений Самарии, чтобы побеседовать с Моше Фейглиным - политиком, публицистом и мыслителем.

- Моше, скажите, как человек, очень много лет пребывавший в израильской политической жизни. Нынешние политики знают слово "стыд"?

- По-видимому, нет. И этому есть объяснение. У современных политиков нет стратегии, нет цели, нет идеала, к которому стоит стремиться. Цель заменяется выживанием. На сегодняшний день слово "стыд" отсутствует не только в политике, но в любой сфере, которая требует принятия ответственных решений. Разве в судебной системе существует стыд? Нет, они занимаются исключительно своими собственными интересами.

- Что вы имеет в виду?

- Преследование Нетаниягу, например.

- Вы считаете, что судебный процесс над премьер-министром — это преследование?

- Да, я в этом убежден. Я ни в коем случае не поклонник премьер-министра, по многим вопросам я не согласен с ним, более того, я много лет был его политическим противником. Но то, что происходит сегодня, — это в чистом виде преследование. Он ни в коем случае не святой. Сложно быть святым и политиком одновременно. Но совершенно очевидно, что те мерки, с которыми сегодня подходят к Нетаниягу, не идут ни в какое сравнение с требованиями, которые предъявляли в свое время тому же Шимону Пересу или Эхуду Бараку. Все премьер-министры после Шестидневной войны, кроме Голды Меир, Шамира и Бегина, были коррупционерами в гораздо большей степени, чем Нетаниягу. В таких масштабах, что и представить сложно.

- Все?

- Абсолютно.

- И даже Ицхак Рабин, который ушел в отставку после того, как обнаружили счет в банке, открытый на имя его жены?

- Рабин позволял себе такие вещи, которые Нетаниягу и не снились.

- Но вам на это скажут: когда-то же нужно начинать бороться с коррупцией. Вот Ольмерт уже отсидел. А чем Нетаниягу лучше? Он премьер-министр, который устроил из правительства цирковую арену.

- Когда-то Нетаниягу прекрасно эксплуатировал все недостатки системы, в том числе и ангажированность судебной власти, извлекая из них пользу для себя. Теперь это ударило по нему самому. Я вам приведу пример. На праймериз в "Ликуде" я получил шестнадцатое место. После чего Нетаниягу выбросил меня из предвыборного списка. Это было совершенно противоправное действие.

- Что значит "выбросил"?

- Это значит, что он передвинул меня на непроходное тридцать шестое место.  Он понимал, что юридически я могу оспорить это решение. Но не буду этого делать, зная, каких взглядов придерживаются судьи Высшего суда справедливости. Он понимал, что я абсолютно беззащитен, потому что любой судебный процесс я проиграю.

- Почему?

- Потому что судьи были и остаются настроены против людей, придерживающихся моих взглядов, и против меня лично.

- То есть вы хотите сказать, что решения принимаются Высшим судом справедливости не по закону, а по личным убеждениям?

- В том, что касается политических решений, однозначно. В тех вопросах, которые касаются направления развития страны, БАГАЦ, безусловно, становится политическим игроком. Я, конечно, не утверждаю, что Высший суд не выполняет своей юридической функции. Но в том, что касается политических вопросов, у него есть совершенно определенная позиция. То же касается и полиции, и армии. Нам, обычным гражданам, хочется думать, что существуют какие-то люди или какие-то службы, которые стоят выше нас, блюдут закон и мораль.  Но это не так. Нет никаких "высших авторитетов". Есть поле. На этом поле играют разные группы игроков. И у этих групп есть интересы, часто противоречащие друг другу. С одной стороны, каждая из таких групп пытается сохранить свою власть. С другой стороны, у каждой из них есть свой взгляд на развитие государства. При этом нет судей, которые бы судили игру. Все участники играют одновременно. Это очень важно понимать.

- Кого вы называете игроками?

- Высший суд справедливости, Кнессет, полиция, СМИ. У каждого из этих игроков есть свои взгляды и убеждения. Проблема в том, что Высший суд справедливости не подчиняется никаким законам. Его нельзя сместить, его нельзя переизбрать, его нельзя переключить, как телевизионный канал. Он сам себя выбирает, сам себя назначает, сам себя воспроизводит. Несмотря на то, что есть формально процедура назначения судей, всем понятно, что это – закрытая каста. Простой пример: в нашей стране около пятидесяти процентов евреев – выходцы из восточных стран. Сколько их представителей в БАГАЦе? Ни одного. Есть миллион русскоговорящих израильтян. Сколько их в БАГАЦе? Один. Двадцать процентов населения носят кипу. Сколько их в БАГАЦе?

- Ну там, по-моему, один араб есть.

- Это "украшение", прикрытие для того, чтобы сделать вид, что там царит демократия. БАГАЦ берет на себя функцию "нравственного судьи" и "морального ориентира". Но в таком случае хотелось бы, чтобы орган, который берет на себя ответственность служить "моральным компасом", более-менее адекватно представлял народ, ориентиром для которого он служит. Но этого не происходит. И сейчас я возвращаюсь к вашему вопросу - есть ли стыд? Нет стыда. А почему? Потому что у того института, который назначил себя "совестью", нет стыда. Кто-нибудь из журналистов говорит на эту тему? Нет. Вместо этого мы слышим бесконечно, что депутаты Кнессета получают огромные зарплаты, что они разбазаривают общественные деньги и все прочее. А почему? Потому что СМИ и БАГАЦ связывают одни и те же политические взгляды. Поэтому эти два игрока на нашем условном поле поддерживают друг друга, помогают друг другу удерживать власть. Но отсутствие стыда начинается не с этого. Оно начинается с отсутствия идеи.

- Но вы говорите о том, что все премьер-министры, начиная с шестьдесят седьмого года, кроме Голды, Бегина и Шамира были большими коррупционерами, чем нынешний руководитель страны. Но при этом у всех было некое мировоззрение на то, каким должно быть государство. Его нужно было как минимум построить. Получается, что наличие идеологии и коррупция не противоречат друг другу.

- Я специально упомянул эту дату, шестьдесят седьмой год. Потому что после победы в Шестидневной войне начался период политической деградации в Израиле. Конечно, наличие идеала не исключает жажды наживы. Но наличие идеала компенсирует эту жажду. То есть человек, который видит перед собой большую цель, не будет размениваться по мелочам. Рабин, например, будучи в Америке, давал лекции за огромные гонорары. Можете себе представить, что было бы сегодня, если бы Нетаниягу дал лекцию и положил за это деньги себе в карман? Рабин при этом - еще не самый вопиющий пример. Возьмите Шимона Переса, Эхуда Барака, Эхуда Ольмерта. То, что они позволяли себе, просто в голове не укладывается. То, что предъявляют сегодня Нетаниягу – сигары и шампанское – это иначе чем политическим преследованием не назвать. Вот вы говорите о стыде. Я вам дам простой пример. В начале века началось расследование против Ариэля Шарона. Очень серьезное расследование, грозившее ему реальным тюремным сроком. И он нашел выход из положения: затеял размежевание. И о, чудо! Все расследования прекращаются, все внимание общества и СМИ сосредоточено на размежевании, судебная система мобилизуется против инакомыслящих, то есть людей, придерживающихся правых взглядов. В конце концов осудили его сына, который отсидел несколько месяцев. По сравнению с тем, что могло бы быть, это ерунда.

- Понятно. Но наши политики, никогда не слышавшие слова "стыд", прекрасно знают слово "наглость".

- Верно. Правительство из тридцати шести министров – это наглость. И Высший суд справедливости, который сам себя назначает, — это наглость. И офицеры, которые используют свои боевые заслуги, чтобы диктовать обществу, что ему делать, ­– это тоже наглость. И эта наглость распространяется повсюду. Ученики хамят учителям, дети наглеют по отношению к родителям, водители на дорогах подрезают друг друга. Наглость, как ржавчина, разъедает общество. Я бы сформулировал это несколько по-другому: нет уважения. У нас исчезло уважение к стране, уважение к народу. И когда я вижу премьер-министра Нетаниягу, стоящего в зале суда, я испытываю стыд. Это унижение не только этого конкретного человека, это унижение всего народа, всей страны. И судебная система не может этого не понимать. Но для них нет ничего важнее, чем показать свою силу, поставить его на колени. Они таким образом демонстрируют, кто здесь настоящая власть.

- На последний выборах Нетаниягу блестяще сумел представить себя "жертвой" судебного беспредела.

- И это правда. Он действительно жертва. Если бы тот же самый Нетаниягу, с теми же самыми обвинениями, которые ему предъявляются, был лидером левой партии, он бы сейчас не был в зале суда.

- Но, с другой стороны, наш премьер-министр тоже не агнец на заклание. У него достаточно своих грехов. Мы сегодня, во время эпидемии, наблюдаем самое дорогое, беспринципное и бесчестное правительство в истории государства.

ЧИТАТЬ ДАЛЬШЕ: https://www.9tv.co.il/item/14955



Tags: Израиль
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments