САМООРГАНИЗУЮЩИЕСЯ СИСТЕМЫ (systemity) wrote,
САМООРГАНИЗУЮЩИЕСЯ СИСТЕМЫ
systemity

Category:

Обозревая медицину...

На свою статью "Ешьте апельсинов - источник витаминов" (http://systemity.livejournal.com/4379774.html) я получил несколько откликов. Вот некоторые из них (с сохранением пунктуации):

- Постоянно сталкиваюсь с врачами здесь, в России, которые на самый безобидный вопрос про витамины/минералы все как под копирку с презрительной усмешечкой отвечают "Ну если денег не жалко, то и пожалуйста" и обязательно не менее презрительно добавляют "Плацебо!!!"... Я всегда сильно удивлялся такой дикости в образовании вроде как вполне профессиональных людей, пока мне за рюмкой один пожилой и давно мне знакомый врач-сосудистый хирург не объяснил это - "ты понимаешь...", - он мне говорит, - "витамины продаются на каждом углу, а если пациенты сами будут поддерживать, хотя бы частично, своё здоровье и самочувствие, то мы-то тогда здесь при чём? Кто ж к нам пойдёт лечиться и как мы тогда на свою машину и отпуск с семьёй в европах заработаем?" . Вот это "А мы-то тогда здесь при чём?", которое , оказалось, тотально сформированной позицией /во всяком случае/ среди российских врачей с зарплатами в 20-50 тыс. рублей на двух ставках вместе с регулярными ночными дежурствами, мне многое объяснило...

- Терапевт в больнице моей матери прямо сказал, что пожилым людям мы витамины не прописываем - они конечно способствуют активации здоровых сил организма, но _вместе_с_тем_активируют_ то неназываемое, что будет похуже ваших возрастных проблем. Терапевт первой категории называет витамины канцерогенами. Даже на просьбу назначить обычный поливитаминный комплекс отказывает, говорят - единственное, что мы ОФИЦИАЛЬНО назначают сердечникам это магний в дозировках по 75мг в день! Кстати, Минздрав отрапортовал об увеличении в первом полугодии 2017-го средней продолжительности жизни дорогих россиян до 72 лет.
Леонид, слежу за вашими публикациями в LJ, знаю, любые “вбросы” о связи "витаминов-минералов" с раковыми заболевания вы резко отметаете. Но в этой теме вы впервые отметили роль Q10 в защите организма от рака. Поясните, пожалуйста, в доступной форме. Наверное,  Q10 надо с любым витаминным комплексом рекомендовать в обязательном виде – "чтобы не активировать  то неназываемое".

- Еще медицинский факт -  когда маму держали в кардиологии под капельницей - каждый день это был аспаркам (калий и магний) и витамин B1! При выписке констатируется улучшение состояния пациента. А вот посоветовать, назначить что-то подобное для домашнего приема – никак нельзя. Просил для материя врачей всех и каждого:  терапевта, кардиолога,, невролога, ольфтальмолога никто не согласился. У меня уверенность, что современная медицина назначения витаминов не допускает, при этом никто не против самостоятельного приёма пациентом. Леонид, для меня вы серьёзный источник уникально полезной информации. Вы учите  самостоятельности и вниманию к себе. По вашим рекомендациям я занимаюсь оздоровлением, но мама моя человек мнительный с возрастными отклонениями, и  пока врач не назначит - она ничего пить не станет. Она берёт коробку витаминов, там  написано "Биологически активная добавка" и всё - любой образованный пенсионер в России знает что БАДы это гадость, что они никого не лечат. И эта ситуация для нас не бредовая, а очень серьёзная. Здоровья у человека уже нет, медицина всё списывает на возраст, а телевизор учит не лечитесь самостоятельно.

Эти комментарии являются подтверждением моих аккуратных намёков на то, что современная медицинская терапия уверенно развивается в направлении тяжелой формы мракобесия. Если в России маразм с витаминами распространяется открыто, то в Европе и Америке это делается исподтишка. Бесполезно опровергать измышления идиотов о том, что витамины опасны для здоровья. Для этого нужно, чтобы жертвы врачей-мракобесов и врачей-жлобов читали книги, которые намеренно не выпускаются. И дело здесь в общем не только в том, что любвь к человеку в медицине разбавляется непрекрытой любовью к деньгам. Для того, чтобы понять почему и каким образом медицина осваивает всё новые области маразма, нужно детально рассмотреть исторические пути развития фармахимии.

Дело в том, что в отличие от терапии хирургия является почти что точной наукой, для которой те или иные фармпрепараты играют в основном побочную роль. А терапевтическая медицина целиком и полностью зависит от лекарственных препаратов. Любые лекарственные препараты, как искусственно синтезированные, так и выделенные из природных источников, обладают, как правило, широким спектром действия на организм человека и животных. Для успеха в лечении необходимо обязательно иметь фундаментальные знания в области медицинской биохимии, а по ряду причин делается всё, чтобы врачи превращались в пользователей карманных медицинских калькуляторов и нацело забывали о биохимии.

Можно привести такой простой пример. Впервые никотиновая кислота была получена исследователем Хубером в 1867 году при окислении никотина хромовой кислотой (https://systemity.wordpress.com/2020/08/17/niacin/). Современное название никотиновая кислота обрела в 1873 году, когда Хуго Вайдел получил это вещество, окисляя никотин азотной кислотой. Однако о витаминных свойствах никотиновой кислоты еще ничего не было известно. В двадцатых годах XX века американский врач Голдбергер предположил существование витамина РР, который помогает вылечить тяжелейшее заболевание пеллагру. И только в 1937 г. группой ученых во главе с Элвейджем было доказано, что никотиновая кислота и есть витамин РР (витамин В3, ниацин). В 1938 году в России уже успешно лечили пеллагру никотиновой кислотой.

Давным давно было показано, что витамин РР представляет собой сильнодействующий антибиотик, особенно эффективный против золотистого стафилококка. На эту тему были опубликованы научные статьи. В нашей семье витамин РР в виде препарата SLONiacin много лет с успехом используется против любых нарывов и воспалений. Но эта информация тщательно скрывается. Я не могу себе представить реальные механизмы такого сокрытия. Невозможно себе представить наличие в медицине аналога советского Главлита. Но тем не менее, я случайно узнал, что очень умный и квалифицированный израильский учёный-фрмахимик, работающий на одной из крупнейших фармацевтических фирм, в течение многих лет профессионально имевший дело с никотиновой кислотой, об антибиотических свойствах никотиновой кислоты не имел ни малейшего понятия. Что же тогда говорить об обычных лекарях!

Нормальная доза витамина РР (В3) в 1-3 дня - 0.25-0.5 г. Такие же или большие количества ниацина потребуются при использовании никотиновой кислоты в качестве антибиотика, для лечения нарушения функции поджелудочной железы, от быстрого похудания, болезни Хартнупа - наследственного заболевания, сопровождающегося нарушением усвоения некоторых аминокислот, в том числе триптофана, ряда заболеваний ЖКТ (например, глютеновая энтеропатия, персистирующая диарея, тропическая спру, болезнь Крона), от состояния повышенной потребности организма в витамине РР при: длительной лихорадке, заболевании гепатобилиарной области (острые и хронические гепатиты, цирроз печени), гипертиреозе, хронических инфекциях, злокачественных опухолях, длительном стрессе, беременности (особенно на фоне никотиновой и лекарственной зависимости, многоплодная беременность), период лактации, от гиперлипидемия, в том числе первичной гиперлипидемии (типа IIa, IIb, III, IV, V), ишемического нарушения мозгового кровообращения, облитерирующих заболеваний сосудов конечностей (облитерирующий эндартериит), болезни Рейно, спазме сосудов конечностей, нарушении работы желче- и мочевыводящих путей, диабетической полиневропатии, микроангиопатии, неврите лицевого нерва, гипоацидном гастритае, энтероколита, колита, длительно не заживающих ранах и трофических язвах.


Для того, чтобы в печени человека синтезировалось пол грамма никотиновой кислоты, при наличии достаточных количеств железа и витаминов В2 и В6 человек вместе с пищей должен получить 30 граммов триптофана. Эти 30 граммов должны быть предназначены сугубо для синтеза никотиновой кислоты, хотя триптофан используется во многих других реакция обмена веществ. Для того, чтобы получить 30 граммов триптофана, человек должен потребить следующее количество продуктов питания в КИЛОГРАММАХ: индейки, кролика - 9.1, курицы I категории - 10.4, телятины - 12.0, печени говяжьей - 12.5, говядины - 13.6, баранины - 14.3, яиц куриных - 15.0, свинины - 15.8, сыра голландского - 3.8, плавленых сыров - 6.0, творога жирного - 14.3, творога нежирного - 16.7, молока, кефира - 75.0, лосося - 13.6, трески, минтая - 14.3, карпа, палтуса, судака - 16.7, окуня морского - 17.7, скумбрии - 18.8.

Для того, чтобы получить никотиновой кислоты из пищи в количествах, эквивалентных одной полуграммовой таблетке SLONiaci`а, нужно съесть 5.6 кг говяжей печени, 7.8 кг цыплят, 8.4 кг пшеничного хлеба, 10.4 кг говяжьего языка. Дальше я не буду продолжать, поскольку всё понятно из приведённых цифр. С учётом того, что одна полуграммовая таблетка SLONiacin`а стоит 15 центов и с учётом того, сколько килограммов продуктов питания нужно проглотить для биосинтеза полуграмма никотиновой  кислоты в печени человека, несложно сделать вывод о том, что так называемые врачи, бывшие собеседниками комментаторов моей статьи представляют собой опасных для жизни их пациентов безграмотных идиотов.

Я не даю ссылок на источники приведённых цифр, поскольку их без труда можно найти в интернете. Я привёл информацию по одному витамину. По другим витаминам и минералам можно привести ещё более смешную информацию. Я думаю, что любой слабоумный медицинский работник, прочтя эту первую часть моей статьи, сильно призадумается на тему о том, как жить дальше, если конечно он не потерял остатки стыда. Но пишу я этот пост вовсе не для устыжения идиотов, а для объяснения того, каким образом терапевтическая медицина стала на путь гомерического мракобесия и почему те, кому положено думать о народном здоровьи, притворяются слепо-немо-глухими.

Успехи фармахимии и фармацевтической промышленности в отдельных областях развивались параллельно с тотальным ухудшением или, точнее сказать, стабильным неулучшением качества лечебной медицины, в чём фармацевтическая промышленность и тесно примкнувшие к ней бюрократия сыграли главенствующую роль. И дело не только в стоимости лекарств и лечения, что связано с полным отсутствием знания и понимания того, что животный организм способен переварить из того, что может быть синтезировано в химической лаборатории. Более угрожающе выглядит то, что уже давно прямо или косвенно происходит дрессировка лечащих врачей, которые под влиянием этой дрессировки в первые же годы практики нацело забывают курс институтской биохимии. Таких врачей можно сравнить с участниками симфонического оркестра, забывшими нотную грамоту. Песенку такие музыканты могут вполне  сыграть по слуху, но, например, концерт Брамса для скрипки с оркестром вряд ли.

Второй фактор, определяющий стабильное неулучшение качества лечебной медицины, заключается в том, что в последнее столетие лечебная медицина развивалась под влиянием тщательно стыдливо скрываемой стратегии, смысл которой состоит в том, чтобы не допустить обворовывание профилактической медициной лечебной медицины, которой в наши времена кормятся уже не десятки тысяч, а десятки миллионов работников. Обворовывание и по прибылям, и по числу лечащихся пациентов. Именно эта стратегия, которую спокойно и однозначно можно назвать человеконенавистнической, привела к тому, что десятилетиями то ли намеренно, то ли на подсознательном уровне - и это абсолютно не важно - замалчивалась, искажалась и продолжает искажаться роль витаминов и минеральных элементов в профилактике широкого спектра заболеваний, роль простых веществ природного происхождения, на которых строится обмен веществ и которые поступают с пищей в организм человека и животных крайне неравномерно и, как правило, в недостатчных для нормального метаболизма количествах.

Понятно, что на этих веществах много не заработаешь, а многочисленные диеты, на которых можно заработать, как правило, являются чистой воды шарлатанством. Непонятно лишь то, до какого маразма должны были опуститься бенефициары прибылей, получаемых от деградации этических норм медицины, которые сформировались аж в седой древности и были практически неизменный в течение тысячелетий. Представим себе, что некий финансово могущественный человек очень сильно хочет петь басом лучше Шаляпина. У него ничего не получается, и для того, чтобы хоть как-то конкурировать с Шаляпиным, он скупает и уничтожает записи в исполнении Шаляпина и всех знаменитых басов. Это сравнение только кажется надуманным. По-настоящему мы являемся свидетелями процесса, соответствующего один к одному этой выдуманной мною аналогии.

В современном мире под влиянием растущего скептицизма по отношению к реальной возможности современной терапии растёт продажа витаминов. Но спонтанное, неграмотное потребление витаминов не даёт и малой доли того эффекта, какой мог бы быть получен теоретически. Витаминология представляет собой сложнейшую область медицинской биохимии. Намеренное игнорирование работ в этой области и распространения знаний в народе, есть ни что иное, как намеренно осуществляемое преступление перед нравственностью или проще говоря, воровство части заработка на основе искусственно поддерживаемой неграмотности. В витаминологии имеется целый раз самостоятельных разделов. Например, давно известно, но лишь узким специалистам, что аминокислота лейцин является антагонистом никотиновой кислоты. Именно по этой причине население стран, в которых национальная кухня построена на широком использовании кукурузы, с повышенной частотой болеет пеллагрой. Или, например, кто из потребителей витаминов знает, что тиамин (В1) нельзя потреблять с морепродуктами, поскольку в них содержится тиаминаза, разлагающая тиамин. А между прочим публиковалась информация о том, что три четверти пациентов неврапатологов дефицитны по этому витамину.

На просторах интернета маразматического качества информация о витаминах разлита весьма широко. Например, на внешне вполне нормально выглядящем сайте сообщается, что в 100г желтой кукурузы содержится 0.622 мг витамина В6, что является 31.1% от ежедневной нормы, а витамина В2 содержится 0.201 мг, что составляет 11.2% от ежедневной нормы. Эти десятые доли процентов выглядят оглушительной формой намеренного или естественного невежества, граничащего с клинической формой идиотизма, если принять во внимание, что индивидуальные потребности людей по этим и иным витаминам отличаются на сотни процентов. Важно отметить, что вред, наносимый людям, не зависит от того, как такое невежество возникло.

Больных кормят 75-граммами магния, что приличествует кошке, а не человеку. Придумывают бессмысленные сочетания витаминов и минералов в таких количествах, которые вообще не действуют, например, 2.5 милли грамма тиамина при обычно норме в сотни миллиграммов, и дерут за этот обман 5-кратную цену. Кажется до сих пор киевский витаминный завод производит поливитамины "ундевит", которые даже на воробушка не окажут ни малейшего воздействия. В описании этой витаминной чуши гордо излагается, что витамины "ундевит", представляющие собой поливитаминный препарат для профилактики и лечения преждевременного старения, изобрел отец российской витаминологии и заслуженный деятель наук РСФСР – профессор Ефремов Виктор Васильевич, который сам в течение 30 лет ежедневно принимал по одной драже ундевита, в результате чего прожил 96 лет. Вот уж, как говорится, "в огороде - бузина, а в Киеве - дядька!" И это при том, что гранённый стакан ундевита не сильно повлияет на самочувствие человека, польстившегося на эти жёлтые вонючие шарики.

Наконец, третий наиболее существенный момент дрессировки лечащих врачей заключается в сознательном насиловании здравого смысла. Оно состоит в том, что врачей приучают видеть не человека с его индивидуальными особенностями, а субъекта потенциального отклонения от нормы. Если приём какого-то лекарственного препарата вызывает у пациента, например, непредвиденную диаррею, то такой пациент считается субъектом отклонения от нормы, хотя он может быть намного здоровее, читай, нормальнее, тех, у кого такой препарат диаррею не вызывает. Врачи старой школы, врачи древности пытались в каждом человеке фиксировать ингдивидуальные особенности, которые они связывали с потенциальными проявлениями тех или иных патологий. Современная медицина, современная подготовка врачей на это "не тянет". Существенная часть медицинского контингента на профессию врача "генетически не тянет". По этой причине ведущий методологический стиль современной медицины - "средняя температура по больнице". Врачи оперируют "средними" данными, биохимические анализы оцениваются при сопоставлении с "нормой", представляющей средние значения для всего человечества.

То, что люди и животные очень друг от друга отличаются, сильно мешает фармацевтам в их поиске лечебных препаратов, продажей которых можно компенсировать инвестиции в поиск таких прапаратов. Объявляется, что американские врачи нашли способ борьбы с облысением. Этот способ подробно описывается и лишь в конце сообщения указывается, что действие этого способа продемонстрировано на мышах. Это повсеместно распространённое в медицинских инновационных исследованиях мошенничество предназначено для стимулирования грантов со стороны правительственных организаций, богатых старичков-инвесторов, университетов и т.п.

Не так давно мозги населению выстраивали сообщения о чудестном веществе под названием ресвератрол, представляющем собой природный фитоалексин, выделяемый некоторыми растениями в качестве защитной реакции против паразитов, таких как бактерии или грибы. Сообщалось о противоопухолевом, противовоспалительном действии, о понижении уровня сахара в крови, о кардиопротекторном действии и других положительных эффектах ресвератрола, в частности о способности ресвератрола увеличивать продолжительность жизни. Всё это чистое враньё выглядело весьма правдоподобно, гармонично, многообещающе, очень солидно. Сообщалось, что ресвератрол содержится в кожуре винограда и других фруктах, в какао, в орехах, в красном вине. Реклама была построена на том, что потребление всех источников содержания ресвератрола чётко коррелировало с долгожительством населения тех стран, где потребление источников ресвератрола особенно популярно. В кратчайшие сроки магазины в США были завалены огромным ассортиментом фармацевтических изделий, содержащих ресвератрол. Но оказалось, что все беспрецедентно полезные для человека свойства этого чуда поддержания здоровья были исследованы на дрожжах, некоторых беспозвоночных, короткоживущих рыбах и мышах, т.е. были просто высосаны из пальца. Вскоре эта фикция панацеи также быстро выпала из торговли, как в ней возникла. Но поскольку промышленное выделение ресвератрола из отходов пищевой промышленности было налажено и запущено и поскольку большинство докторов из области медицины и фармахимии самостоятельно не могут придумать, чем бы "важным" для карьеры заняться, в последние годы ресвератрол стал объектом активного "научного" исследования.

Фармакология как собрание знаний о медико-биологических свойствах лекарственных веществ и особенностях их действия на организм существовала с незапамятных времён. В трудах Гиппократа, например, упоминается около 300 лекарственных растений. Сочинение Диоскорида (1 в. н. э.) «Materia medica» вплоть до XIX в. служило одним из основных источников знания о свойства лекарственных веществ. Спустя тысячелетия подавляющая часть лекарственных растений, используемых в медицине Древнего Китая, Индии, Ассирии, Египта, скифской народной медицине, сохранила своё значение в деле лечения различных человеческих недомоганий. В качестве примера можно привести используемые для лечения сердечной недостаточности кардиогликозиды, единственным источником получения которых являются лекарственные растения. Учитывая, что во всем мире сердечно-сосудистые заболевания занимают первое место в общей структуре заболеваемости, эта группа веществ в арсенале медицинских средств имеет первостепенное значение.

Агликоном этих гликозидов, оказывающих избирательное кардиотоническое действие на сердечную мышцу, являются сложные по строению производные циклопентанпергидрофенантрена, содержащие в 17-м положении ненасыщенное пятичленное или шестичленное лактонное кольцо. Это справедливо также и для ряда флавоноидов, антрахинонов, кумаринов, алкалоидов, эфирных масел. Древние египтяне и римляне употребляли морской лук как сердечное и мочегонное средство, греки пользовались желтушником, африканские племена использовали эти растения для изготовления ядов для стрел и копий. Преемственность знаний по использованию лекарственных растений в лечении человека и животных поразительна (https://systemity.wordpress.com/2021/01/22/185/), однако взгляд на эти знания в последнее столетие претерпел значительные измения, связанные как с попыткой копирования сложных органических веществ природного происхождения, так и с интесивными работами по "придумыванию лекарств". О целенаправленном синтезе лекарственных препаратов на основе химических аналогий с физиологически активными веществами природного происхождения в начале и середине XIX веке не могло идти и речи. Органическая синтетическая химия, без которой современная фармацевтическая промышленность мертва, фактически начала своё существование с 1828 года, когда Фридрих Вёлер синтезировал органическое вещество мочевину из неорганических субстратов.

Но индустриальная революция, которая в середине - конце XIX века привела к значительному преобразованию общества, вызвала к жизни потребность в ускоренном развитии и усовершенствовании лечебной медицины, соответственно, фармакологии. В эти годы массы людей устремлялись из сельской местности к местам промышленного производства, где требовалась рабочая сила, превращаясь в городское население. Таких темпов миграции в предшествующей истории человечества еще не было. Число городов Европы с населением более 100 тыс. человек увеличилось в 7 раз. Крупнейшие города Европы - Париж, Лондон, Вена за XIX век разрослись не менее чем в 5 раз. В Париже в середине XIX в. насчитывалось уже около 2 млн. человек. С одной стороны скученность населения приводила к возникновению ряда новых эпидемиологических проблем. С другой стороны высокая концентрация потенциальных пациентов выводила медицину на уровень выгодной отрасли приложения сил и вложения капитала.

Всё это стимулировало развитие фармакологии и вызывало повышенный интерес к исследованию механизмов действия лекарственных веществ. В середине - конце XIX века начали активно закладываться основы научной фармакологии. В этот период было сделано множество интересных открытий. Франсуа Мажанди, например, исследовал вытяжку из рвотного ореха (Strychnos nux-vomica), содержащую индольные алколоиды стрихнин и бруцин, и  показал, что точкой приложения их конвульсантного действия является спинной мозг. Его работа была представлена в Парижской Академии в 1809 году. В 1842 году, Клод Бернард обнаружил, что стрелы, наконечники которых индейцы бассейна реки Амазонки смазывают вытяжкой из коры дерева Strychnos toxifera, содержащей алкалоид курарин, при попадании в тело человека или животных приводят к смерти в результате остановки стимуляции мышц нервными импульсами. Подобных примеров успешного исследования действия биологически активных веществ можно привести множество.

И тем не менее,  фармакология как наука до середины XIX не существовала. Формально можно было бы считать возникновение научной фармакологии тогда, когда была организована первая университетская кафедра фармакологии. Это случилось в 1847 году, когда Rudolf Buchheim был назначен преподавателем фармакологии в Дерптском университете (Дерпт - нынешний Тарту) в Эстонии. Бухгайм на свои средства построил лабораторию в подвале своего дома. Однако, основателем современной фармакологии как отрасли науки всё же принято считать Oswald Schmiedeberg (1838–1921), который был студентом Рудольфа Бухгайма. Шмидеберг был сыном латвийского лесника. Его докторская диссертация по медицине 1866 года была посвящена изучению фармакологии хлороформа и измерению его содержания в крови. В 1869 году он получил кафедру Бухгайма, в  1872 году стал преподавателем фармакологии в университете Страссбурга, получив щедрую правительственную поддержку в форме великолепного института фармакологии. В 1869 Шмидеберг показал, что мускарин (алколоид из красного мухомора) оказывает такое же действие на сердце, как электрическая стимуляция блуждающего нерва. В 1878 он издал классический труд "Основы Фармакологии". В 1885 году, он ввел уретан как снотворное средство. Уретан - этиловый эфир карбаминовой кислоты - до сих пор применятся в качестве средства от бессоницы и в качестве противосудорожного и успокаивающего при коклюше.

Именно Шмидебергу фармакология обязана превращением в отрасль науки. За свои 46 лет преподавания в Страссбурге Шмидеберг обучил большинство из тех, кто впоследствие  стали преподавателями в других немецких университетах и в ряде зарубежных странах. Именно, благодаря Шмидебергу, немецкая фармацевтическая промышленность до Второй мировой войны общепризнанно занимала первое место в мире.

Фармацевтическая промышленность, которая в наши дни находится в стадии бурного роста и развития, является сравнительно очень молодой отраслью индустрии. Почти до конца XIX столетия производство лекарственных средств в мире было сосредоточено в разобщенных аптеках, в которых провизоры изготовляли препараты по только им известным рецептам, передававшимся по наследству. Арсенал лекарственных препаратов в течение XIX и начала ХХ веков пополнялся за счёт веществ, выделенных из растений, и веществ, синтезированных для различных практических целей, в основном из красителей и полупродуктов их синтеза. Первые лекарственные препараты или выделялись из природных источников, как, например, экстрагированный из коры ивы и впоследствии в 1897 году синтезированный Феликсом Хоффманом очень простой по строению аспирин, или же получались из веществ природного происхождения с использованием простых химических реакций. Так, тот же Феликс Хоффман получил героин из морфина, выделенного из опийного мака, простой реакцией ацилирования.

Ко мне в разное время обращалось за советом много людей из разных стран. Я им советовал принимать витамины, аминокислоты, минералы и т.п. в зависимости от того, какие проблемы со здоровьем они испытывали, и практически ни разу не не помог. Прошу понять, что я вовсе не кокетничаю, когда говорю, что в этом - самый минимум моих личных заслуг. Просто современная терапевтическая медицина находится в состоянии большого горя от ума, и тот факт, что я кое-что помню из области биохимии, никак не стоит вменять мне в большую заслугу. Становление горя от ума медицинской терапии началось с того великолепного события, когда сто лет тому назад Пауль Эрлих (https://systemity.wordpress.com/2020/08/08/paul-ehrlich/) целенаправленно занялся синтезом химических веществ с целью получения лекарственных препаратов. Потом в полупродуктах синтеза красителей на концерне "Фарбениндустри" был обнаружены лекарственные препараты. Противобактериальные свойства протонзила - красного стрептоцида были открыты в 1934 году. Сам лично успел многократно по заданию врача в детстве наедался этим препаратом, долго окрашивавшим мочу в ярко красный цвет. Потом из протонзила был получен белый стрептоцид, который применяется в медицине до сих пор. Дальше пошли активные синтезы сульфаниламидных препаратов, в 40-х годах  - биосинтезы антибиотиков, и вообще дальше пошло-поехало.

Это бодрое "пошло-поехало" стало причиной того, что фармахимики вообразили, что они способны на всё. Быстро была забыта фармакогнозия, быстро наплевали на копеечной стоимости простые компоненты обмена веществ, которые в норме с низкой эффективностью извлекаются из пищи и без которых человек на свете не жилец, быстро постарались обезвредить тысячелетний опыт тибетской, китайской, индийской народных медицин. На лбу вновь возникшей медицины засветился огромный бесценный алмаз сверхприбылей. Но через десятилетия выяснилось, что этот алмаз по большей степени иллюзия. Это - конгломерат мелких осколков различной ценности. Среди них немало мелких кусочков настоящих алмазов, но в основном - это осколки малоценного хрусталя и даже обычного бутылочного стекла.

Вскоре выяснилось, что самонадеянность фармахимиков гробится отсутствием теории и практики целенаправленного поиска лекарств. В каких-то областях химического синтеза лекарств по аналогиям выстраиваются некоторые эмпирические правила, но априорно понять, каким образом то или иное синтезированное лекарство будет воспринято космическим многообразием обменных реакций организма, просто не удастся. Но гонка уже была запущена и любые простые народные средства или практически все открытые к тому времени витамины были записаны в разряд жестких конкурентов и нещадно третировались, замалчивались и высмеивались. Профилактическая медицина негласно перешла во враги лечебной, прочно приклеенной к фармахимии.

Если первый целенаправленнно синтезированный против сифилиса препарат сальварсан у Пауля Эрлиха получился 1907 году после того, как работая совместно с А. Бертхеймом, он перепробовал 605 различных органических соединений мышьяка, пока не получил препарат, активный в отношении бледной трепонемы, то для биосинтеза более безопасного неосальварсана ("препарат 914") им уже было синтезировано 913 веществ. Это был прорыв, который сделал возможным возвращать "приговоренных", ранее неизлечимых пациентов, к жизни. Эрлихом были синтезированы первые химиотерапевтические лекарства направленного действия, полученные человеком.

Если в середине прошлого века фармахимики увлекались теорией подбора лекарств на основе химического строения препаратов, то в вскоре по большей части плюнули на теорию и поставили синтезы и фармакологические исследования на конвейер: тысячи, многие тысячи лекарств, которые нужно было синтезировать и испытать для того, чтобы среди них найти одно действующее. Работы стали принимать всё более гигантские объёмы. Получить новое перспективное лекарство, продажа которого бы окупила гигантские затраты, становилось всё труднее и труднее. Речь порой шла о многих миллиардах, которые получали по большей части от старичков-инвесторов. Их надо было сначала искусно заговорить, а потом - по полной удовлетворить, т.е. вернуть им их кровные. Всё это было очень непросто и маленькие лаборатории перестали увлекаться большими фармахимическими планами. Увлекаться стало возможным только гигантам фармахимии. В общем по большому счёту особой абстракции по части лекарственного действия веществ не получилось. Это вам не кашрут какой-то, придуманный за тысячелетия до того, как до людей дошло, что такое молекулы и как они друг о друга стукаются.

И тут под ноги фармацевтической промышленности природа подбросила неподъёмный куль. Этот куль представлял собой человеческую индивидуальность, которую в мечтах фармахимики всегда хотели в глаза не видеть. В розовых мечтах любого труженника фармахимического конвейера человечество представляется собранием клонов. Оказалось, что лекарство, оказавшееся высокоэффективным и безвредным для миллиона пациентов, одного из них способно преспокойно убить. И тут появились страховщики и юристы, которые с суровым видом стали протягивать руки со словами: "А нам, а нам?!" Когда им вынужденно стали выделять небольшую часть прибыли, их ладони начали быстро расти в размерах.

Ныне на этих ладонях сидит вся медицина и фармахимия. Страховщики и юристы своими хищными взглядами пронизывают практические все сферы действия медицины, для них переработка трупного яда в денежные знаки - самое любимое из занятий. Становится понятным, почему медицина всё больше и больше ненавидит копеечные метаболиты, которые вызывают у их потенциальных пациентов столь нежелательно для медицины практически на голом месте возникающее здоровье. "А мы что? Не люди? Вы практически бесплатно здоровеете, а мы при этом беднеем! Нечестно это!" - говорит медицина или подсознательно думает. И если не говорит и не думает, то машинально давит всех потенциальных конкурентов, которые мешают профессионально заниматься делом, богатом компартментами, которые вслух не называются из-за явной их аморальности.
Tags: Медицина
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments