Category: психология

Category was added automatically. Read all entries about "психология".

роза красная морда большая

О некоторых важных особенностях открытия Карла Юнга. Часть II

Всё написанное мною выше было всего лишь преамбулой к тому, ради чего я начал писать эту статью. Эта длинная преамбула нужна была для того, чтобы показать неординарность гениального открытия Юнга, расширенное действие которого по моему мнению оказало и продолжает активно оказывать значительное влияние на социальную эволюцию человечества, о чём сам Юнг при всей его гигантской интуиции вряд ли об этом подозревал. Юнг описал восемь психологических типов, обобщив и систематизировав наблюдения свои и своих учеников. Четыре базовые психологические функции, по Юнгу, - это мышление, чувство, интуиция, ощущение. Все четыре психологические функции есть у каждого человека, в том числе, как у интровертов, так и у экстравертов. Они помогают выстраивать единую картину психического мира человечества. Развиты функции по-разному, как правило, одна доминирует над другими. Но наличие каждой из четырёх психологических функций как у интравертов, так и у экстравертов только подчёркивает глобальный характер психотипирования.

Разной формы голова - брахицефальная и долихоцефальная - может быть и у мужчин, и у женщин, различный цвет радужной оболочки, различный естественный цвет волос, различная форма стопы и т.д. может быть у представителей обеих полов, но это только подчёркивает тот факт, что наличие двух полов - это нечто особенное, отличное от иных многообразных характеристики личности, более значимое и более важное. То же самое и с психотипами. Наличие психологических функций, предложенных Юнгом, как и наличие иных характеристик объединает людей, а наличие психотипов их дифференцирует по намного более важному и сложному критерию. 


Хорошо известно, что каждый учёный, а было бы большой ошибкой думать, что все они умные, очень желает разработать хотя бы одну гипотезу, теорию, желательно своего имени. За сто лет, прошедших после открытия Юнга, было разработано бесчисленное количество модификаций открытых и описанных Юнгом психотипов. Хорошо известна так  называемая "Большая пятёрка", включающая в себя диспозициональную (от английского "disposition" - предрасположенность) модель личности человека, отражающая восприятие людей друг другом. Модель предполагает наличие в личности каждого человека пять относительно независимых черт. Это: экстраверсия, доброжелательность, добросовестность, эмоциональная стабильность или нейротизм и интеллект.

Начну я с моего малодоказательного утверждения о том, что экстроверсия не способна трансформироваться в интроверсию, что она является пожизненным, неизлечимым проявлением, сродни проявлению приобретённой и нелеченной наркомании. В то же время интроверты способны приобретать черты экстравертов, то есть психотипическая трансформация может протекать только в одном направлении. Эта закономерность, которую трудно доказать экспериментально, оказывала, оказывает и будет оказывать значительное отрицательное влияние на все стороны жизнедеятельности человечества, а её проявления будут ускоряться по мере развития цивилизационного прогресса. На эту тему, которую я намерен ниже обсудить, нет детальных публикаций, хотя на этот счёт имеет большой смысл поразмыслить, поскольку человечеству грозит большая беда тотальной экстравертизации, что намного опаснее придуманного глобального потепления. Предварительно полезно поговорить о некоторых закономерностях эволюционной биологии.

Прежде всего упомяну о доминантности и рецессивности, понятия о которых были введены Грегором Менделем по отношению к наследственным признакам гороха, с которым он проводил опыты с 1856 года. Мендель - родоначальник генетики, но самого термина "ген" в то время ещё не было (он появился лишь в 1909 году). Он пришёл к выводу, что у гибридов первого поколения из каждой пары альтернативных признаков проявляется только один, а второй как бы исчезает. Проявляющийся признак Мендель назвал доминантным, подавляемый - рецессивным. С генами имеет место аналогичная ситуация, если её рассматривать, используя бинарный подход. Доминантный -  это неповреждённый, то есть функциональный ген. Рецессивный - поломанный (обычно с мутацией), именно поэтому его функциональность нарушена и проявление возможно только в отсутствие доминантного (работающего, функционального) гена. У диплоидного организма (вроде Homo sapiens) рецессивные гены проявляются лишь тогда, когда обе копии гена сломаны (нефункциональны, рецессивны).

Очевидно, что цветок гороха с двумя «красными» или двумя «белыми» генами будет красным или белым, соответственно. А самое интересное начинается, когда в растении встречаются гены, отвечающие и за красный, и белый цвет. Если бы признаки наследовались так, как это предполагали предшественники Менделя, то такие "половинчатые" растения обладали бы розовой окраской. Справедливости ради нужно отметить, что у некоторых видов так и происходит, это явление называется неполным доминированием. Это означает, что ни один из генов не может взять верх, и в результате в организме заметно влияние обоих генов. У большинства же организмов одни признаки способны полностью подавлять наличие других. И подавляемые, то есть рецессивные признаки (такие, как белый цвет цветка) способны проявляться только в том случае, когда в организме встречаются два абсолютно одинаковых рецессивных набора от обоих родителей.

К доминантным признакам человека относятся: греческая и кельтская форма стопы, кривые ноги, веснушки, густые брови, карие глаза, низкий рост, толстая кожа, острая верхушка уха, круглая форма лица, близорукость, бас у мужчин, сопрано у женщин, круглая форма носа, длинные ресницы, ямочки на щеках, кудрявые волосы, способность сворачивать язык в трубочку, положительный резус-фактор, полные губы, гладкий подбородок, короткие пальцы, волосатость тела, нос с горбинкой, способность загибать язык назад, катаракта, косоглазие... Все эти доминантные признаки (рецессивных я не привожу, они противоположны доминантным) стало возможным идентифицировать постольку, поскольку отвечающие за них фенотипические, физиологические, анатомические и прочие признаки можно визуализировать, измерить, идентифицировать, чего нельзя сделать с мультихарактеристичным признаком в виде присущего человеку психотипа. Поэтому удалось лишь говорить о гене авантюризма, о чём я упоминал выше.

Понятно, что в отсутствие социальной среды совокупность генов экстраверсии, если таковые существуют, будет практически неприложимой и будет слабо эволюционируемой в асоциальной, эгалитарной среде, поскольку не будет приносить пользы в выживаемости. Имеется весьма скудная информация о социогенеза наших древнейших прапредков. Данные этнографии, позволяют судить лишь об очень поздних этапах социогенеза. К тому же у современных примитивных сообществ своя история развития, и их образ жизни очень приблизительно копирует образ жизни древних людей. В эпоху среднего палеолита у неандертальцев и кроманьонцев, вероятно, социогенез зарождался в эгалитарных социальных образованиях, которые существуют и у некоторых племён современных охотников и собирателей, ведущих кочующий образ жизни. Термин "эгалитарный" означает, что все члены общины имеют одинаковый социальный статус и более или менее равный доступ к материальным благам. Продукты, добытые охотой или собирательством, равномерно распределялись между всеми. Во-первых, охота на примитивном уровне требует участия всей способной к охоте общины, а, во-вторых, единичные участники общины, единичные семье в отсутстве эффективного оружия неспособны в одиночестве систематически прокормить себя.

Известно, что в примитивных социальных структурах украшения, одежда, орудия труда, вероятно, находились в личной собственности, однако могли легко менять владельцев и использоваться другими членами группы. Экстраверсия приносит реальную пользу её обладателям в случае, если есть кого пожалеть, изобразить сострадание, тем самым расширив число сторонников, что всегда полезно в условиях социума, даже если эти сторонники маломощны и нейтральны, и полезна, если есть кому польстить, демонстрируя различные виды потенциальной полезности для авторитетных и сильных, чтобы получить повышенную долю участия в делах социума, соотвестветственно, с получением повышенных бенефитов. В конце палеолита в некоторых регионах человеческие сообщества становились более крупными (до 100-150 членов). Это было обусловлено, по-видимому, общим увеличением численности населения Земли. И, начиная с этого периода, экстраверсия становилась в той или иной степени прибыльной. Между тем определённую часть социумов, искусную в обслуживании себя и своей семьи, а это были определенно интроверты, фокусирующиеся на своих производительных способностях и не нуждающихся в развитии привлекательных способностей, эволюция в сторону приобретения совокупности генов экстраверсии, очевидна не коснулась.

Таким образом, существует довольно высокая доля оснований считать экстраверсию рецессивным признаком, а интроверсию - доминантным, а наших древнейших предков - преимущественно экстравертами

роза красная морда большая

О некоторых важных особенностях открытия Карла Юнга. Часть I

Я очень люблю бакинскую поговорку: "Что хочешь бери, руками не трогай!", в особенности люблю с точки зрения её категорической неприменимости (конечно с моей точки зрения) к восприятию научного знания. Я вполне могу понять психологию очень умных учёных, которые занимаются материализацией тьмы, пытаются раскопать ужасно глубокие пласты непознанного и ещё неоткрытого знания, но по душе мне всегда были не глубококопатели, а яснокопатели. Очень ясно на этот счёт в широко известном афоризме выразился великий физик Эрнест Резерфорд: „Если ученый не может объяснить, чем он занимается, уборщице, моющей пол в его лаборатории, значит, он сам не понимает, чем он занимается.“ Наукой я занимаюсь с пяти лет и все почти восемьдесят лет занятия наукой с двумястами научных публикаций и тысячами публикаций статей научно-популярных строго придерживаюсь этой парадигмы. Инопланетяне - это резко не моё. И не потому, что их не было, нет и никогда быть не может, а потому, что объяснить происхождение жизни в космосе намного проще, чем на Земле, посредством той простоты, с какой факты высасываются из пальца...

Я неоднократно писал о том, что психология и психиатрия не могут считаться фундаментальными науками, поскольку никто никогда не сформулировал, чем отличается психическая норма от психопатологии, а без фундамента настоящая наука никак не способна функционировать и развиваться. Мой скромный вклад в эти области знания в виде теории психоиммунитета
(https://www.proza.ru/2019/12/08/191, https://www.proza.ru/2019/12/08/195, https://www.proza.ru/2019/12/08/197), согласно которой все мы психи, но в очень разной степени, широкая научная общественность пока не то что не оценила, а просто не заметила. Даже только что новорожденный - не только потенциальный филогенетический псих из-за генетических повреждений, неизбежно доставшихся ему от предков, но - в микроколичествах - и онтогенетический псих, поскольку в течение беременности матери в какой-то степени общается с окружающей беременную мать средой и с её личными абнормальностями.

Это я всё к тому, что, по существу, среди фундаментальнейших открытий по части человеческой психики почётнейшее место, хотя и не всегда, к сожалению,  осознаваемое общественностью, как почётнейшее, принадлежит Карлу Юнгу, предложившему разделить психотипы людей на интровертов и экстравертов.
Это открытие было им описано в книге "Психологические типы", которая увидела свет в 1921 году. Основным критерием, различающим экстравертов и интровертов, Карл Юнг определил "направление движения либидо". И это было супер гениально! Гениально не то, что не бывает движения и туда, и сюда одновременно. В природе и обществе любое движение построено на наличии градиентов в отличие от того, что представляют собой идиоты социалистическо-демократического умопомрачения. Гениально то, что будучи психиатром в течение почти 60-ти лет, Юнг понял, что бывает только туда или только сюда. Ветер не может дуть и туда, и сюда одновремсенно, ток не может течь в обоих направлениях одновременно... Хотя Юнг и высказал предположение о том, что вероятно может быть и промежуточный тип между экстравертами и интровертами - амбиверты, но весьма неуверенно, скорее в качестве ответа на потенциальный вопрос о возможности существовании переходной группы. Между прочим, в этой статье я хотел бы поспорить с Юнгом о природе амбиверсии.

Согласно Юнгу, экстраверсия проявляется в направленности либидо (жизненной энергии) человека на внешний мир, в то время как у интроверта либидо направлено на внутренний мир. Казалось бы, такая простая классификация: вовнутрь или наружу. Юнг был учеником Фрейда, а либидо является одним из основных понятий психоанализа, разработанных Зигмундом Фрейдом для описания разнообразных проявлений психической активности. В современном языке либидо используется, как правило, в значении "половое влечение", но во времена Фрейда это было не совсем так и даже совсем не так.  Оно обозначало некую специфическую энергию, лежащую в том числе и в основе полового влечения. Фрейд приравнивал либидо к эросу Платона и определял его как энергию влечения вообще, а не только основу половой, а также любой другой любви, например, любви к родителям, детям... Термин "либидо" активно использовался Фрейдом при объяснении причин возникновения психических расстройств, неврозов, а также для описания хода психического развития человека. В преобразовании либидо (т. н. сублимации) Фрейд видел источники творческой энергии.


В истории психологии и в меньшей степени психиатрии не было ни одного мало мальски известного аксакала, который бы не предложил свою оригинальную систему психотипирования. 16 факторов личности Рэймонда Кэттелла, Миннесотский многоаспектный личностный опросник, типология Майерс-Бриггс, множество других... Схем было предложено действительно множество. Так, свои исследования базовых признаков личности известный немецко-британский Ганс Айзенк начал с анализа результатов психиатрического обследования контингента солдат - групп здоровых и признанных невротиками. В результате этого анализа было выделено 39 переменных, по которым данные группы оказались существенно различными. Им было выделено три фактора, в том числе факторы экстраверсии, интроверсии и нейротизма ("Dimensions of Personality", 1947). Первоначально он интерпретировал экстраверсию-интроверсию на основе соотношения процессов возбуждения и торможения. Он считал, что для экстравертов характерны медленное формирование возбуждения, его слабость, и быстрое формирование реактивного торможения, его сила и устойчивость. А для интровертов - быстрое формирование возбуждения, его сила и медленное формирование реактивного торможения, его слабость и малая устойчивость.

Ганс Айзенк переосмыслил введённые Карлом Юнгом термины экстраверт и интроверт, которые изчально имели иное содержание. В работе "The Biological Basis of Personality", опубликованной в 1967 году, Айзенк предложил уже следующую интерпретацию этих двух личностных факторов: высокая степень интроверсии соответствует снижению порога активации ретикулярной формации, поэтому интроверты испытывают более высокое возбуждение в ответ на экстероцептивные раздражители, а высокая степень нейротизма соответствует снижению порога активации лимбической системы, поэтому у лиц с высокими показателями на этой шкале повышена эмоциональная реактивность в ответ на события во внутренней среде организма, в частности на колебания потребностей. (Экстероцептивными принято называть ощущения, возникающие при действии раздражителей на рецепторы, которые находятся на поверхности тела (делятся на дистантные – зрительные, слуховые, и контактные – осязательные, вкусовые. А проприоцептивные это – ощущения, возникающие при действии на рецепторы в мышцах, сухожилиях, суставах.)

Насчёт ретикулярной формации. В черепной коробке есть образование - ретикулярная формация. Оно отвечает за стимуляцию коры головного мозга. Ретикулярная формация является системой, активирующей кору мозга. Практически все нервные сигналы, посылаемые в большой мозг по сенсорным путям, также поступают в ретикулярную формацию, в которой эти сигналы оцениваются на важность, прежде чем позволить им активировать кору для их обработки. Некоторые люди с рождения обладают развитой ретикулярной формацией. В таком случае, для осознавания внутренних и внешних процессов, такие люди не испытывают необходимости в постоянном взаимодействии со средой и внешних стимулах, например, в общении. У других людей это образование развивается иначе и меньше стимулирует кору. Таким людям для комфортного существования (чтобы возбуждать кору головного мозга и через это осознавать себя и окружение) необходим более плотный и постоянный контакт с внешним миром и другими людьми в частности.


В 1964 году известный ученый из ГДР Карл Леонгард, занимавшийся исследованием методов диагностики личности, опубликовал монографию "Нормальные и патологические личности", в которой была разработана классификация акцентуаций, или типология характеров и темпераментов. Под акцентуацией понимается характер как крайний вариант нормы. Леонгард определил 12 типов акцентуаций личности, но сейчас основной упор, как правило, делается на первые десять. Четыре типа составляют условную группу, в которую входят акцентуации характера: демонстративный, педантичный, застревающий, возбудимый. Еще шесть типов относят к другой условной группе, которую составляют акцентуации темперамента: гипертимный, гипотимный, или дистимный, циклотимный, экзальтированный, тревожно-боязливый, эмотивный. Еще два типа - это акцентуации личности: эстравертированный и интровертированный типы. При этом понимание этих терминов по Леонгарду отличается от понимания других психологов.

У Ленина есть работа под названием "Как Мартов углубил Плеханова". Карла Юнга "углубляло" множество психологов и психиатров, но открытие Юнга не идет ни в какое сравнение с его углубителями. Сложные, запутанные, не всегда до конца понятные самим разработчикам их психотипические схемы заметно проигрывают при сопоставлении с простым и ясным открытием гениального Юнга. В соответствии с классификацией Карла Юнга основная разница между интровертами и экстравертами заключается  в направленности и способах восполнения внутренней энергии. Главная задача человека в жизни - адаптироваться к окружающему миру и раскрыть все заложенные в нём природой потенциалы.Так, интроверт – это человек, который в основном ориентируется на себя, надеется в основном на себя и, соответственно, направляет энергию внутрь себя, а экстраверт, добирает то, что ему не хватает в социуме, как губка, впитывает и активно эксплуатирует окружение, как птица, рыба, баран в стае, в отаре пользуется преимуществами социальногшо сущесмтвования. Интровертами называют людей, которые заинтересованы в том, чтобы найти интерес к себе, к своему внутреннему миру. Экстраверты - это те, кто больше заинтересован в изучении и эксплуатации внешнего мира.

В более мягкой популярной психологической интерпретации интровертов принято относить к категории людей, которые изолировали себя от общества и по каким-то важным внутренним причинам не имеют возможности удовлетворять свои потребности через активное общение с внешним миром. А экстравертами называют людей, которые ввиду особенностей роста и созревания собственной личности смогли научиться удовлетворять свои потребности во взаимодействии с социумом или в меньшей степени испытывают затруднения в общении с другими людьми.
Но в основном это - совсем не так. Мы все давно привыкли дифференцировать политиков и их электорат на правых и левых, консерваторов и либералов, республиканцев и демократов и при этом не осознаём, что ежедневно косвенно подтверждаем открытие Юнга. Интроверты - это основной трудовой костяк общества, которые надеются на себя, ориентируются на свои способности и возможности. Интроверты - это люди с созревшей ретикулярной формацией, которые не нуждаются в обилии внешних стимулов. Внешне они могут казаться замкнутыми, не азартными и увлеченными собой именно потому, что им для того, чтобы анализировать и понимать окружение вполне достаточно "внутренней работы", самоанализа. Экстраверты активно участвуют в новых разработках, открытиях, цивилизационном прогрессе, но слишком часто склоняют развитие общества в направлении явного маразма, порой заменяя содержание движений и событий дешёвыми эффектами.

Я всегда считал, что основным качеством, отличающим очень умных людей от не очень умных и очень неумных, является способность по-настоящему удивляться. Можно удивляться тому, что поезд пришёл без опоздания, но настоящее удивление - это удивление, которое требует пересмотра привычных взгялядов на вещи. Открытие Юнга абсолютно того же порядка, как если бы он внезапно обнаружил то, что никто раньше не видел: что люди делятся на мужчин и женщин, что на самом деле имеется мужской и женский пол. Третьего пола не существует. Существует лишь удивительно подлая категория политиков левых, демократов, социалистов-коммунимстов, либералов, которые активно строят свои мошеннические планы завоевания власти, спекулируя на наличие одновременно обеих половых признаков. Как это делается, я описал здесь: "Кого бы ещё пож
алеть?!" - https://proza.ru/2017/07/05/573.

Никто не застрахован от рождения интерсекс-ребенка! Таких детей рождается меньше одного на десять тысяч. Это не зависит ни от родственных связей, ни от того, вела ли мать здоровый образ жизни во время беременности. Причина подобных аномалий – сбой на генетическом уровне, нарушающий развитие будущего человека по тому или иному пути. Изначально каждый эмбрион закладывается двуполым. Вплоть до 9-10 недель внутриутробного развития плод как бы выбирает, кем ему стать, сохраняя потенциальную готовность анатомически развиться и по женскому, и по мужскому типу. Согласно древнегреческой мифологии Гермафродит был сыном богов Гермеса и Афродиты, двуполым его сделала влюбившаяся в него водяная нимфа Салмакида. Различают псевдогермофродитизм и истинный гермофродитизм.

В первом случае существует противоречие между внутренними (хромосомными и гонадными) и внешними (строение половых органов) признаками пола (бисексуальное развитие), то есть половые железы сформированы правильно по мужскому или женскому типу, но наружные половые органы имеют признаки двуполости. Второй случай характеризуется
одновременным наличием мужских и женских половых органов, наряду с наличием одновременно мужских и женских половых желез. Псевдогермофродитизм встречается в менее одной сотой процентов случаев рождения. В Википедии отмечается, что истинный гермофродитизм является чрезвычайно редким явлением и в мировой литературе описано всего около 150 случаев. Понятно, что оба случая гермофродитизма не отрицают наличие всего двух двух полов, а не десятков, придуманных социальными аферистами.

Люди сильно различаются по многим признакам: по полу, по температменту, по характеру, анатомии, по цвету волос, по радужной оболочке глаз, относительной длине пальцев, форме черепа, отношению длины ног к длине туловища и т.п. Темпераментом принято считать природно обусловленную совокупность устойчивых динамических особенностей психических процессов человека: темпа, ритма, интенсивности. Это - динамические, а не содержательные аспекты деятельности, определяющие скорость течения психических процессов, устойчивость эмоциональной сферы, степень волевого усилия.
Темперамент составляет основу формирования и развития характера, под которым обычно подразумевают такую совокупность свойств и качеств личности, которые накладывают определённую печать на все её проявления и деяния. Черты характера составляют те существенные свойства человека, которые определяют тот или иной образ поведения, образ жизни. Изучением характеров занимается раздел психологии, который называется дифференцикальной психологией.

Наши древние предки весьма интересовались особенностями человеческой личности. Это видно и по характеру богов, и по тому, что древние греческие врачеватели Гален и Гиппократ различали человеческие темпераменты. Они предположили, что существуют устойчивые индивидуальные различия в соотношениях между химическими системами, регулирующими поведение человека. Несмотря на то, что Гиппократ среди первых указал на роль мозга в общей регуляции поведения, наиболее устойчивые индивидуальные различия он приписывал различиям в смесях нейро-гуморальных жидкостей тела: лимфы, делающей человека спокойным и медлительным (флегматиком); жёлтой жёлчи, делающей человека истеричным и хамоватым (холериком); крови, делающей человека подвижным и весёлым (сангвиником); чёрной жёлчи делающей человека грустным и боязливым (меланхоликом). Люди с резко выраженными чертами определённого темперамента не так часто встречаются, но преобладание определенных черт даёт возможность отнести темперамент человека к тому или иному типу.

Причина живучести теории темпераментов Гиппократа-Галена может быть в том, что они впервые описали четыре действительно легко узнаваемых в обществе типа поведения, которые проявляются и как психиатрические профили. Эти профили фиксировались человечеством более 2500 лет и отражены в международных классификациях психических расстройств. Павлов выделил 4 типа высшей нервной деятельности, то есть определённых комплексов основных свойств нервных процессов, которые он сопоставил с типами темперамента по Гиппократу: слабый тип характеризуется слабостью как возбудительного, так и тормозного процессов, соответствует гиппократовскому меланхолику; сильный неуравновешенный тип характеризуется сильным раздражительным процессом и относительно слабым процессом торможения, соответствует холерику; сильный уравновешенный подвижный тип, соответствует сангвинику; сильный уравновешенный, но с инертными нервными процессами, соответствует флегматику типу. Темперамент как прирожденный конституциональный вид нервной деятельности - генотип, под разнообразными влияниями окружающей среды превращается в фенотип, характер.

По всей вероятности обладание определенным психотипом - качество наследственное. Были попытки обнаружить его генетическую основу, но они пока не дали заметных результатов. Стремление получать новые впечатления, присущее экстравертам, иногда объясняют "геном авантюризма" (аллель 7R гена DRD4). Этот ген определяет чувствительность некоторых групп нейронов к нейромедиатору дофамину. Его носители имеют довольно четкие, статистически значимые поведенческие отличия от обладателей других вариантов гена DRD4. У носителей аллеля 7R в среднем сильнее, чем у других людей, выражено стремление к поиску новых ощущений (novelty-seeking behaviour), для них характерна повышенная импульсивность. Проанализировав распределение частот аллелей DRD4 у южноамериканских индейцев, бразильские генетики обнаружили, что в племенах, которые в недавнем прошлом вели образ жизни охотников-собирателей, "ген авантюризма" встречается чаще, чем у оседлых народов, издавна занимавшихся сельским хозяйством, которые по роду своей деятельности являются консерваторами.

По-видимому, этот ген дает адаптивное преимущество при кочевом образе жизни, а переход к оседлости делает его фенотипические проявления скорее вредными, чем полезными (https://elementy.ru/novosti_nauki/431393/Gen_avantyurizma_chashche_vstrechaetsya_u_okhotnikov_sobirateley_chem_u_zemledeltsev). Нельзя исключить и фактор, в соответствии с которым экстрорверсия приносит больше пользы её обладателям с точки зрения повышенных жизненных благ. Насколько я знаю, в этом направлении было проведено одно исследование на народности ариаал, проживающая в северной Кении. Полученные результаты продемонстрировали, что в группах, ведущих традиционный кочевой образ жизни, носители 7R питаются в среднем лучше носителей других аллелей, тогда как в группах, перешедших к оседлости, ситуация сменилась на обратную (https://bmcecolevol.biomedcentral.com/articles/10.1186/1471-2148-8-173).


Интроверт просто никак не может почувствовать потребности и позыва стать идиотом по жизни. Для интроверта идиотизм это поведение, нарушающее и разрушающее его жизнь конкретно и непосредственно. А для экстраверта мнимая красота поступка, авантюризм затмевают возможность личного неудобства и опасности. Недавно я прочёл в Живом журнале канадского автора (https://flavius-aetius1.livejournal.com/281946.html): "В бытность ещё мою в Израиле, перед очередными выборами, я увидел по ТВ выступление одной из активисток левой партии МЕРЕЦ. Она, нимало не комплексуя, поведала, что не исключает, что деятельность её партии, в случае успеха, может привести к уничтожению страны. Ну что ж, быть по сему, зато мы умрём с чистой совестью. А ты меня спросила, хочу ли я умирать, чтобы совесть твоя была чиста? Это, впрочем, последнее, что её волнует, вместе с миллионами ей подобных по всему миру. Повестка дня всё более диктуется рефлексирующими идиотами, призывающими мир к самоубийству." И по моему убеждению подавляющая часть этих идиотов никто иной, как экстраверты. 

Безусловно, всё это огромное многообразие проявлений человеческой личности было хорошо известно Карлу Юнгу. Хочу ещё раз напомнить, что открытие интроверсии и экстраверсии было им описано в книге "Психологические типы", увидевшей свет ровно сто лет тому назад. Открытие было сделано только благодаря таланту Юнга и его богатой психиатрической практике. Многовариантность человеческой личности практически полностью исключает случайность открытия психотипов, которое, как и принадлежность к полу, делит людей на две альтернативные группы, открытые и описанные Юнгом, и не зависит от многочисленных личностных характеристик. Уже после открытия Юнга все психологи стали учитывать эти два психотипических различия.



https://systemity.wordpress.com/2021/03/25/240/

роза красная морда большая

Об интуиции, интровертах, экстравертах, миллиардерах и диктаторах

Характеризуя людей, очень важно понимать различие в манере и способности использовать такое мощное средство познания, каким является интуиция. Существует множество определений понятия "интуиция". Практически каждый из великих мыслителей пытался добавить своё уточнение к общепринятому толкованию этого термина, внося индивидуальную специфику в формулировании полимодального понятия "интуиция". Р. Декарту, к примеру, принадлежит такое пространное и казалось бы исчерпывающее определение: "Под интуицией я разумею не веру в шаткое свидетельство чувств и не обманчивое суждение беспорядочного воображения, но понятие ясного и внимательного ума, настолько простое и отчётливое, что оно не оставляет никакого сомнения в том, что мы мыслим, или, что одно и то же, прочное понятие ясного и внимательного ума, порождаемое лишь естественным светом разума и благодаря своей простоте более достоверное, чем сама дедукция..." (Избр. произв., М., 1950, с. 86).

В самом начале моей научной деятельности, когда мне ещё и в голову не приходило задуматься на тему о том, являюсь я или не являюсь мыслителем, у меня сформировалось ясное представление о том, что такое интуиция. Я помню, как на третьем курсе университета у нас вышел долгий разговор с одним студентом филфака, который считался очень умным и всеми силами старался поддерживать общественность в этом мнении. Я очень удивился, когда мой собеседник слово в слово буквально оттараторил вышеприведённое определение Р. Декарта, которое я в тот момент услышал впервые. Лишь после того, как я дал свою формулировку интуиции, он посмотрел на меня с большим уважением и скромно признался, что это было сказано не им, а великим Р. Декартом. А данное мною определение звучало так: "Способность размышлять, игнорируя кажущееся незнание". Сегодня я придерживаюсь такого же мнения, но в отличие от тех далёких времён понимаю, что это лишь формальная, видимая сторона подобной "технологии" мыслительной деятельности, фундамент которой сегодня практически недоступен пониманию и изучению.


Как устроены процессы вспоминания, в каком виде хранятся в мозгу различные виды информации, как возникают ассоциации, как сочетается ассоциативное мышление с логическим, для чего нужны два полушария мозга, соединённые парой сотен миллионов нервных волокон, какой смысл имеет функциональная асимметрия полушарий, для чего животные должны спать, чтобы  не умереть, и многое, многое другое из области мыслительных процессов сегодня так же малопонятно, как и позапозавчера. В распоряжении профессионалов имеется огромный набор деталей, тесная связь которых с мыслительными процессами была давно достоверно установлена: нейроны, аксоны, нейромедиаторы, синапсы, дентриты и т.п. Эти профессионалы очень умело перебирают эти детали, искусно имитируя целостное знание, которого сегодня нет и в помине.

Все нормальные люди изначально имеют, казалось бы, в равной степени доступ к различным технологиям мышления, но по мере роста и развития человек демонстрируют всё более специфическую предпочтительность и уникальность в манере мыслить, в том числе в манере пользоваться интуицией. Каким бы определением интуиции мы не пользовались, всем нам прекрасно понятно, что это такое, но чтобы сформулировать, какие категории людей обладают той или иной предпочтительностью в использовании интуитивного поиска решений, нужно обратиться к основам психофизиологии.

Любому грамотному человеку хорошо известно деление людей на психотипы в соответствии с принципами, предложенными Карлом Юнгом, на интровертов, живущих в себя, и экстравертов, в основном ориентирующихся на жизнь вне себя. Первые самодостаточны и сильны в вопросах стратегии, вторые, как правило, хорошие тактики, быстро схватывающие новые тенденции и на них активно реагирующие. Интроверты предпочитают спокойно, непрерывно копить знания и создавать многочисленные связи между отдельными компартментами этого знания. Экстраверты, как правило, обладают незаурядными способностями манипулировать накопленными знаниями, не столько своими, сколько накопленными человечеством, сопоставлять отдельные фрагменты, выстраивая по мере потребности логические структуры, которые представляют собой по большей части потребные на текущий момент, готовые к теоретической и практической реализации гипотезы и идеи.

Иными словами, у интровертов знания хранятся в бессознательно связанном виде, опутанном бесчисленными логическими связками и ассоциативными взаимодействиями, которые под влиянием каких-то, как правило, плохо осознаваемых стимулов, вдруг самоорганизуются в нечто доселе неизвестное и непонятное. Созданием индивидуального фундамента структуры познания интроверты занимаются практически всю жизнь от рождения. Именно по этой причине "способность размышлять, игнорируя кажущееся незнание," для интровертов характерно. Они способны на бессознательном уровне извлекать накопленное и хранящееся до востребования готовое знание, которое игнорирует формальное незнание не требует калькулятора для извлечения на свет божий.

Экстраверты в своей познавательной деятельности предпочитают быстрое манипулирование и перебор фрагментов знания, хранящегося в виде, более удобном для быстрого извлечения и использования, свободном от многочисленных связей, осмысление и отбраковка которых при быстрых познавательных манипуляциях оказывает сильно мешающий эффект. По этой причине экстраверты больше интровертов нуждаются в получении и усвоении блестящего образования, с детских лет являются преимущественными призёрами различных конкурсов и, как правило, демонстрируют большие способности в освоении передовых технологий. А интроверты больше ориентируются на интуитивные решения, на обнаружение и конструировангие крупных блоков научного знания и относятся к категории "открывателей" в соответствии с классификацией Ганса Селье. Эстраверты же - наоборот, тяготеют к тому, чтобы проявлять себя "решателями". Экстраверты - генетически сконструированные редукционисты, в то время как интроверты - холисты на генетическом уровне.          

Всё вышесказанное может показаться совершенно тривиальным и изначально понятным, но это так может показаться лишь при поверхностном взгляде на проблему. Между интровертами и экстравертами в науке и обществе существуют очень сложные взаимоотношения и, главное, на что важно обратить внимание, это то, что цивилизационный прогресс сопряжён с определенными тенденциями, принудительно изменяющими вклад психотипов человека в различные компартменты социальной жизни общества. Я думаю, что стоит обратить внимание на некоторые аспекты политической жизни общества для того, чтобы вернуться к вопросам науки, обладая некоторыми приобретениями в социологии научного творчества.

Среди психологов нет единодушия в отношении взгляда на неизменность психотипов. Здесь стоит заметить, что деление на интровертов и экстравертов на первый взгляд довольно условное, на что указывал и сам К. Юнг. Интроверты и экстраверты бывают разными по силе, среди них бывают не очень умные, ничего в себе не понимающие, и умные, которые понимают специфику своего психического статуса, успешно используют его положительные стороны и избегают проявлений отрицательных. Не вступая в дискуссию на эту тему, хочу отметить своё личное мнение на деление по психотипам: это метка прихической структуры человека, которая остаётся с ним от рождения до смерти. Но интроверты, у которых всегда наличествуют затруднения с участием в полнокровной жизни общества, просто не могут не пересекать условную границу, отделяющую их от экстравертов. И при этом они часто становятся чрезвычайно активными и успешными на поле последних. В любом же случае интроверты будут чувствовать себя наиболее комфортно в общении с самими собой.

Никто не может точно сказать, каково соотношение интровертов и экстравертов в обществе. Есть мнение, что это соотношение равно 1:3. Но это не так важно, как понимание роли социального влияния различных психотипов. В подавляющем, если не абсолютном большинстве экстраверты являются социалистами и либералами. Интроверты же являются правыми в политике, консерваторами в жизни. Жизненные ценности вторых глубже, ярче выражены, отстаивают их они с большим ожесточением, поэтому социальный напор обоих типов долгие времена отличался не очень резко. Но с развитием цивилизации, средств массовой информации, скорости и простоты установления контактов между людьми, роль интровертов в формировании социального облика общества снижается, поскольку динамика социального общения и его ценность больше проявляются в плоскостях, а не в глубинах. Соответственно, подобное же явление наблюдается и в науке. Появление и совершенствование физических и физико-химических технологий научных исследований значительно повышает роль экстравертов и снижает роль интуиции в формировании фундаментального знания, делая это знание более похожим на двухмерный, а не многомерный паззл.

Я давно обратил внимание на одну выдающуюся особенность влияния психотипов на жизнь общества. Если социалистами - приверженцами свободы, равенства и братства, а также всеобщей справедливости, глупее которой придумать просто невозможно, являются в основном экстраверты, то диктаторами, которые держат в железном кулаке приверженцев социализма и манипулируют их сознанием, являются интровертами, сумевшими найти в себе силы для освоения жизненной теорритории экстравертов. Обычно на эти подвиги их толкает бедное и тяжелое детство в многодетных семьях, очень сильная зависть к более успешным соседями и товарищам. Немаловажную роль здесь играет специфическая роль родителей, которые видят избавление от своих бед в успешной карьере детей и всячески содействуют им в расшатывании их интровертности, сильно ограничивающей возможности успеха в обществе.

Знакомство с биографическими данными большинства людей, сделавших крупнейшие открытия в науке, демонстрирует, что это были интроверты с проблемами психическими, проблемами тревожности (anxiety). Большинство из них плохо училось в школе (образец - Альберт Эйнштейн и многие другие). Большинство этих открывателей с синдромом тревожности с пониманием относилось к своим проблемам и постепенно преодолевало свою скованность, не прельщаясь выгодами экстравертности. Другие же интраверты, часто страдающие заиканием и неумением просто общаться с сверстниками, подозревающие, что с ними трудно общаются из-за из неуверенности в себе, а не из-за того, что они никому не интересны, эти другие интраверты становились интровертными экстраветами. Они не могли дождаться получения высшего образования, просали учёбу в университете и начинали активную деятельность в направлении заработка денег, видя по своему окружению, что деньги решают всё. Среди мультимиллиардеров интроэкстравертов подавляющее большинство. Можно почитать о биографии владельцев твиттером, фейсбуков, майкрософтом...

В истории науки известно немало диктаторов и образе интраэкстрасовтов, железной рукой проводивших свою волю в жизнь. Но принцип диктаторства интровертов в обществе конститутивных и индуцированных экстравертов лучше всего можно видеть на истории последнего столетия. Интровертами с тяжелым детством, вынужденными преодолевать свою интровертность, были И. Сталин, И.Б. Тито, А. Гитлер, Б. Муссолини, Хо Ши Мин, Мао Цзе-дун, Ким Ир Сен и другие. В. Ленин был типичным интравертом с особым путём модификации своего психотипа. Повторяю, для того, чтобы понять реальность такой фантастической закономерности, достаточно ознакомиться с подробностями биографий этих диктаторов. Все они отличались самодовольством, погруженностью в себя, но тяга к принятию интуитивных решений сохранилась у них на всю жизнь. Я отдаю себе отчёт в том, что совершаю отчаянные кульбиты, перескакивая от политике к науке, от социальной жизни к личной. И тем не менее в этих моих построениях есть определенный смысл.

Сегодня в науке век невероятно эффективных, автономных и необыкновенно гибких технологий. Так, в биологии техника секвенирования биополимеров достигла уровня, просто немыслимого 2-3 десятилетия тому назад при полном отсутствии понимания некоторых важнейших функциональных особенностей на уровне целых организмов. Например, непонимание надорганизменной роли т.н. "мусорной" ДНК, эпигенетики и многого другого. Всё это содействует тому, что на первый план в науке выходят авторитеты экстравертного психотипа и роль интуиции неуклонно и последовательно падает. Принцип "померил - опубликауй!" из разряда научного юмора переходит в разряд научной реальности. Я не буду доказывать вышеприведённые положения. Будем считать, что я написал всё это для того, чтобы обратить внимание тех людей, которым данная тема может быть очень интересна, но которые, тем не менее, не обращали внимание на указанные мною обстоятельства.

Качество продукции научной лаборатории, которой руководит интроверт, при равной технологической оснащённости лаборатории будет иной, нежели качество научной лаборатории, руководимой учёным-экстравертом. В "интровертной" лаборатории будут игнорировать или считать второстепенным многое из раздела кажущегося недостаточным знания, сосредоточившись на объёмных целях, на преодолении "научной суеты". Сегодня же, наряду с замечательными специалистами-руководителями-экстравертами, решающими по-настоящему глубокие проблемы, экспоненциально растёт число лабораторий, населёных так называемыми в блогосфере "британскими учёными", которые в качестве самоцели интенсивно шлёпают своим интеллектом по мелководью науки в поисках поводов к предъявлению заявок на получение грантов.

Один из примеров проявления фантастической интуиции меня поразил, и об этом я хотел бы поведать. Семеро высококвалифицированных учёных из весьма престижных научных заведений опубликовали в журнале "Nature" статью о несимметричных заменах аминокислот в геномах широкого спектра организмов от бактерий до человека (Jordan I. K., Kondrashov F. A., Adzhubei I. A., Wolf Y. I., Koonin E. V., Kondrashov A. S., Sunyaev S. (2005). A universal trend of amino acid gain and loss in protein evolution// Nature 433, 633-638). Ими было обнаружено, что в процессе эволюции происходит всеобщее несимметричное накопление в белках цистеина, а также метионина, гистидина, серина и фенилаланина, но при этом одновременно - потеря пролина, аланина, глицина и глутаминовой кислоты. Исследователи приложили огромные усилия, находчивость, воспользовались самой современной техникой для того, чтобы сделать это открытие. Всё это очень подробно описал один из авторов статьи в журнале
"Наука и жизнь" .

Но через некоторое время после опубликования статьи в "Nature" один из авторов получает письмо, которое в виде послесловия приведено А. Кондрашовым - автором статьи в журнале "Наука и жизнь" (кстати говоря, я преподавал ему химию в седьмом классе экспериментальн школы в Пущино-на-Оке):  "Дорогой коллега! С удовольствием прочёл Вашу работу. Полагаю, что и Вам было бы интересно прочесть мою статью, опубликованную в 1971 году. Эмиль Цукеркандль".

Далее автор пишет: "Прочли мы эту статью и увидели: один из основателей молекулярной эволюции Цукеркандль (совместно с двумя соавторами) выдвинул „нашу“ основную идею аж 34 года назад. Данных у него не было, по нынешним меркам, почти никаких - два белка вместо четырёх геномов! - но разве это помеха для настоящего учёного? Он заметил, что некоторые редкие аминокислоты накапливаются, а частые - теряются, и предположил, что это связано с историей возникновения генетического кода.

Идея эта оказалась настолько „преждевременной“, что её начисто забыли - ни мы, ни рецензенты, ни десятки коллег, которые слушали наши доклады, о ней не знали или не помнили, хотя „Journal of Molecular Biology“ - один из самых уважаемых биологических журналов, а имя Цукеркандля знает всякий уважающий себя эволюционист... Хорошо всё-таки, что мы не знали о работе Цукеркандля - иначе вряд ли стали бы раскручивать наш проект. А сколько удовольствия мы получили, когда ползли на брюхе к результату, который гению вроде бы был очевиден! Ну так я и не говорил никогда, что мы гении. Сейчас мы пишем краткое письмо в „Nature“, которое восстановит историческую справедливость".

Следует отметить, что в 1962 году Эмиль Цукеркандль совместно Лайнусом Полингом выдвинул концепцию "молекулярных" часов в предположении о том, что по количеству отличий в составе биополимеров можно судить о времени, когда организм данного вида отпочковался от общего предка, рассматривать возможную роль "генов-контролеров" в эволюции. Предположение, которое сделал Э. Цукеркандль о преимущественном накоплении цистеина в белках, ничем иным, кроме как проявлением гениальной интуиции назвать нельзя. Я не знаю деталей биографии Э. Цукеркандля. Но я твёрдо знаю, что снижение роли подобного масштаба интуиций в современной науке, а это определенно можно назвать тенденцией, чревато большими потерями в качестве фундаментальных исследований. Если в истории науки можно привести множество "преждевременных" идей, выдвинутых учёными, обладавшими огромными возможностями путём своей интуиции намного опередить время, то сегодня роль интуиции меняется на глазах: становится важна не особая возможность размышлять, игнорируя незнание, а преимущественное коллекционирования деталей, для чего масштабная интуиция вообще теряет смысл.

Конечно же нельзя сравнивать интуитивное предположение Э. Цукеркандля с результатами добросовестного тщательного исследования цитированных авторов статьи в "Nature", которые не только предположили, но и строго доказали эффект эволюционной тенденции в аминокислотных заменах. Но масштабные предвидения на основе интуиции оказывают многостороннее положительное влияние на науку. Они снижают интерес к исследованиям мелких деталей в качестве самоцели, способствуют развитию холистической методологии, что всегда имеет положительное значение в биологии. Поскольку в науке практически не бывает "конечных остановок", интуитивные предвидения высокого уровня позволяют перенести научные дискуссии за текущий горизонт научного видения. Так, например, я - простой учёный, слегка ободрённый тем, что идею свою Э. Цукеркандль интуитивно высказал, а не выискал в поте лица, допускаю возможность добавить некоторые свои соображения.

Вполне вероятно, что преимущественное накопление и снижение уровня некоторых аминокислот связано с историей возникновения и формирования генетического кода. Но вполне возможны и/или иные альтернативы. При взгляде на список накапливающихся и теряющихся аминокислот могут возникнуть различные идеи. Так, например, источником глицина является серин. Если уровень первого теряется, то накопление второго в соответствии с примитивной логикой кажется вполне понятным, хотя ничего понятного здесь нет. Но среди прочих идей как-то упорно пробивается идея о роли эпигенетических факторов эволюции.

Эпигенетические модификации приводят к изменениям экспрессии генов или фенотипов клеток, не связанным с изменениями в последовательности ДНК. Примерами эпигенетических изменений, которые могут сохраняться в ряде клеточных митотических делений и передаваться следующим поколениям при мейозе, являются метилирование ДНК и деацетилирование гистонов. Наиболее хорошо изученным  эпигенетическим механизмом является метилирование цитозиновых оснований ДНК, заключающееся в присоединении метильной группы к цитозину в составе CpG-динуклеотида в позиции С5 цитозинового кольца. Источником метильных групп в эпигенетических модификациях ДНК на всех уровнях живого является метионин (одна из увеличивающихся аминокислот), который передаёт метильную группу цитозину в составе S-аденозилметионина, образующегося взаимодействием метионина с АТФ. В процессе метилирования важную роль переносчика С1-группы играет фолиевая кислота (витамин В9), активность которой зависиот от наличия серина и гистидина. Таким образом, три из аминокислот, накапливающихся при аминокислотных заменах, связаны непосредственно с эпигенетической модификацией ДНК путём метилирования. Это: серин, гистидин и метионин. Сюда же следует отнести цистеин и вот почему.

В процессе метилирования S-аденозилметионин превращается в не встречающуюся в составе белков аминокислоту гомоцистеин. Последняя является сильнейшим ядом для живых существ и одним из механизмов детоксикации гомоцистеина является превращение его в цистеин - в ту самую аминокислоту, которая лидирует в эволюционных заменах. Это превращение осуществляется путем процесса, состоящего из двух реакций и называемого транссульфированием. Сначала при участии фермента синтетазы сера присоединяется к аминокислоте серину с образованием тиоэфира цистатионина. В этом соединении атом серы служит мостиком между остатками гомоцистеина и серина. Затем этот мостик гидролитически разрывается, катализируя расщепление связи по другую сторону от атома серы, что обеспечивает перенос серы на остаток серина с образованием цистеина и освобождением гомолога серина — гомосерина. Поскольку оба указанных фермента действуют, по существу, необратимо, токсичный гомоцистеин в норме не накапливается. В животных организмах гомоцистеин превращается в цистеин в основном в печени.

Описанный процесс детоксикации гомоцистеина, образующегося в процессе эпигенетической модификации ДНК, приводит к постоянному образованию метаболитически "лишнего" цистеина и этот процесс по принципу "ешь - не хочу" мог в принципе стать причиной эволюционной замены других аминокислот цистеином. Ведь структуры белков допускают определённый набор аминокислотных замен, не сильно влияющих или совершенно не влияющих на их структурную роль и каталитическую активность. Такие замены для живых организмов намного более нейтральны, чем утилизация лишних, ненужных организму количеств аминокислоты в процессе метаболизма. Если моя точка зрения имеет смысл, тогда точка зрения Э. Цукеркандля о том, что накопление редких аминокислот и потери часто встречающихся аминокислот связаны с историей возникновения генетического кода, является идеей по меньшей мере спорной.

Дело в том, что возникновение генетического кода никак не могло происходить ранее формирования основных белков жизнедеятельности протобионтных организмов, обмен веществ которых они осуществляли. Если же замены хотя бы частично связаны с эпигенетическими модификациями ДНК, то это обстоятельство наводит на мысль о решающей роли эпигенеза в эволюции живых существ, в накоплении изменений, которые вдруг становятся на определенном этапе критически важными. Ведь накопление этих изменений и их наследование по определению не могут осуществляться у всех представителей данного вида одинаково.

Но есть ещё одно соображение о преимущественном накоплении незаменимой кислоты метионина. Дело в том, что физиология и биохимия человекообразных обезьян, включая древнейшего предка человека начала формироваться более 20 миллионов лет тому назад. Эти предки были облигатными хербиворами, то есть питались только пастительной пищей. В любой растительной пище содержится метионин, аскорбиновая кислота и ряд иных важнейших для функционирования животного организма веществ, синтез которых животным организмом Эволюция сочла лишними: зачем синтезировать, когда эти вещества с избытком присутствуют в любом листике или корешке, которые животное берёт в рот?! Эволюция, Природа безусловно не могла забежать вперёд и узнать, что в человеческом организме люнтез любого белка начинается с метионина, что аскорбиновая кислота участвует в более чем трёхсот биохимических взаимодействиях, что без полиненасыщенных кислот, синтезируемых растениями и несинтезируемых человеком последний не жилец на свете... Вот этим и объясняется преимущественное накопление несинтезируемой человеком, но исключительно важной для существования человека аминокислоты L-метионина...





роза красная морда большая

Интроспекция

Большинство людей живёт в компромиссе с самими собой. Они сами себе доверяют, они сами себя проверяют многократно проверенными методами, они сами себя уговаривают привычными им способами, они сами себя оттаскивают от опасных мыслей о болезнях и неприятностях таким образом, каким никто, никакой психолог за них это сделать не в состоянии, они сами себя высокохудожественным образом не понимают, когда не могут разложить на понятные составляющие непонятно возвышенную их любовь к людям, собакам, кошкам, растениям, запахам, вкусам, видам, мелодиям и т.д. Всё это в жизни человека воспринимается им изнутри как рутина. Вот я, например, невероятно люблю зонтичную сосну или, например, араукарию. Не стану же я себе объяснять, почему именно люблю. Люблю и всё тут! И не только потому не стану объяснять, что араукария не в состоянии спросить у меня, почему именно я её обожаю. А просто внутренний голос говорит мне: "Так нада!" И я его не переспрашиваю, поскольку по умолчанию ему доверяю.

Но есть в жизни каждого человека уникальная возможность задавать себе вопросы. Это - именно уникальная возможность, поскольку задать себе невероятно сложный и трудный для объяснения вопрос - это большая удача. Дело в том, что для объяснения подобных, задаваемых самим себе вопросов, не может помочь ни энциклопедия, ни интернет с гуглом и википедией, ни мудрец, ни уважаемый всеми эксперт. Ответ на подобные вопросы можно получить лишь с помощью интроспекции или моноспекции - метода самонаблюдения, метода изучения психики путем субъективного наблюдения за своей психической деятельностью без использования инструментов или эталонов.

В качестве особого метода исследования интроспекция была обоснована в работах Рене Декарта, который высоко оценивал этот метод, указывая на ни с чем несравнимые, непосредственные возможности познания собственной душевной жизни с помощью такого подхода. Джон Локк разделил человеческий опыт на внутренний, касающийся деятельности нашего разума, и внешний, ориентированный на внешний мир, т.е. дифференцировал два потенциальных источника знаний: объекты внешнего мира и деятельность собственного ума. Для последней привлекаются : мышление, сомнение, вера, рассуждения, познание, желания, особое внутреннее чувство, обозначаемое термином "рефлексия". Интроспекция или самонаблюдение (от лат. introspecto - смотреть внутрь) - метод психологического исследования, который заключается в наблюдении собственных психических процессов без использования каких-либо инструментов или эталонов. Интроспекция  метод углублённого исследования и познания человеком моментов собственной активности: отдельных мыслей, образов, чувств, переживаний, актов мышления как деятельности разума, структурирующего сознание и тому подобного.

Человек может быть счастлив в объёме сотен ипостасей жизненного успеха. Иметь и то, и другое, и тридцать второе. А вот с какой-то на первый чисто практический взгляд мелкой мелочью у человека может сложиться не так, как он бы желал. И человек этот становится несчастным, опровергая Гегеля тем, что есть такое качество, которое с гомерической силой плевало на количество, от него никак не зависит, сколько не плачь, легче никак не становится. Что-то одно, на первый взгляд незначительное не сложилось и вся жизнь не сложилась. И здесь есть одно противоядие от этого несчастья. Это противоядие - тонкость наблюдения, умение поймать момент зарождения нежелаемого, когда в самый раз от него избавляться. Это в особенности относится и к социологическим проблемам, и к проблемам со здоровьем. Психика человека устроена таким образом, чтобы максимально защищать своего владельца от стресса, от лишних переживаний. И это сидящее в человеке виртуальное желание избежать стресса (часто это можно назвать слабоволием) почти всегда приводит к ещё большим проблемам.

Артур Шопенгауэр прекрасно выразился по проблеме здоровья: "Девять десятых нашего счастья основано на здоровьи. При нем все становится источником наслаждения,тогда как без него решительно никакое внешнее благо не может доставить удовольствия, даже субъективные блага: качества ума, души, темперамента при болезненном состоянии ослабевают и замирают!" Повышенная забота о своём здоровьи, называемая ипохондрией, иногда выходит далеко за пределы нормальной реакции на проявления каких-то нездоровых отклонениях от привычной нормы. Но в норме ипохондрия - это проявление здоровой интроспекции. Никакой врач не в состоянии, используя все возможные анализы, понять начало будущих неприятностей так, как это может умный человек, научившийся искусству самоанализа.

Меня часто просят дать описание наиболее правильного режима приёма витаминов с целью профилактики заболеваний. Витаминология - страшная беда для лечебной медицины. Она отнимает у врачей заработок, содействуя профилактике заболеваний. По этой причине подавляющее большинство публикаций в интернете о витаминах представляет собой намеренное, жульническое враньё. Например витамины В1 и В2, тиамин и рибофлавин совершенно нетоксичны. Их можно есть ложками. Википедия и другие "солидные" издания сообщают, что дневные дозы тиамина и рибофлавина равны полутора с десятыми долями миллиграмма витаминов. Купить же можно от 50 до 500мг этих витаминов. 1.3 десятых миллиграмма рибофлавина приобрести абсолютно невозможно, невозможно даже отделить от купленной таблетки такую дозу. Для чего же эти вредители обманывают простой народ? Ведь для того, чтобы съесть декларируемую врагами человечества дневную дозу рибофлавина, нужно "оприходовать" 400г сыра (и получить гипертонический криз) или 7-8 штук куриных яиц. Всё это выглядит форменным цирком и гомерическим враньём. Полтора миллиграма рибофлавина не почувствует даже воробушек. На самом же деле всё эти "рекомендации" не могут не находиться в тесной связи с большим желанием опозорить возможности применения витаминов.

Так вот, встаёт вопрос о том, как мы дошли до жизни такой, что нас дурят подонки? Всё произошло потому, что люди не привыкли вгрызаться в мелкие мелочи, с которых начинаются их неприятности. Человек, который находится в ладах с интроспекцией прекрасно понимает, что мелочей на свете не бывает. Он очень быстро учится различать жуликов, которые на нём наживаются. Он может вопреки вранью, например, принять 200-300мг рибофлавина и посмотреть, что из его болезненных проявлений исчезнет. Но, к сожалению, большинство людей обладает психикой, которая не доверяет своим возможностям приобретать самостоятельно знания, стоящие намного выше того, что им пытаются внедрить корыстное жульё. С цивилизационным прогрессом, с ростом доступа людей к информации происходит странная тенденция снижения уровня персональной способности к интроспекции за счёт пропорционального роста доверия к нивесть откуда взявшемуся давлению жулья и профессоров-недоучек.

Я в последние десять лет активно занимаюсь популяризацией медицинских знаний, знаний в области витаминологии, являющейся в настоящее время застойной зоной очень важной медицинской отрасли знаний. Я имею множество откровенных персональных контактов, и моё ощущение заключается в том, что люди становятся всё более и более подверженными действию генетических носителей непорядочности. Противоядие нельзя приобрести. Оно потенциально присутствует у каждого из нас, оно - в ИНТРОСПЕКЦИИ!


https://systemity.wordpress.com/2021/02/27/220/

роза красная морда большая

Уверенность в себе

Никто не станет возражать против того, что психология - очень сложная наука. Тем более, если учесть тот факт, что психология никак не может относиться к разряду научного знания, о чём я не устаю фиксировать внимание моих читателей. Психологией принято называть науку, изучающую процессы и закономерности психической деятельности. Любая наука обладает формулируемым фундаментом. Если нет возможности чётко сформулировать фундамент того или иного направления исследований, то такое направление, исходя из тривиальной логики, просто невозможно именовать наукой. Психическая деятельность человека квалифицируется в интервале от психической нормы до психопатологии явной, выпирающей или скрытой и мало на первый взгляд понятной, требующей для обнаружения нетривиальных исследовательских усилий. Известно большое разнообразие серийных убийц, которые до обнаружения их страшной психической патологии выглядели абсолютно психически нормальными. Но вся беда психологии и психиатрии в том, что в этих областях знания отсутствует ясное определение того, чем отличается психическая норма от психической патологии. Такое определение полностью отсутствует. Есть несколько примеров словоблудия на этот счёт, но научное формулирование этого феномена отсутствует (https://systemity.wordpress.com/2020/10/21/psychopathology-and-urology/).

Всё это я клоню к тому, что психология не является научным знанием. Психология представляет собой огромное разнообразией описаний всего того, что сопровождает психическую деятельность человека, пытается разделить это многообразие психической деятельности на некоторые понятные компартменты и - самое смешное - объяснять причины проявления тех или видов психической деятельности. Зигмунд Фрейд в своих комично в наше время выглядящих расшифровках сна неизменнно крепко опирался на половые органы. "Медуза" пишет (https://meduza.io/feature/2018/05/06/chto-takoe-ogovorki-po-freydu-i-kak-voobsche-ustroen-psihoanaliz): "Фрейд настолько известен, что даже те, кто не читал ни одной его статьи, знают про «оговорки по Фрейду» и любят его вспомнить, если видят банан или другой предмет подобной формы". Фрейд придумал психоанализ, вытеснение в подкорку... Карл Юнг не разделял представление Фрейда о том, что поведение человека продиктовано лишь опытом прошлого. Он считал, что будущие устремления тоже играют весомую роль. Работы Юнга лежат в основе большинства современных психологических теорий и концепций. Например, он ввёл в оборот такие общеизвестные сегодня термины, как "архетипы личности" и "коллективное бессознательное".

Можно привести длинный список людей, вошедших в психологию, обнаружив что-то, чего другие психологи раньше не замечали, и по этой причине оставивших свой след в анналах психологии. Всё это демонстрирует основательное сходство психологии с живописью, представляющей собой наиболее популярный и прославленный в европейской культуре вид изобразительного искусства. Если в живописи произведения создаются с помощью красок, наносимых на какую-либо твёрдую поверхность, то в психологии произведения создаются путём наблюдений над многообразием проявлений психической деятельности человека, постановкой их в причино-следственные цепи и нанесении этих находок на твёрдую поверхность человеческого непонимания себя. В живописи присутствуют огромное количество стилей от петрографии до модернизма. И если чегодня барокко немодно, то этот стиль оставил свой неизгладимый след в истории искусства и за эти произведения платят огромные деньги. То же самое в психологии. Это в основном собрание художественных произведений человеческого ума, соединённых в имитацию науки.


Для тех, кто сомневается в справедливости моего взгляда на психологию, я приведу всего лишь один пример того, насколько всё зыбко и неустойчиво в мире психологического освоения действительности. Эта зыбкость и неустойчивость являются основой профессиональных заработков психологов и что-то здесь сильно изменить не удастся. Я это пишу на основе субъективного взгляда на вещи, поскольку моя теория психоиммунитета позволяет при её консолидированном использовании в психиатрии и психологии превратить ту и другую в истинные отрасли научного знания. Но это не может произойти. Так же, как не может быть признана моя теория происхождения жизни на Земле (обо всё этом я писал на моём сайте в https://wordpress.com/view/systemity.wordpress.com), поскольку могут рухнуть очень многие бизнесы.

Я думаю, что немногие будут возражать против моего утверждения о том, что уверенность в себе является одним из главнейших показателей психики человека и его поведения. В психологии много написано по теме уверенности в себе. Приведу высказывание на этот счёт профессионального, обильно остепенённого психолога Н.И. Козлова (https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%9A%D0%BE%D0%B7%D0%BB%D0%BE%D0%B2,_%D0%9D%D0%B8%D0%BA%D0%BE%D0%BB%D0%B0%D0%B9_%D0%98%D0%B2%D0%B0%D0%BD%D0%BE%D0%B2%D0%B8%D1%87): "Уверенность в себе имеет три основные стороны. Это
чувство уверенности (внутреннее ощущение силы, права и правоты), это уверенное поведение, демонстрирующее силу и характерное для людей с сильной позицией, и это решительность (уверенное принятие и определенность в решениях, решимость).
Когда о своей уверенности говорят женщины, они обычно имеют в виду чувство уверенности, ощущение уверенности. Когда о своей уверенности говорят мужчины, они чаще имеют в виду свое поведение." (https://www.psychologos.ru/articles/view/uverennost-v-sebe). Из этих ни о чём не говорящих описаний вытекает, например, что такие психопаты, как Сталин и Гитлер были уверены в себе. И получается, что, будучи уверенными в себе, они убивали миллионы людей, которых подозревали в наличии лишь потенциальной, а в реальности нереальной угрозе своему могуществу.

Вопреки принятым в психологии взглядам на уверенность в себе, я приведу своё определение уверенности в себе и уверен, что многие со мною согласятся. Уверенность в себе лучше всего демонстрируется полным осутствием агрессии человека по отношению к тем, кто проявляет к нему непровоцированное им агрессивное отношение. Разумеется, что это не относится к проявлению агрессивных действий. Такая непровоцированная агрессия - явление очень распространённое. Одна из причин - это тривиальная зависть и комплекс неполноценности. У уверенного в себе человека не возникает злоба по отношению к агрессантам. Его чувства колеблются между удивлением и снисходительностью, между горечью и юмористическим восприятием непровоцированной агрессии. Причиной увереннгости в себе является особое состояния органа, составляющего часть нашей мыслительной активности и корректирующего возможность использования поступающей информации (
https://www.proza.ru/2019/12/08/191, https://www.proza.ru/2019/12/08/195, https://www.proza.ru/2019/12/08/197).  Читатель может возразить, что уверенность в себе должна неизменно сопровождать психотип дебила. И он будет прав. Но пока ещё дебилы, среди которых становится всё больше активных, составляю небольшую часть человечества.



https://systemity.wordpress.com/2021/02/22/212/

роза красная морда большая

Психологический дискомфорт

- Стояли ли когда-то перед Вами задачи совершенно личного плана, на выполение которых у Вас не хватило способностей?
- Стояли и не раз.
- Можете рассказать хотя бы об одном случае?
- В старших классах школы у меня был товарищ. Он меня непритворно любил, очень любил общаться со мной. Жили мы недалеко друг от друга и часто бывали друг у друга в гостях. Это был очень мягкий и воспитанный человек из очень хорошей семьи. Всё было бы хорошо, но у него была непонятная мне слабость: он хотел быть умнее меня...
- И что? Это требовало от Вас каких-то действий?
- Это всё очень трудно объяснять, но это так. Ему нужно было быть умнее меня. И всё. У меня всегда нацело отсутствовало желание быть умнее кого-то. Нацело. Мне это просто не нужно, мне это совершенно ни к чему, а ему почему-то было чрезвычайно нужно. Наверняка он об этом своём желании и не подозревал, наверняка ничего не понимал, но это почему-то такое необычное желание было написано на его лице вместе с любовью ко мне.
- Ну и что? В этом было для Вас какое-то неудобство?
- Огромное! Я делал всё, чтобы он считал меня глупее его, но он не верил. Я не могу Вам описать, как я старался быть ниже среднего, а товарищ мой вообще-то был выше среднего. У меня ничего не получалось. Это было то, что я называю психологическим дискомфортом. Такое бывает не со всеми. Есть люди, которые обладают, как я привык называть, дробной психикой. У них отдельные компартменты психического статуса функционируют как бы независимо. Есть другой сорт людей, у которых в душе всё связано со всем. Наверное я принадлежу к этой категории людей. Видимо, в какие-то моменты я забывал притворяться, не замечая этого и от этого незамечания видимо и происходил психололгических дискомфорт. У меня перестали работать нервы, которые никогда меня не подводили. Всё это невероятно изматывало. Я привык жить свободно, себя не ограничивая, но в данном случае, в общении с товарищем я стал ощущать невероятную нагрузку.
- И что?
- Однажды я воспользовался подвернувшейся случайностью и "поссорился" с ним навсегда. Встретились мы с ним через очень много лет в Ленинской библиотеке. Но это уже другая история...
- Если не секрет, каким поводом Вы воспользовались?
- В школе, где я учился, временно обучались дети циркачей. Родители приезжали на гастроли, а их дети временно посещали нашу школу. Появился такой сын циркачей-акробатов, с которым впоследствие мы очень подружились. Мой товарищ познакомился с этим мальчиком. Они в перемену прогуливались по колидору. Тут появился я. Мой товарищ, увидев меня взял из бочки с землёй, в которой росла пальма, комочек земли и бросил в меня. Я эту дурость могу объяснить, а он - вряд ли.
- А как Вы это объясните?
- Избавьте меня от объяснения, ради Бога, это сложно и нудно...
- Это был такой единственный случай в Вашей жизни?
- Нет, но это было неконтролируемое сочетание проявления факта моего доминирования с демонстрацией активного нежелания такого доминирования. Это в самом примитивном изложении. Я привёл пример психологического дискомфорта, причина которого обычно не осознаётся, а сам дискомфорт осознаётся очень расплывчато. Но подобный психологический дискомфорт в жизни человека явление очень распространённое...



https://systemity.wordpress.com/2021/01/30/192/


роза красная морда большая

Антиподы

Один испытывает удовлетворение от того, что окружающим стало наконец-то понятно, что он был прав. Другой испытывает чувство горечи от того, что окружающим стало наконец-то понятно, что он был прав. Тот и другой - люди абсолютно разные, антиподы...

роза красная морда большая

Деление на экстравертов-интровертов справедливо для всего живого

Всю жизнь меня тянет думать преимущественно своими мозгами и обычно очень мало интересует то, что думают другие. Правда, за исключением тех, с кем у меня установилась какая-то душевная общность. По отношению к этим людям мне доставляет удовольствие эту общность обнаруживать и поддерживать и очень нравится термин "конгруэнтность" в приложении к явлениям психического характера. Конгруэнтность с фрагментами души других людей - ситуация крайне редкая для глубоко, отстранённо чувствующих и самодостаточных.

Но есть такие, которых тянет на конгруэнтность со всем миром, потенциально - с каждым прохожим, есть такие, у которых психическая энергия постоянно нацелена на взаимодействие с социальным окружением для приведения этого окружения в правильный по их мнению вид или для присоединения к правитльной социальной конструкции: собрать всех в группу единомышленников, что-то запретить, например, курение или аборты, поучаствовать в любого вида демонстрации, революции, выразить любовь верховному главнокомандующему, который держит их за горло, найти и защитить угнетённых, включая тех, кто по-зверски угнетает и до конца жизни обречён угнетать самого себя. Таких конгруэнтно-озабоченных становится всё больше и больше, и я здесь попытаюсь объяснить почему именно, использовав для этого аналогии с животным миром.

Мне всю мою жизнь было очень удобно мыслить альтернативными категориями. Настолько удобно, что я так и не научился как-то маскировать эту неудобную манеру всё делить на плюсы и минусы, на черное и белое, на морально доступное и морально недоступное, на то что вкусно, а на что даже в состоянии сильного голода не стоит глядеть, не то, чтобы руку к нему тянуть. Я никогда не боялся того, что меня не поймут, поэтому всю жизнь старался называть вещи своими именами. Для меня, например, любой верующий в Бога, представляет собой слегка или сильно больного на голову. Как, например, бывают клептоманы по-мелкому, которые клептоманируют для гармонии со своей клептоманской душой и не сильно мешают окружающему их социуму, а бывают клептоманы по-крупному, которых ловят, иногда бьют, иногда изолируют в психушках.

К тем, которые фанатизируют на почве усиленных форм религиозного слабоумия, я отношусь крайне плохо и даже агрессивно, зная, что лечить их уже бесполезно. К тем, которые по разным причинам свой душевный и духовный вакуум вынужденно заполняют бескрайнего объёма гипотезой по имени "Бог", я отношусь сочувственно и совершенно без агрессии. Ведь и у меня тоже немало приветов. Например, когда я вижу женщину, усыпанную татуировкой и утыканную железками, меня пробирает тошнота и я начинаю смотреть в сторону с риском споткнуться и сломать ногу или руку. Каждый человек вправе быть непохожим на другого при условии, что эта непохожесть не будет мешать другому быть похожим на себя.

Но при такой гипертрофированной независимости я всегда ощущал себя глубоко зависимым от многих гениев, которые стали мне духовно родными, несмотря на то, что давно ушли из жизни: например, Зигмунд Фрейд, который скончался 77 лет тому назад, и Карл Юнг, умерший 55 лет тому назад. Эти и другие гении органически включены в ткань моего мироощущения и я постоянно с ними дискутирую, иногда с возмущением, иногда с безмерным почтением. Фрейд начинил мои мозги твёрдой верой в репрессию, в вытеснение в подкорку. Карл Юнг наделил меня пониманием различий между экстравертами и интровертами, понятием комплексов и архетипов. Мой атеистический взгляд на различные формы религиозности с ранних лет подпитывался идеями Юнга. Юнг на вопрос журналиста: "Верите ли вы в Бога?" за два года до смерти ответил: "У меня нет необходимости верить в Бога. Я знаю Его".  Я тоже знаю Бога, но мне вовсе не мешает то, что мы с Юнгом знаем Бога по-разному.

Как бы человек не выпендривался, как бы не стремился быть незвисимым в своём миросозерцании и мироощущении, он не может обойтись без гениальных мыслей, высказанных до него. Но это вовсе не значит, что он должен принимать в целостности то, что создали до него гениальные люди. Продукты гениальной мыслительной активности ценятся именно возможностью вступления с ними в плодотворное дискуссионное противостояние. В этом сокровенном качестве заключается роль гениев в развитии и совершенствовании человеческого знания. С круглым дураком спорить не о чём. Изучая заблуждения гениальных людей, получаешь огромный стимул к поумнению. Например, огромную активность проявляли и Фрейд, и Юнг в интерпретации феномена человеческого сновидения. С моей точки зрения ни тот, ни другой ничего не понимали в физиолого-биохимической  основе феномена сновидения, свойственного человеку и всем высшим животным. Как, впрочем, и многочисленные современные сомнологи. Но они гениально заблуждались, а способность гениально заблуждаться дана лишь блестящим одиночкам.

Здесь я хотел бы высказаться относительно деления Юнгом людей на экстравертов и интровертов. С моей точки зрения многочисленные определения этих понятий, с которыми без труда можно ознакомиться на просторах интернета, включая те исходные определения, которые даны Карлом Юнгом, не очень точно отражают смысл понятий, введённых им самим. В своей книге «Психологические типы» Юнг приводил возможное биологическое объяснение. Он говорил, что есть два способа приспособления к окружающей среде у животных: неограниченное размножение при подавленном защитном механизме (как у блох, кроликов, вшей) и немногочисленное потомство при великолепных защитных механизмах (как у слонов, ежей и большинства крупных млекопитающих). Человечество состоит из одного вида и глядя на конкретного хомо сапиенса трудно сходу определить его способность и страсть к размножению. Но ход мыслей Карла Юнга в его время был исключительно рациональным, о чём я буду писать ниже подробно. Таким образом, в природе существует две возможности взаимодействия с окружающей средой: вы можете защищаться от неё, строя свою жизнь максимально независимо (интроверсия), или можете устремиться во внешний мир, преодолевая трудности и завоёвывая его (экстраверсия).

Позволю себе не согласиться со всеми определениями экстраверсии и интроверсии, включая исходное юнговское. По Юнгу для экстраверта внешние события оцениваются на уровне сознания как максимально важные. Интроверт, напротив, придает значение лишь субъективной реакции на события внешнего мира. Интроверт, гонимый чувством страха, вытолкнут во внешний мир. Поскольку по Юнгу "чистых типов" в природе нет, в каждом из нас присутствуют одновременно механизмы интроверсии и экстраверсии, но факт преобладания одного над другим дает основание определить тип индивида.

Я считаю, что на психофизиологическом уровне интровертом можно считать человека, который помимо жены/мужа всю свою жизнь живёт с бритвой Оккама. (Бритва Оккама - методологический принцип, получивший название от имени английского монаха-францисканца, философа-номиналиста Уильяма Оккама (1285—1349). В кратком виде он гласит: "Не следует множить сущее без необходимости" либо "Не следует привлекать новые сущности без крайней на то необходимости".) Свойством психики интроверта в качестве давлеющего признака является не страх и не что-либо иное, что обычно подчёркивается в руководствах по психологии, а агрессивное отсутствие потребности дублировать хорошее. Т.е. попросту - экономность, даже просто ленивость в стремлении приобретения жизненных благ при наличии удовлетворения условиями жизнеобеспечения. Интроверт - это человек, свято верящий в то, что от добра добра не ищут, поэтому он и принадлежит к числу людей, мечтающих о чём-то одном, конкретном, а не к числу людей, желающих испытать и приобрести всё, до чего можно дотянуться.

При всех, однако, вариантах интерпретации понятия интроверсии ни у кого не возникает сомнений в том, что интроверт плохо сочетается с казарменной идеологией, лениво братается с социально активной массой и участвует в революциях-демонстрациях лишь под страхом необратимого нарушения привычного образа жизни, в отличие от экстравертов, которые различного рода социальные эксцессы воспринимают как бесплатную раздачу живой воды. Участвуя под влиянием страха в преобразовании социальной среды, интроверт обычно намного бесстрашнее экстраверта, его бесстрашие основано на холодном расчёте, а не на эмоциональном подогреве конгруэнтно активной толпой.

В последние пару десятилетий мы становимся свидетелями странного явления. Создаётся впечатление, что доля экстравертов в обществе непрерывно возрастает. Подсчитать соотношение экстравертов к интровертам невозможно. Имеются соответствующие психологические тесты, но они представляют собой изделия полушарлатанского характера (У вас завал на работе – продохнуть некогда. А коллега постоянно отвлекает рассказами о своей личной жизни и прочих неурядицах: 1) Вы прямо говорите, что вам некогда; 2) Вам неловко его/ее прервать; 3) Вы слушаете его/ее, не особенно концентрируясь на сути того, что говорится; 4) Вы считаете, что важно выслушать человека, который в этом нуждается. Работа подождет...) Соотношение экстравертов и интровертов в обществе определить нельзя. Зато это соотношение и динамику его изменения можно ощутить. Тем более, что явно выраженное помутнение под влиянием прямых телевизионных инъекций в мозг свойственно никак не интровертам, а является особенностью функционирования психики экстравертов.

Если дела с сотношением этих двух психотипов обстоят именно таким образом и это - не обман зрения, то из этого обстоятельства вытекает одно следствие и набухает один очень большой вопрос. Следствие заключается в том, что Карл Юнг был прав и интроверсия с экстроверсией являются понятиями относительными. Из этого следствия вытекают два варианта: или в наше супериндустриальное время больше рождается экстравертов, или существует феномен взаимного перехода психотипов. Соответственно, очень большой вопрос возникает в плане понимания механизмов этих превращений и тогда, как при любом виде изменения психического статуса личности, возникает проблема с установлением границ нормы и начала патологии. Однако во всех случаях мне становится ясным, что со своими альтернативными подходами я, видимо, сильно перегнул палку и деление строго на интровертов и экстравертов не совсем или совсем неверное.

Если вам насильно впарывают последние новости или настойчиво пытаются облегчить жизнь, поставляя на ваш компьютер то, чего вы не просили, если вам внушают, что эти конкретные трусы принадлежат мисс Вселенной, а ваш социальный капитал - не бред собачий, а очень правильная вещь, без которой вы будете чувствовать себя обездоленным, если за вами гоняются с раком лёгких от курения (вот здесь: http://systemity.livejournal.com/3173152.html), требуют извинения за рабовладельцев, населявших вашу страну пару сотен лет тому назад, если в областях, с которыми вы так или иначе соприкасаетесь, постоянно что-то меняют, как правило, с ухудшением того, что ранее было, и т.д. и т.п., то всё это, как правило, делают экстраверты по собственному желанию и с удовольствием и интроверты - под давлением обстоятельств. Весьма непростой вопрос в том, почему одним эти действия доставляют удовольствие, в то время как для других это  - своего рода пытки, которые они переносят для того, чтобы слишком не выделяться своими белыми перьями среди ворон черного окраса?

Ответ на этот непростой вопрос дать весьма и весьма непросто. Начнём с моего упоминания о том, что в своей книге "Психологические типы" Юнг обратил внимание на то, что существуют два вида приспособления к окружающей среде у животных: неограниченное размножение при подавленном защитном механизме (как у блох, кроликов, вшей) и немногочисленное потомство при великолепных защитных механизмах (как у слонов, ежей и большинства крупных млекопитающих). Книга Карла Юнга "Психологические типы" была издана на немецком языке в 1921 году, после восьми лет, в течение которых Юнг, публиковал очень мало. Он назвал ее: "плодом работы почти двадцати лет в области практической психологии". В этой книге Юнг на полстолетия опередил учёных экологов, разработавших теорию r/K-отбора.

Теория r/K-отбора представляет собой попытку на количественной основе разграничить две различные природные стратегии размножения живых организмов, которые при определённых обстоятельствах обеспечивают оптимальную численность для данного вида. Теория была разработана двумя американскими экологами Робертом МакАртуром и Эдвардом Уилсоном, и изложена ими в 1967 году в работе "Теория островной биогеографии". Ими было использовано уравнение Пьера Ферхюльста (1804 - 1849), бельгийского математика, известного работами в области моделирования численности населения. Уравнение Ферхюльста содержит две константы. Константа "r" соответствует предельной скорости роста популяции и представляет собой коэффициент размножения популяции. Константа "К" соответствует т.н. переносимому объёму, который соответствует предельной численности или плотности численности популяции, при которой популяция ещё может существовать в равновесии с биотой.

Организмы, придерживающиеся r-стратегии (так называемые «оппортунистические»), стремятся к максимально возможной скорости роста численности. Потомство таких видов с большой долей вероятности не доживает до зрелого возраста. Организмы, придерживающиеся K-стратегии ("равновесные"), наоборот, находятся в состоянии равновесия со своими ресурсами и воспроизводят относительно мало, однако стремятся вложить в потомство как можно больше. Например, северный гладкий кит с единственным детёнышем является типичным примером стратегии "K", для которой характерны небольшое потомство, продолжительная беременность, долгий период ухаживания за детьми и относительно позднее достижение половой зрелости. А вот размножение грызунов происходит по стратегии "r", которая характеризуется большим потомством и быстрым развитием на всех стадиях жизни.

Поскольку речь идёт о популяциях живых существ, то не стоит надеяться на точно количественное описание всех возможных экологических вариантов, но ценность теории r/K-отбора безусловна и очевидна. В стабильном и предсказуемом окружении превалирует К-отбор, который характеризуется максимально возможным использованием ограниченных источников жизнеобеспечения. При r-отборе размер популяции может быстро разрастаться, в то время, как при К-отборе размер популяции, как правило, стабилен. r-Отбор характерен для бактерий, насекомых, сорняков, грызунов малого размера и т.д. К-Отбор характерен для таких крупных животных, как слоны, киты и т.д., для человекообразных обезьян и человека. Смешанный rK-отбор характерен, например, для деревьев, которые медленно растут, но одноразово производят огромное количество плодов, из которых могут вырасти новые деревья.

Идея о двух альтернативных способах популяционного поведения, высказанная Юнгом и выраженная в теории r/K-отбора, хорошо может быть проиллюстрирована на сильно отличающихся между собой группах живых существ. А как можно было бы применить эту теорию для человеческой популяции, состоящей из одного вида? Ведь всем хорошо известно, что коэффициент фертильности или коэффициент суммарной рождаемости, представляющий собой среднее число рождений на одну женщину, для различных государств заметно отличается, хотя в последние годы эти различия закономерно снижаются. Так, например, коэффициент фертильности сократился в мире с 4,95 рождений на женщину в первой половине 1960-х годов до 2,61 в 2008 году. Однако и до сих пор различия между популяционными группами Земли сохраняются весьма существенные. Например, по состоянию на 2015 год самый высокий суммарный коэффициент рождаемости в мире отмечен в Нигере - 6,76, а самый низкий в Сингапуре 0,81, т.е. в восемь с лишним раз меньший.

Несложно продемонстрировать, что коэффициент фертильности обратно пропорционален доходу государства в пересчёте на душу населения. Так в 2015 году эта цифра для Сигапура составляла около 53 тысяч долларов, в то время как для Нигера - в 130 раз меньшую сумму. Примерно такие же соотношения мы наблюдаем по всем государствам мира. Некоторые отклонения наблюдаются лишь для государств богатых залежами нефти и газа, но в общем закономерность сохраняется, что прямо указывает нам на тот факт, что закономерности r/K-отбора, в той или иной степени характерные для всего живого, наблюдаются и для популяции людей. Стратегия r-отбора коррелирует с бедностью, с малограмотностью, с религиозным фанатизмом и т.п.

Ранее в серии демографических работ (http://systemity.livejournal.com/43429.html, http://systemity.livejournal.com/45171.html ) я использовал элементы теории r/K-отбора для интерпретации популяционных пирамид. Боже сохрани, если кому-то придёт в голову, что я пытался сравнивать какие-то нации с сорняками, со слонами, с крысами. Речь идёт всего лишь о реакции человеческой популяции на изменяющиеся условия внешней среды. Это - или подобие К-отбора, что проявляется в экономной трате доступных продуктов, максимально продуманном распределении их между членами популяции по мере потребности, что самым тесным образом коррелирует с тщательным обдумыванием и целесообразности брака, и целесообразности детопроизводства, заботе о детях, появление каждого из которых в семье - факт экстраординарный, связанный с ограничением потребностей других членов семьи. Но это может быть и подобием r-отбора, выражающемся в превалировании стремления создать как можно больше себе подобных с целью получения определенных преимуществ, которые даёт большая семья. Как бы сильно родители не любили своих детей, как бы тщательно они не заботились о них, само собой понятно, что при r-отборе, как правило, реальная эффективность заботы будет ниже, чем при К-отборе.

Мною были рассчитаны две модельные популяционные пирамиды для 220 стран мира по состоянию на 2000 год. В качестве модели К-отбора популяционная пирамида включала в себя равные концентрации для всех когорт, как для стариков, так и для новорождённых. То есть смертность в этом случае не зависела от возраста. Для r-отбора модельная популяционная пирамида строилась таким образом, чтобы концентрация каждой когорты была на определенный процент ниже когорты предшествующего ей возрастного интервала (коэффициент убывания или коэффициент смертности). Затем с помощью ранее запатентованного мною метода, названного "инфотиристором" (L. Andreev and M. Andreev. Method and computer-based sysytem for non-probabalistic hypothesis generation and verification. U.S. Patent 7,062,508 (2006)), определялись коэффициенты несходства (dissimilarity coefficients) между популяционными пирамидами каждой из 220 стран и модельными К- и r-пирамидами.

Оказалось, что коэффициенты несходства r- и К-моделей с популяционными пирамидами 220 стран связаны друг с другом чёткой линейной зависимостью. Наилучшей корреляции соответствовал коэффициент убывания (смертности), равный 30%. В дальнейшем для оценки степени преобладания К-отбора использовались dissimilarity coefficients популяционных пирамид с r-моделью, которые в дальнейшем обозначались как К-коэффициенты сходства с К-моделью популяционной пирамиды. Оказалось, что наибольшему значению К соответствует популяционная пирамида Монако, а наименьшему - Уганды. В дальнейшем К вычислялось в процентах: 100% для Монако и 0% для Уганды. На тот период времени (2000 год) доход на душу населения Уганды был в 323 раза меньше дохода на душу населения Монако.

Я здесь не останавливаюсь в деталях на результатах демографического исследования, поскольку цель этой статьи несколько иная. При желании некоторые результаты можно посмотреть здесь: http://systemity.livejournal.com/578627.html, http://systemity.livejournal.com/586026.html, https://systemity.wordpress.com/2020/12/12/148/. Нет никаких сомнений в том, что различные популяции планеты в той или иной степени подчиняются закономерностям r/K-отбора. На эти закономерности влияет география, экология, этнопсихика, религия, история. Всё это хорошо видно на приведённой мною в цитированных статьях карте. Главный же вопрос, заключается в том, как решаются закономерности r/K-отбора внутри человеческой популяции.

Вопрос о закономерностях r/K-отбора внутри человеческой популяции тесно связан с другим вопросом. Ведь в дикой природе, образно говоря, свято место пусто не бывает, т.е. за возможность жить всегда приходится бороться, что блохам, что львам. А что бы произошло, если бы животным не пришлось воевать за свою нишу в биосфере, если бы все живые существа могли бы получать необходимое количество еды и мирно существовали бы как на Ноевом Ковчеге? Хотя даже на Ноевом Ковчеге были проблемы с кормом. Я где-то читал, что существует легенда о том, что когда Ной не так быстро принёс обед льву, тот с такой силой ударил патриарха лапой, что он остался хромым на всю жизнь. Иными словами, что бы произошло, когда бы отпала необходимость в конкуренции между r-манерой и К-манерой поддержания популяционного статуса. Ответ на этот абстрактный вопрос дать невозможно, не понимая законы внутривидовой конкуренции. Ной, когда брал в свой ковчег по паре нечистых и по семи пар чистых животных, из-за того, что биологию тогда не преподавали, понятия не имел о внутривидовой конкуренции и о том, что у животных, как и у людей существуют стабильные психотипы.

Дело в том, что поведение животных направляется намного меньшим числом факторов, нежели поведение человека. Хорошо узнаваемые отдельные аспекты жизнедеятельности животных - поиск пищи, любовные взаимоотношения, забота о потомстве, охрана "родных и близких" - у людей трансформируется в огромное разнообразие нюансов поведения, конкретная направленность которых, как правило, трудно различима. По этой причине исходное психо-физическое разнообразие людей, проявляющееся под влиянием ситуативного многообразия факторов влияния в современных человеческих обществах, трансформируется в нечто, трудно верифицируемое с точки зрения исходных побуждающих мотивов. Отсюда многочисленные попытки сформулировать узнаваемые особенности психо-физиологического поведения, отсюда галеновские темпераменты, психоформы, акценты психотипов, соционика и многое другое, претендующее на роль средств узнавания и диагностики личности на фоне неисчислимого множества этих личностей. Юнговские психотипы тем и интересны, что позволяют, как говорится, зреть в корень.

Дело в том, что вектор направленности психофизической энергии у экстравертов и интровертов диаметрально различен. Интраверт в полной мере пользуется доставшимся ему от природы нейрофизиологическим богатством, он, как хороший баскетболист, в совершенстве может владеть техникой попадания мышления в корзину жизненной проблемы. Экстраверт же так активно и неосмотрительно может расходовать это доставшееся ему от природы богатство, тратя повышенные активность и внимание на то, что вокруг него происходит, что способен упустить момент, когда мозг начнёт выдавать ему немудрённые изделия, мало похожие на то, в чём он испытывал потребность.  Для интроверта же индивидуальный внутренний мир выше того, что происходит вокруг, он погружён во внутренний мир своих мыслей, чувств и опыта. Мотивацию интроверт черпает изнутри, его внимание преимущественно направлено внутрь, на самого себя, и он сам становится центром собственных интересов. Это обстоятельство играет очень важное значение в обстановке демократического слабоумия, которое неуклонно принимает всё более странные формы в современных обществах, где вектором разума и знания начинает выступать аморфная сила, представляемая массой избирателей с мозгом одного типа на всех.

Я давно интересуюсь вопросом внутривидовой психотипической дифференциации у высших животных. Литература на этот счёт в настоящее время существует довольно обширная. Я нашёл на этот счёт очень хорошую статью Максима Россо ("Черты личности у животных", http://polit.ru/article/2016/05/15/ps_animal_personality/), которую рекомендую всем прочитать. Он ориентировался на опубликованный месяц тому назад в журнале Science обзор Elizabeth Pennisi под названием "Сила личности" (http://science.sciencemag.org/content/352/6286/644). Максим Руссо лингвист, журналист, преподаватель древнегреческого языка, редактор телепрограмм. В его статье наличествует существенная часть того минимума, который необходимо знать каждому человеку об интеллекте и психике животных. Ведь до последнего времени даже некоторые зоопсихологи руководствовались исключительно слюнотечительными рефлексами нобелевского лауреата дедушки Павлова. В этом в первую голову виновата религия, которая в течение столетий отказывалась признавать наличие интеллекта у животных, поскольку при наличии у них интеллекта было бы непонятно, как они в своей жизни спокойно обходятся без Самого Главного. Поэтому им приписывали инстинкты, под которыми подразумевали примитивнейший способ думанья. Я приведу несколько цитат из обзора Максима Руссо.

"...Профессор Техасского университета Сэмюэл Гослинг (Samuel Gosling) вспоминает, что еще в 1990-е годы представления об индивидуальных различиях в темпераменте животных называли «глупыми, легкомысленными и свойственными только владельцам собак». Теперь же становится всё больше видов животных, для которых выявляется наличие двух «типов» особей. Одни оказываются активными и склонными к риску, другие же робкими. Много таких открытий принесли наблюдения за поведением птиц. Орнитологи заметили, что среди, например, больших синиц (Parus major) есть птицы, которые оживленно летают туда и сюда, исследуя каждый уголок леса, а есть и те, кто более пуглив и редко удаляется далеко от гнезда... Исследователи выработали методы количественной оценки индивидуальных различий в поведении животных, располагая их вдоль осей «робкий – смелый» и «агрессивный – неагрессивный» и применяя строгие статистические методы в оценке результатов. Также появились работы, в которых изучается генетическая основа личных черт животных." Эти два упомянутых типа особей должны что-то очень знакомое напоминать читающему эти строки?

Жюльен Кот (Julien Cote) из Тулузского университета девять лет назад обнаружил индивидуальные различия в поведении ящериц. "... В его эксперименте ящерицы содержались в естественной среде в 48 соединенных между собой загонах, размером десять на десять метров, огороженных сверху сеткой для защиты от птиц. Быстро обнаружилось, что и среди ящериц есть склонные к «социальной жизни», а есть убежденные одиночки, избегающие больших скоплений. Стремление одиночек уйти от сородичей порой приводило к тому, что они оказывались в других условиях обитания. В дикой природе эта тенденция могла бы со временем вызвать появление других поведенческих, а потом и физиологических отличий между ящерицами-домоседами и теми, кто любит уходить подальше." Не напоминают ли убеждённые одиночки интровертов?

"В течение многих лет Прюитт наблюдал за колониями (пауков вида) Anelosimus studiosus в штате Теннеси. Он смог выяснить, что поведенческие различия пауков определяют их роль в жизни коллектива. Более агрессивные и активные особи убивают добычу и сражаются с нападающими на колонию хищниками, более спокойные ремонтируют паутину и заботятся о личинках. Подобное разделение функций есть и у общественных насекомых, например, пчел или термитов, но у них роль каждого насекомого предопределена врожденной программой. У термитов особи, выполняющие функции солдат, строителей или фуражиров, даже отличаются строением тела. Пауки же внешне все одинаковые, однако каждый из них находит свойственную именно ему работу." У пауков, как и у людей особи различных психотипов по внешнему виду идентифицировать невозможно, но поведенческие черты ясно характеризуют психотип этих насекомых, хотя термин "психотип" применительно к насекомому вызовет протест у большинства биологов.

"... По данным Прюитта, соотношение пауков с различными типами поведения отличается в разных колониях. Там, где много насекомых, попадающих в сооруженную колонией паутину, появляется и много конкурентов – пауков других видов, которые претендуют на часть добычи. Поэтому в колониях, находящихся в местах с изобильной пищей, не менее 60 % пауков обладают боевым характером и способны дать отпор нахлебникам. Там, где добыча не столь изобильна и не вызывает набеги конкурентов, пауки ведут размеренный, малоподвижный образ жизни. Небольшое количество пищи способствует тому, чтобы они как можно экономнее расходовали энергию. Поэтому среди них гораздо больше спокойных пауков.

Чтобы проверить свои наблюдения, Прюитт с коллегами собрали множество пауков и перераспределили их по искусственным колониям, размещенным на проволочных сетках в листве деревьев. В этих экспериментальных колониях ученые варьировали соотношение активных и спокойных пауков, а также размещали их на территориях с разным количеством пищи. Как оказалось, выживали лишь те колонии, где пропорция поведенческих типов соответствовала оптимальной для местных ресурсов. Колонии с неправильным соотношением постепенно вымирали. В изобильных местах недостаток агрессивных пауков не позволял оборонять добычу, а в местах, где корма мало, слишком активные пауки быстро умирали от голода."



https://systemity.wordpress.com/2020/12/28/168/
роза красная морда большая

Мизантропия. Часть IV

Здесь я должен сделать некоторое отступление и кое-что разъяснить. Во-первых, я недаром начал цитировать подробности своей биографии. Ниже я покажу, что периодически оказывался в ещё более незавидной позиции, чем лукиановский Тимон, но мизантропом тимоновского плана не стал и объясню, почему не стал. Во-вторых, нельзя ни на минуту забывать о том, что человек слаб. Даже такой, как главный учёный секретарь академии наук большой страны, который всю жизнь исступлённо рвался к достижению высших ступеней карьеры и ничего кроме этого вокруг себя не признавал. Бывает, что люди берут на душу ситуативный грех по природной слабости и впоследствии жалеют об этом, а бывает, что люди рождаются с неотмываемым грехом и этим грехом всю жизнь даже гордятся. Всё обычно у таких людей начинается с отсутствия органа благодарности. Мне пришлось в жизни несколько раз непосредственно столкнуться с такого рода людьми (в политике ими хоть пруд пруди). Я этих людей относительно быстро идентифицирую, а если не очень тороплюсь это сделать, то исключительно для того, чтобы сделать это наверняка. Об одном таком генетическом подонке я написал подробный рассказ под названием "Гуманитарная месть" - https://proza.ru/2011/08/25/79, который я советую прочитать.

Месть в качестве вредящего действия, произведённого из побуждения покарать за реальную или мнимую несправедливость, причиненную ранее, а не в качестве действия, призванного оградить себя и своих близких от опасности, позорна и жалка. Принцип равного воздаяния за преступление, который в Ветхом Завете сформулирован как "око за око, зуб за зуб", является проявлением трусости самообмана, поскольку если человеку нанесли вред, то в первую (и лучше в последнюю) очередь он должен рассматривать себя в качестве причины, по которой было допущено нанесение ему вреда, поскольку ему не хватило ума, сноровки, жизненного опыта, а в редких случаях и желания для предотвращения этого вреда. А принятая в некоторых религиях (например, в христианстве) рекомендация отвечать добром на зло, оставляя право на месть только Богу, является ни чем иным, как ярко выраженным проявлением дебилизма. Одно дело, когда у тебя украли бумажник из заднего кармана твоих брюк, другое, если тебе пришлось непосредственно столкнуться с подонком, который не может не сеять вокруг себя обмана, неблагодарности, депрессии, психической увечности тем, кто ему доверился.

Г.К. Скрябин прекрасно знал, что чисто по-человечески я к нему отношусь очень хорошо. Я часто бывал у него в доме, дружил с его сыновьями, младшему недавно умершему академику Косте Скрябину в своё время помог сделать кандидатскую диссертацию. Но институт, в котором я работал и директором которого Скрябин был, как и весь научно-биологический центр Пущино на Оке, были созданы и построен исключительно с военными целями, а всеми своими успехами и регалиями Г.К. Скрябин был обязан скрупулёзному следованию указаний партии и правительства по использованию научного потенциала страны в подготовке к биологической войне. Его озверение по отношению ко мне было чисто ситуативным грехом и он нашёл в себе мужество это осознать. Когда у него не получилось с учёным советом, то он мою лабораторию, которой я на пользу ему и его институту, директором которого он был, руководил почти 20 лет, передал в отдел, в отдел, которым руководил физико-химически крайне малограмотный микробиолог будущий член-корреспондент  Л. Калакуцкий, которому своими новшествами в микробиологии я был просто не по зубам и которого это страшно бесило. Внутренне он меня быстро вознинавидел и воспринял передачу в свой отдел моей лаборатории как негласное указание со мной расправиться. Он с места в карьер стал под меня агрессивно подкапываться и больше дюжины работников моей лаборатории сразу же меня предали. Но Калакуцкий был далеко не единственным, которому я оказался не по зубам.

Я - натура истерическая и суетливая, но исключительно по мелким и лично поверхностным вопросам. По принципиальным вопросам, когда встаёт вопрос о необходимости пожертвовать моральными принципами, например, пожать руку моральному подонку, я мгновенно превращаюсь в неодушевлённый предмет с повышенным чувством юмора. Не могу сказать, что предательство сотрудников меня не угнетало, но всё это было достаточно терпимо. Вот моё руководительское бездействие было очевидно для института не очень терпимо. Кроме того для меня было совершенно очевидно, что здесь сработала скрябинская совесть. Он очень быстро, для меня неожиданно быстро издал приказ о назначении меня заведующим лабораторией, который по крайней мере на пять ближайших лет давал мне гарантию совершенно спокойного и блаженного существования. Однакомившись с приказом, я тут же подал заявление об увольнении. Ну, не мог же я продолжать руководить коллективом работников, которые так просто и легко в мгновение потеряли совесть и предали меня! Для увольнения потребовалось от меня немалое мужество, поскольку я был по профессии учёным и ничем другим в своей жизни никогда не занимался.

Примерно через полгода мне понадобилось найти одну статью в институтской библиотеке. Я помнил на какой полке располагался журнал, в котором эта статья была опубликована. В фойе института я внезапно увидел Скрябина. Он находился в стадии конечной кахексии. Это был скелет. У него был рак лёгких. Моё сердце сжалось. Для меня это была невыносимая картина. Я понял, что очень хорошо относился к этому человеку. Скрябин, случайно повернувшись, меня увидел. По его острому брошенному в мою сторону взгляду я понял, что его гадости по отношению ко мне были чисто ситуативным для него грехом, о котором он жалел. Для этого человека, остервенело посвятившего всю жизнь карьере и несомненно тайно, неосознанно восхищавшегося моим наплевательством на эту самую карьеру (https://proza.ru/2020/07/11/146 - https://proza.ru/2020/07/11/164), мой отказ от огромных благ работы на военную тематику был слишком сильным вызовом для того, чтобы сразу взять себя в руки. По отношению к этому человеку, из-за которого я вынужден был покинуть дело всей своей жизни, у меня нет ни малейших следов мизантропии.


https://systemity.wordpress.com/2020/12/16/154/
роза красная морда большая

Политкорректность как искусственная форма социального психоиммунитета. Часть II

Очень важно понимать, как человек подсознательно воспринимает цензурирующий блок своего мозга. Только очень редкие люди способны проанализировать сам факт блокировки части поступающей информации и специфику этой блокировки. Эти люди относятся к категории истинных мыслителей, способных увидеть себя со стороны. Нормально человек просто ощущает в себе подъём сил или депрессию, не понимая, откуда конкретно они исходят. Это самым непоследственным образом связано со способностью психики человека частично противостоять анатомически закрепленной в мозге цензурирующей структуре и даже в некоторой степени её корректировать. Но это, повторяю, явление очень редкое.

Одной из самых успешных и максимально приближенных к реальности классификаций человеческих характеров являются предложенные в 1921 году Карлом Юнгом понятия "интроверсия" и "экстраверсия". Он предложил определять интроверсию как поведенческий тип, характеризуемый направленностью жизненных сила на субъективное психическое содержание, то есть фокусирующий поведение на внутреннюю психическую активность, а экстраверсию как поведенческий тип, характеризуемый концентрацией интересов на внешних объектах, фокусирующий поведение на внешний мир. В дальнейшем на основе гениальной находки К. Юнга появлялось множество его углубителей (у Ленина есть работа под названием "Как Мартов углубил Плеханова"): трёхфакторная теория личности Ганса Айзенка, 16 факторов личности Рэймонда Кэттелла, Миннесотский многоаспектный личностный опросник, типология Майерс-Бриггс, но разделение людей на интровертов и экстравертов является фактором монументальным, выпирающим своей монументальностью из любых научных "углублений" этих понятий.

Бифуркация человеческих характеров на интровертов и экстравертов обычно резкая, без заметного количества переходных форм, на усиленном поиске которых зарабатывали научный авторитет многочисленные углубители К. Юнга. Надо отличать экстраверсию целенаправленную от экстраверсии харАктерной. Человек в подавляющем числе случаев не может полностью игнорировать окружающий его мир, поэтому интраверт очень часто по роду своей деятельности профессиональной и чисто человеческой не может не проявлять некоторые черты экстраверта. В этом смысле женщины резко отличаются от мужчин. Это - целевая, поверхностного типа экстраверсия. Женщина может сделать небольшую татуировку, чтобы не выглядеть белой вороной. Но покрытие тела рисунками - это не приверженность интроверта, как женского, так и мужского пола. ХарАктерные экстраверты легко узнаваемы. Это - необычные причёски, кольца в носу и ниже, татуировки, окраска волос в неприродные цвета, любовь к усиленной жестикуляции, лёгкая возбужданмость в толпе и т.п.

Нормальным путём цивилизационного прогресса является рождение идеи, затем осмысление способов её реализации, и только затем следует поступок, который идею реализует. Если представить себе, что первенство отдаётся осмыслению способа реализации или привлекательности поступка, нацеленных на привлечении к себе внимания окружения со вторичностью возникновения идеи на основе ассоциативной экстракции и преобразования ранее известного опыта, то легко понять пониженное качество пождежащих реализации идей. Акцент на способах реализации с целью выразить себя перед богами и людьми, намного древнее практики обдумывания и выдвижения идей, осуществляемой на индивидуальном уровне, путём внутренней психической активности. Для последнего не требуется протыкания ноздрей, раскраска тела, удлинения губ и других подобных практик, используемых дикими народами. По этой причине легко предположить, что цивилизационный прогресс не может быть связан с ростом экстраверсии, хотя экстраверсия содействует обогащению человека.

Понятно, что внешний мир качественно и количественно разнообразнее внутреннего, разнообразнее хаотично, вне какого-то объединяющего содержания. Человек, обладающий характером интраверта, привык прислушиваться к себе и разбираться в себе с детства. В этом процессе он не нуждается в руководящих указаниях. Экстраверт же в своих обычно плохо обузданных порывах показаться интересным и значительным всему своему случайному или стабильному окружению к использованию таких руководящих указания весьма и весьма расположен. Поэтому в детских садах, школах и университетах интроверты относительно устойчивы по отношению к воспитательным усилиям недоделанных представителей педагогической профессии, борцам с неравенством, работающим над уплощением извилин обучаемых ими детей и подростков, а экстраверты живо воспринимают внушаемые им правила жизни, слабоумные идеи всеобщего равенства и любви к исполнению команд. Всё это практически навечно застревает в цензурируемых центрах сознания этих жертв социалистического воспитания. Таким образом, извращённая педагогика воздействует в первую очередь на экстравертов, и практически не искривляет way of life интровертов. Она снижает у экстравертов уровень депрессивных расстройств, когда у них снижается возможность покривляться перед благодарной аудиторией.

Таким образом, центр сознания, блокирующий доступ к интеллектуальной обработке текущих событий, корректируемый левыми преподавателями в школах и университетах, у экстравертов несёт в себе моральное облегчение в реагировании на текущие события по готовым и усвоенным схемам и не несёт в себе позыва скорректировать его с целью более адекватного отношения к оценке текущих событий. У интравертов же внушаемые им экстраординарные схемы поведения не имеют особой ценности. Подавляющее число очумелых идиотов и идиоток, которых мы видели в последние 4 года на улицах и площадях Америки, - принадлежит к славной когорте экстравертов. Что касается чернокожести, то по понятным причинам у большинства обладателей этим сугубо внешним достоинством формирование цензурирующего центра сознания происходит очень специфически. Кроме того, следует учитывать, что у этой категории населения по понятным причинам процент экстравертов заметно повышенный.

Вопрос о том, насколько устойчив центр блокировки поступающей информации, чрезвычайно важен. Условием для модификации этого фактора влияния на сознание является степень дискомфорта, ощущаемого человеком под воздействием окружающей среды и влиянием социального окружения. Цензурирование левого толка, имеющее место в основном у экстравертов в общем случае может быть ослаблено лишь строгим соблюдением законности. Для того, чтобы понять, как возникает блокирующий центр мозга и как он может видоизменяться, нужно понимать, почему у человека и всех плацентарных животных существуют два полушария мозга. Приведу такой примитивный пример. Мы знаем, что после молнии бывает гром, но мы знаем также, что гром и молния бывают вместе, что они неразделимы. Эти два знания локализованы в отдельных полушариях каждое. Первое знание - это последовательность. Это - ассоциативное знание. Второе знание - это неразделимость явлений. Это - логическое знание. Может показаться, что это - одно и то же. Но это не так.

Существует такое явление, как синестезия. Это особый способ восприятия, когда некоторые состояния, явления, понятия и символы непроизвольно наделяются человеком дополнительными качествами: цветом, запахом, текстурой, вкусом, геометрической формой, звуковой тональностью или положением в пространстве. Синестезия и являлась объектом пристального научного внимания с конца XIX века, но интерес к этому явлению пропал в связи с тем, что никому так и не стало понятно природа её происхождения. Психологи и неврологи изучали синестезию не только по причине её привлекательности, но прежде всего для достижения лучшего понимания процесса познания и восприятия, который является общим как для синестетов, так и для обычных людей. Но это изучение так ничем не окончилось. Синестезия - явление абсолютно непонятное, а связано оно с двуполушарностью мозга и с двуполушарностью гиппокампа.

https://systemity.wordpress.com/2020/11/25/synesthesia/