Category: история

Category was added automatically. Read all entries about "история".

роза красная морда большая

Леонид Андреев. Непридуманные рассказы о животных

Real Sories About Pets Cover Small
Непридуманные рассказы о животных
Автор: Леонид Андреев
Цена $ 5.21
 ePub (eReader)

Рассказы о поведении, психике и интеллекте домашних животных

Часто можно слышать от людей, что животным не свойственна рассудочная деятельность. В книге
приведено более полусотни рассказов из жизни собак и кошек, в которых доказывается обратное.




роза красная морда большая

Британия умудрилась множественно нагадить цивилизации. Не только Зимбабве...

                                         https://www.eg.ru/society/469828/

                                    Англичанин, который создал ваххабизм и исламский терроризм


Только ли шпионскому мастерству учил арабов диверсант и археолог Лоуренс Аравийский? Эксперты по Ближнему Востоку предполагают,
что именно он вспомнил о доктрине «истинного ислама», которая сейчас является проблемой номер один для всего человечества.

Последователь тамплиеров

Томас Эдвард Лоуренс родился в 1888 году вне брака, поскольку его отец Томас Чэпман ушел из семьи к гувернантке Саре Мейден. Томас был вторым сыном из четверых детей, и всегда остро переживал, что он незаконнорожденный. К этому детскому комплексу добавился еще один. То ли после травмы, то ли от перенесенного инфекционного заболевания в подростковом возрасте он перестал расти. Его рост остановился на уровне 165 см – для Англии это достаточно мало.

Слабого, несимпатичного, замкнутого Томаса часто наказывали розгами, но он терпеливо переносил наказания и продолжал жить в своем мире, молча и отстаивая свою личную свободу. Он ненавидел школу, которая отрывала его от любимого занятия – изучения древних замков, чтения книг о крестовых походах и жизни рыцарей-тамплиеров, философия которых (обет бедности, преданное служение близким, послушание и т.д.) стала его идеалом. Его детские увлечения стали его профессией и призванием.

С 1910 по 1914 год он работал в качестве ассистента на предпринятых Британским музеем раскопках Хеттского города Кархемиш на реке Евфрат. Там, уже будучи студентом, Лоуренс получил огромный опыт по изучению нравов, религии, языка и быта арабов и бедуинов. После окончания университета он еще четыре года провел в Сирии на раскопках и в экспедициях. Но это была не только археологическая практика, поскольку с конца 1913 года мистер Лоуренс официально работает на английскую разведку. По заданию руководства, изучая историю Синайского полуострова, он наблюдал за военной активностью Турции на границе.

Эмир Динамит

В августе 1914 года началась Первая мировая война. Вместо ожидаемого Британией нейтралитета Турция объявила России войну. Лоуренса отправили в Египет. В декабре 1914-го в Каире началась его работа по созданию разведывательной сети. В 1915-м английский шпион Лоуренс стал военным советником принца Фейсала, который стал лидером освободительной войны объединенных арабских племен против Османской империи.

Заболев дизентерией в одном из лагерей мятежников, Лоуренс разработал собственную стратегию арабской войны. Поскольку бедуины больше проявляли себя в обороне, Лоуренс решил, что их настоящая война — это война партизанская. Лобовые атаки турецких гарнизонов в этой войне были обречены – в отличие от нарушения снабжения этих самых гарнизонов. С этого момента Лоуренс возглавил партизанскую компанию против Турции и сосредоточил в своих руках управление всеми денежными потоками из Британии для помощи восставшим.

Неуправляемых кочевников пришлось обучать не только элементарной дисциплине, но и навыкам шпионской деятельности. Необходимо было создать систему сбора секретной информации, научить будущих диверсантов владению легким огнестрельным оружием и подрывной работе. Совместно с Гербертом Гарлендом Лоуренс впервые на Ближнем Востоке начал массово применять взрывчатые вещества для ведения «скрытой войны». На собственном примере он показывал, как можно управляться со взрывчаткой, чтобы мосты и рельсы, к восторгу бедуинов, взлетали в небо. Благодаря этому искусству его называли эмир Динамит.

Поразить и исчезнуть

Чтобы легче было управлять своевольными и свободолюбивыми арабами, Лоуренс носил арабские одежды, лично участвовал в операциях. За свое пренебрежение к опасности, за готовность стойко переносить все лишения походной жизни Лоуренс снискал непререкаемый авторитет среди кочевников: заслужил право выносить и лично приводить в исполнение смертные приговоры своим людям.

Второй фронт, созданный Лоуренсом в тылу, сковывал силы противника, парализуя направление Дамаск – Медина. Железная дорога стала не только бесполезной, но и опасной для турок. Тактика «поразить и исчезнуть» привела к тому, что в конце освободительной арабской войны под контролем бедуинов было порядка 100 тыс. кв. км территории, в пассивной обороне находилось 600 тысяч турецких солдат. «Неджентельменская война» с такими минимальными потерями – на каждых двух убитых арабов приходилось триста мертвых турецких солдат – оказалась крайне эффективной.

                                                                              Картина Лоуренса Аравии от Августа Джона. 1 января 1919 года. Фото: Wikimedia.org
                                                                  Картина Лоуренса Аравии от Августа Джона. 1 января 1919 года. Фото: Wikimedia.org

Человек, у которого много золота

Взятие Акабы стало первым крупным успехом арабских партизанских отрядов, пусть оно и стоило Великобритании 200 тыс. фунтов стерлингов. Но бедуины никогда не знали и не интересовались размерами денежного потока, которым Лоуренс оплачивал их службу. Некоторые современники-арабы даже по прошествии десятков лет говорили, что Лоуренс – это «человек, у которого было золото». Немыслимые суммы, которые проходили через руки шпиона-наставника, изменили и внешний вид Лоуренса. Его арабские одежды были более роскошными, чем у принца Фейсала. Головной убор за 50 золотых гиней увеличивал его рост. Славе и популярности «Оренса» завидовали его британские коллеги.

После взятия Акабы Лоуренс в одиночку прошел сквозь пустынные и дикие турецкие территории в Суэц. Своим неожиданным появлением из пустыни он произвел сенсацию при генштабе английских войск. Там он сумел убедить руководство, что его партизаны-арабы готовы к захвату Палестины и Сирии, которое готовилось осенью 1917 года. Лоуренсу также удалось уговорить Фейсала стать генерал-лейтенантом британских вооруженных сил под командованием Эдмунда Элленби.

Об «истинном исламе» и гяурах

По мнению некоторых знатоков Ближнего Востока, именно Лоуренс подарил мусульманам тактику подрывной войны с использованием взрывных устройств. И, возможно, именно Лоуренсу пришла в голову идея сыграть на религиозных доктринах ислама и вспомнить учение проповедника Абдулла Ваххаба.

В XVIII веке Ваххаб проповедовал среди бедуинов Аравии идею «чистого», «истинного» ислама, а кто не являлся приверженцем этого направления и/или не следовал его аскетическим нормам, объявлялся «гяуром» и подлежал смерти. Благодаря этой идеологии восстание и объединение арабов против единоверцев – турок Османской империи – стало называться «джихадом» («священной войной»). Так что если бы Англия в свое время не поддержала объединение арабских племен против Турции (для того, кстати, чтобы отвлечь турок от русского и болгарского фронта), то о Ваххабе, возможно, никто бы никогда и не вспомнил.

Рыцарь забвения

Итогом войны, в которой английский офицер-разведчик вырос из своего небольшого роста до легендарного Лоуренса Аравийского, стал вероломный отказ Британии в предоставлении независимости арабским племенам. Принц Фейсал с проклятиями в адрес своего вчерашнего военного советника покинул лагерь британской армии. Лоуренс вернулся на родину и отказался от ордена Бани и рыцарского звания, поскольку считал, что результатом его миссии гордиться нельзя.

На посту советника по арабским делам министра колоний Уинстона Черчилля он пробыл всего несколько месяцев, а затем отказался от должности в правительстве. Он мог бы стать знаменитым дипломатом или преподавателем археологии в каком-нибудь университете. Он мог бы с большой вероятностью стать и королем Аравии с его фантастической популярностью в этой среде. Вместо этого он выбрал забвение.

Пренебрегая славой и даже избегая ее, он в 34 года пошел служить рядовым в армию под именем Джеймса Хьюма Росса. Но недолго ему удалось носить маску. «Лоуренса Аравийского» разоблачили – и пригласили для участия в свержении неугодного британцам Амануллы-хана в Афганистане. Затем он занимался подготовкой рейдов басмачей в СССР.

                                                                           Питер О'Тул в роли Лоуренса в фильме «Лоуренс Аравийский». Фото: Wikimedia.org
                                                                 Питер О'Тул в роли Лоуренса в фильме «Лоуренс Аравийский». Фото: Wikimedia.org
Вернувшись в Лондон, вчерашний покоритель пустыни написал несколько книг и страстно увлекся современной техникой – гидросамолетами. Для борьбы с депрессией он устраивал безумные гонки на мотоцикле. 13 мая 1935 года, не справившись с управлением, Томас Эдвардс Лоуренс Аравийский, эмир Динамит, Человек, у которого было много золота, разбился на мотоцикле.
роза красная морда большая

Лекция об Утёсове. В Одессе...

                    Дмитрий Быков: Шансон об Утесове

                                      https://sobesednik.ru/dmitriy-bykov/20210907-dmitrii-bykov-sanson-ob-utesove

                                                                              Текст был опубликован в ежемесячном издании "Собеседник+"

Почему Утесов? А что вы хотите, чтобы я говорил в Одессе, где живу этим августом? За кого вспоминает, за кем скучает Одесса, если не за королем советского шансона?

Я сижу с ноутом на балконе старого одесского дома, а напротив у меня караоке «Утесов». В городском саду Одессы ему стоит бронзовый памятник работы скульптора Токарева на бронзовой же скамейке, чтобы каждый мог с ним посидеть и зафоткаться. Там еще рядом стоял музыкальный автомат в виде телефонной будки, чтобы каждый мог поставить песню Утесова, но его разрушили вандалы. А что же, мы сами не помним песни Утесова и не можем их спеть, когда захочется, внутри себя, а то и вслух?

Дом в котором родился Утесов

Леонид Утесов, он же Лазарь Вайсбейн, чтобы он там так был здоров, как мы тут его помним, родился 10 марта (по-старому) 1895 года, на заре последнего царствования, и умер почти в тот же день, но по-новому, 9 марта 1982 года, на закате советской империи. 87 лет по меркам ХХ века, ой, это очень много. Жизнь его была пестрая, знал он славу и запрет, и чем больше был запрет, тем громче слава. Он создал самый известный советский музколлектив и снялся в первой советской музкомедии. Он спел самые знаменитые блатные и самые известные патриотические хиты своей эпохи. Он был праздник, вот что такое был Утесов, если вы хотите знать, и больше такого не будет, потому что исчезла сама культура советского праздника. Но оглядываться же никто не запретит.

Первое бегство

Утесов говорил о своем рождении: «Я уже тогда был джентльмен и уступил дорогу даме». Действительно, у него была сестра-близнец Перля, которую он пропустил вперед на 15 минут. С детства он был необычайно артистичен и наделен абсолютным слухом. Из знаменитого в Одессе частного коммерческого училища Файга был отчислен – причины точно не скажет никто, но, в общем, его совершенно не интересовала учеба. Интересовал его цирк, куда он постоянно бегал, и музыка (уроки игры на скрипке он брал с восьмилетнего возраста).

С женой Еленой и дочерью

На свои первые гастроли он поехал с бродячим цирком Бороданова в 1911 году – зазывал зрителей и подрабатывал гимнастом. Ой, тут были у него истории, у него всегда были истории. Они поехали в Тульчин, там у него случилось в легких воспаление, и он там чуть не женился на девушке Ане, в доме которой его положили. Никто же не знал, что ему только шестнадцать. Он выздоровел и сбежал в Одессу, якобы за родительским благословением, и у семьи так называемой невесты попросил на дорогу рупь семьдесят – у него совсем ничего не было. Прошли, как говорят в Одессе, годы. Они выступал в Киеве, в кафе позвал за свой стол красивую женщину. Она говорит: закажите мне ужин только на рупь семьдесят, это ваш долг. Нет, вы можете себе представить? Это была Аня, она пела теперь в кафе-шантане! Чи он это выдумал, чи не выдумал, но так рассказывал.

В Одессе он познакомился с молодым артистом Скавронским, они стали работать в паре. Скавронский познакомил его с антрепренером Шпиглером. О, вы не знаете, что такое Шпиглер! Живот у него был такой, что сначала входил этот живот, а уже потом, сильно погодя, Шпиглер. Видно было, что человек понимает за искусство. Он привлек Утесова к оперетте, где могли найти применение и его музыкальный дар, и драматическое дарование. В свои семнадцать он играл комических стариков, очень бойких.

Его сценическая карьера началась в Кременчуге, что вы хотите, это был влиятельный город! Там он впервые стал выступать под псевдонимом Утесов, потому что Вайсбейн – это не товар. А Утесов – это он придумал у моря, глядя на утес.

Ну ведь красиво же ж? Кроме того, у него оказался дар к сочинению комических куплетов: как вы щелкаете орехи, так он сочинял куплеты. И плюс у него был дар имитации – он мог пародировать мужчин, женщин, слона в зоопарке он мог пародировать! Он в театре умел всё. Скоро ему начали предоставлять площадки для целых вечеров в двух отделениях, уже он в Киеве показывал свои пародии – два на тогдашней эстраде были таких универсально одаренных молодых человека, один из Киева, второй из Одессы, один такой в маске Пьеро, такой Вертинский, второй комический, в канотье, – так это был наш. Ну, я не скажу за Утесова, что он был большой поэт, и песни его вся Россия не запела, как пела она Вертинского, – но зато Вертинский выступал всю жизнь с аккомпаниатором, а наш умел играть вообще на всем, такого не было инструмента, чтобы он не умел. На гитаре он в свое время подыгрывал даже еще в оркестре Ярчука-Кучеренко, с двенадцати лет, ну там скрипка, фортепиано – это само собой, и форте, и пьяно. Ему бы дали какое-нибудь укулеле – он и на нем бы изобразил.

В четырнадцатом году он женился на Лене по фамилии Голдина, по сценическому псевдониму Ленская: они стали выступать вместе. Она была его старше на два года, ну, кто вам считает. Скоро родилась у него дочь Эдит, Дита, которой суждено было спеть с отцом десятки знаменитых дуэтов, из которых самым долгоиграющим хитом оказалась песня про прекрасную маркизу.

Контекст

Тут надо, как говорят в Одессе, пояснить за контекст. Шо такое двадцатый век? Это время синкретизма. Это время, когда искусство выходит в жизнь, и образуется жизнетворчество; когда живопись шагает на тарелки – и получается дизайн. Когда ученый або критик выходит на эстраду – и получается Корней Чуковский, жанр лекции, в котором блистала вся тогдашняя литература. Уже всю Россию объездили они со своими лекциями. Это время, когда выходит на литературную арену футуризм – и получается скандал. Это время кино – синтеза всех искусств: драматического, изобразительного, музыкального. Ну и Утесов – типичный синтетический артист: он на эстраде умеет все и все делает. Он играет на всем, поет на разных языках, пародирует, читает с эстрады прозу, пишет стихи на злобу дня, и немудрено, что выступления его строятся на синтезе музыки и театра. Ему мало создавать музыкальный коллектив. Ему надо, чтобы это был коллектив театральный. Чтобы они не только себе играли, а каждый мог еще войти в роль.

Он в это время не один, потому что, помимо Вертинского, есть еще такой Юрий Морфесси, который, чтобы вы запомнили, первый начал с эстрады исполнять «Раскинулось море широко». И тоже он каждую свою песню подавал как драматическую миниатюру. Тогда же стала блистать Иза Кремер, роковая женщина с Одессы и жена редактора «Одесских новостей» Хейфеца. Она покоряла Питер и Москву, но что значительно больше – она покоряла Одессу, где ее шансонетки пели просто все. Тогда же Плевицкая – о, Плевицкая! Вы знаете Плевицкую? Она была любимая певица императора. Вы знаете императора? И тоже она на эстраде была в образе, тоже всегда каждую песню делала как роль. Эстрада одинаково влияла на Ахматову и Маяковского, эстетика вывесок и все такое, и личная жизнь человека искусства тоже стала нараспашку. Вот Утесов оттуда, там его корни, из этого же вырос потом Высоцкий, но уже пятьдесят лет спустя, потому что русский путь был искусственно прерван. И от этого Морфесси, Плевицкая, Вертинский и Кремер уехали. Вертинский вернулся, Кремер умерла накануне возвращения. А Утесов не уехал, он остался и получил за всех, но как-то уцелел.

Во время империалистической войны публика ломилась в залы как шумашетчая, чтобы как-то отвлечься от всего этого безумия. Накануне революции Утесов стал звезда всероссийского масштаба.

Одесский десант

Когда сначала в Петербурге, а потом в Москве случилась эта их революция, от которой будто бы исполнились мечты трудового человечества, – наш Ледя, как звали его друзья, уже был в Москве и выступал в кабаре жанре на Тверской с чтением серьезной прозы. Москва ему тогда не понравилась: холодный город, холодная публика... Не дождавшись конца гастролей, он сбежал в Одессу, и там ему жал руку, благодаря за доставленное удовольствие, кто? – Котовский! Котовский был, без преувеличения, самая колоритная фигура русской революции.

У каждого русского эстрадника был свой демон, влюбленный военный, покровительствовавший искусствам. У Вертинского это был Слащов, впоследствии Хлудов у Булгакова, вызывавший Вертинского в Ялте петь по ночам. У Плевицкой – Скоблин, который ее и погубил. У Утесова это был Котовский, который ночами после выступлений у него просиживал, повествуя о боевых подвигах. Котовский был одесский и бессарабский бандит, человек не без шику, опасный, которого Сталин убрал за год перед тем, как дотянуться уже и до Фрунзе, – иначе с чего бы дело об его убийстве было до сих пор засекречено и мотивы неясны, а обвиненный в этом убийстве Мейер Зайдер выпущен из заключения и тоже таинственно убит? Не нужны были товарищу Сталину настоящие герои, он сам хотел быть единоличный герой гражданской войны. Спросите в Одессе любого, вся Одесса это знала.

Музей-квартира Леонида Утёсова

Тут деликатный момент. Все одесситы по достижении творческой зрелости из Одессы уезжают в мировые столицы, чтобы потом всю жизнь писать об Одессе, скучать за Одессой и мечтать вернуться в Одессу на покой. Это пока ни у кого не получилось. Тоска по приморскому нашему городу – это такой жанр, такой, рискну сказать, национальный спорт. И Утесов уехал из Одессы в Москву в 1921 голодном году и здесь начал свою карьеру эстрадного сатирика в Театре революционной сатиры, которым руководил Давид Гутман – человек, кстати, подсказавший Вертинскому маску Пьеро.

В Москву тогда хлынули люди с юго-запада: киевлянин Булгаков, одесситы Бабель, Олеша, Катаев, Багрицкий, Ильф и Петров (тогда Файнзильберг и Катаев-младший), – в Москве делалось новое искусство и были деньги. Как относился Утесов к новой власти? Ну, в Одессе он с равным успехом пел и танцевал перед Добровольческой и Красной армией, и это, как замечал адмирал Колчак, общая участь всех артистов, журналистов и извозчиков. Но в принципе, несмотря на мелкобуржуазное происхождение, Утесов сочувствовал трудовому народу – все одесситы, пережив в городе несколько властей, склонились к большевикам. У одесситов врожденное чутье на жизненную силу, и у большевиков эта сила была, – вот почему молодая талантливая литературная и театральная поросль осталась в России и перебралась в Москву, где начала создавать культуру новой эпохи.

Для Одессы – в литературе, кинематографе, театре – что характерно? Две вещи: тотальная ирония (она, по словам Петрова, заменяла мировоззрение) и культ профессионализма: дело должно быть в руках, дело. Это пошло в русской прозе еще с Куприна. И отсюда же культ формы, меры, точности. Вот Утесов был Бабель в музыке. Каждая его вещь – законченная, виртуозно отработанная театральная миниатюра; звукозаписи не передают половины его очарования. Он прав был, говоря, что в Америке джаз был порождением негритянских оркестров, а в Одессе – клезмерских (традиционная народная музыка восточноевропейских евреев. – Ред.): каждый играет что хочет, а вместе гармония. Джаз действительно культура угнетенного меньшинства, которое ищет свободы хоть в музыке: джаз – то, что негры и евреи играли на свадьбах. И когда в Москве началась мода на джаз, Утесов создал свой театрализованный джазовый оркестр, который обеспечил ему славу и доход на всю жизнь и славу после.

Теа-джаз

Утесов был такой русский Чаплин: в театре он умел все, и не зря его шестичасовое ревю называлось «От трагедии до трапеции». Спортивный, легкий, первоклассный наездник, жонглер, гимнаст, что хотите, играет и поет, гигантскую роль учит за трое суток. В Москве и Ленинграде он стал эстрадной звездой, но, как всякий одессит, хотел большего. И в 1929 году он собрал свой джаз-оркестр, потому что знал главный одесский принцип: хорош тот коллектив, который собран из маргиналов, из тех, кому везде неуютно. Вот им вместе может быть ничего себе, и описан этот принцип, например, у Бабеля в последней его прозе – киноповести «Старая площадь, 4». Там про строительство дирижаблей, и собрались на это строительство невписавшиеся люди, во главе со старым большевиком, которому тоже в тридцатые годы неуютно. И вот он собрал таких воздухоплавателей, и все вместе они научились строить дирижабли, хотя у них была поначалу проблема – плохо работала связь головы с хвостом. Гениальный можно было бы снять фильм, но до сих пор почему-то ни у кого руки не дошли. Алло, Одесская киностудия!

И он собрал своих гениев, которые в других коллективах не приживались, и 8 марта в саду отдыха близ Аничкова дворца, что на Невском, они дали свой первый концерт. Базовой площадкой для утесовского оркестра стал московский мюзик-холл. Сегодняшнему человеку это название мало что говорит, а в тридцатые это был лучший зал Москвы, где показывались музыкальные ревю, оперетты и капустники.

И вот смотрите, какая удивительная вещь: мы вроде представляем себе тридцатые как монолитный соцреализм, ночной террор и всякая вещь. И такое представление, безусловно, имеет право быть.

Но Булгаков в «Мастере и Маргарите» точней всего воспроизвел атмосферу тридцатых, и ужасть, самая глубокая ужасть была в том, что все это время страна надрывно праздновала! Это было время ужасного веселья. Жить стало лучше, товарищи, жить стало веселей. Приказано было ликовать, и ликовали. Главным жанром в искусстве стала комедия (ну и триллер с разоблачением вредителей, но этого было меньше). Главной актрисой была Орлова, главным режиссером – Александров, главным музыкантом – Утесов.

Всё прямо пело. При этом Утесова много критиковали за тексты, потому что он как-то умудрялся петь не только советские песни или, допустим, народные, но также и блатные, и всякий городской романс, и одесские песни весьма дурного вкуса. Про него писали: музыка – да, таких не только у нас, но и на Западе практически нет. Но тексты – мещанские, надо работать. А пластинки между тем выходили, и они так дорого ценились, что в одной тоже комедии тридцатых герой-завхоз обещал за одно утесовское «Пока» достать три вагона леса! А в песне «Пока» ничего особенного – это переделка американского «Доброго утра», такой был хит двадцатых, и множество вообще песенок Утесова были переделками европейских и американских хитов. Например, «Когда утро рассыпает золото», который он пел с дочкой, или «Пароход», который пел весь его оркестр. «Ах, не солгали предчувствия мне, нет, мне глаза не солга-а-а-а-али!».

И он аж в тридцатые безнаказанно пел – и это выходило на пластинках! – «С одесского кичмана сбежали два уркана», и «Бублички», и советские переделки блатной классики, с новыми словами, но мелодии-то все знали! Парадокс в том, что политбюро очень все это любило. Есть воспоминания о том, что, когда вожди собирались в своем кругу, Жданов трень-бренькал на фортепьяно, а товарищ Сталин хриплым тенорком пел наипохабнейшие частушки. При этом лично Утесова Сталин не жаловал, что-то он в нем такое чувствовал, – но не запрещал. Однажды на кремлевском концерте его прямо попросили спеть что-то из блатного репертуара. Он отказался. Ему настоятельно повторили: просьба от Сталина. «Если это приказ, я спою». Ему подтвердили, и только тогда...

Кадр из фильма "Веселые ребята"

Вот насчет отношения Сталина к нему действительно все сложно. Тут мы даже отбросим одесский говорок. У Сталина, при всех его бесспорных пороках, было некоторое эстетическое чутье, позволявшее ему по крайней мере определять именно внешний облик сталинской эпохи – то, что Пастернак называл «стиль вампир». И эта стилистика была очень не чужда циничного юмора – в том числе одесского. Вождю очень нравилась дилогия о Бендере. Фадеев боялся издавать «Теленка» отдельной книгой – а нарком просвещения Бубнов потребовал разрешить, вряд ли по личной инициативе. Ильфу и Петрову многое прощалось, их в Штаты отправляли, к их советам по организации кинематографа прислушивались. Сталин тех времен был ироничен. Конечно, эта ирония не должна была касаться его самого, – и товарищ Качалов не вовремя прочитал на кремлевском банкете несколько басен товарища Эрдмана, и сценаристов «Веселых ребят» Эрдмана и Масса, ближайших друзей Утесова, взяли прямо на съемках. Но съемки продолжались, как ни в чем не бывало, и после выхода «Веселых ребят» Утесов стал главной звездой комедийного жанра – наряду с Орловой, которую Сталин обожал. Однажды, опять-таки на кремлевском приеме, он так и сказал товарищу Александрову: «Если вы когда-нибудь обидите товарища Орлову, мы вас па-авесим!» «За что?!» – комически удивился товарищ Александров. «За шею», – остроумно ответил главный друг советских комедиографов.

«Веселые ребята»

Вот тут надо несколько подробней про «Веселых ребят», потому что это музыкальное кино 1934 года задало стиль эпохи. Оно и сейчас неплохо смотрится. Сюжет – ну что вам сказать за сюжет, это обычный каркас для музыкальных номеров, сплошные кви про кво, с незамысловатой мыслью о том, что настоящее искусство делается народом, а не аристократами или интеллигентами из бывших; построено все так, чтобы дать Утесову и Орловой продемонстрировать максимум своих умений, ну и Александрову тоже – он все-таки был любимый ученик Эйзенштейна и очень умел монтаж аттракционов. Там есть упоительные сцены, когда, представьте себе, пастух приходит в гости в культурную дачу и начинает играть на дудочке, ну и все его животные приходят туда же и ведут себя совершенно как свиньи. Потом еще там потрясающая драка в оркестре, все мочат друг друга музыкальными инструментами, возникает невероятная какофония, – и вы не думайте, что это так несерьезно, из этого сорок лет спустя выросла «Репетиция оркестра» Феллини! Драка, музыка, эксцентрика – все, чтобы показать Чаплину, Китону и Ллойду (начальные титры, что они в картине не участвуют): мы тоже можем, мы лучше можем! Под названием «Москва смеется» картина обошла весь мир и всюду стяжала славу. А выросло все из шоу утесовского оркестра «Музыкальный магазин», которое посмотрел Александров – и понял: это то, это да.

И вот только представьте себе: Гражданская война с ее ужасами была совсем недавно, десять лет назад. Идут процессы над спецами, высылают «бывших», они все не столько распродают, сколько раздают. До большого террора четыре года. Коллективизация зверская. И они снимают музыкальную комедию, в которой Утесов поет: «Мы будем петь и смеяться, как дети, среди упорной борьбы и труда! Ведь мы такими родились на свете, что не сдаемся нигде и никогда!».

Действительно, тридцатые годы со всеми их ужасами были обернуты в сплошной праздник, и не зря последней премьерой Мейерхольда был «Маскарад». Как-то ужас входил естественной составляющей в эту бесконечную музыкальную комедию, и отсюда несколько истерическое веселье всех этих фильмов и утесовских театрализованных концертов, – это не имитируется, не воспроизводится. Ремейк «Веселых ребят», снятый в 2014 году, тоже, кстати, совсем не мирном, – вообще не получился, ни тебе нерва, ни юмора: отчасти потому, что фильм Александрова утверждал демократические ценности, это всегда хорошо, а теперь ими не пахнет, – а отчасти потому, что от Утесова исходит магнетизм и ужас, а это не имитируется. Он играет бесшабашное веселье, демонстрирует навыки гимнаста, скрипача, дирижера – и все время очень боится, и временами в кадр попадает его затравленный взгляд одесского босяка. Он знает, что его не любят. И все за «Веселых ребят» получили ордена, звания и автомобили, а главный артист и вдохновитель Утесов – фотоаппарат «ФЭД».

Аркадий Райкин, Леонид Утёсов, Симона Синьоре и Ив Монтан

Но хотя Сталин лично его недолюбливал, он его берег и предоставлял режим наибольшего благоприятствования. Книги о нем выходили (предисловие репрессированного Бабеля вырвали из готового сборника материалов о нем), фильмы-концерты он снимал, программы выпускал, все более идейные и почти без американских переделанных песен, все больше матросский фольклор, как в программе «Два корабля». Званий ему не давали, орденов, бывших вроде как индульгенцией, не получал он до сорок пятого – года своего пятидесятилетия. Но всенародная слава страховала его лучше наград, хотя Козина, например, она не спасла. Но Козин разве был такой народный артист? Козин был для эстетов, ценителей романса, а Утесов увязывал в одно блатняк, патриотизм и неунывающее веселье. Он был подлинный отец-основатель русского шансона.

Война и после

И все это кончилось.

Лебедев-Кумач, орденоносец и автор значительной части его репертуара, в октябре 1941 года, во время массовой эвакуации, просто сошел с ума. В доносах зафиксированы его истерические выкрики на вокзале: до чего Сталин довел страну! Его не тронули – как-никак автор «Священной войны», – он как-то пришел в себя, был военкором на флоте и даже дослужился до каперанга, но песен писать уже не мог. Так, ерунду какую-то вроде «Закаляйся».

Страшный и праздничный, грозовой и озоновый, бесчеловечный и приблатненный Советский Союз сталинского зенита в 1941 году кончился. Как выяснилось, он не умеет воевать. Летчики-рекордсмены не умеют нормально летать, воспеватели и славословы не умеют звать на борьбу, силовики лучше всего умеют бороться с собственным населением – что они и продолжали делать все четыре года войны, не останавливая машину репрессий даже в блокадном Ленинграде. Ольга Берггольц замечательно об этом написала – в дневниках, разумеется.

Выяснилось вдруг, что вся эта репрессивно-праздничная машина годится для непрерывной истерики, а для будничной и смертельно опасной работы – никак. Другие люди были востребованы и другие качества.

Вот отчего четыре военных года многим запомнились как глоток свободы. А многие враги народа оказались реабилитированы и возвращены в строй. Из сталинских любимцев в военное время оказался востребован один Симонов – и то не с репортажами, а с любовной лирикой. Лучшим военным журналистом оказался вечно сомнительный Эренбург, лучшими корреспондентами – Платонов и Гроссман. А нелюбимый Сталиным Утесов выезжал со своим коллективом на фронт и дал несколько сот концертов: одесская храбрость, граничащая с наглостью, никогда ему не изменяла.

Но вот Одесса никогда уже не стала прежней. Еврейского населения было в ней 30 процентов, а выжило – едва-едва 5. На фронте для еврея было безопаснее, чем в тылу. Румыны, контролирующие Одессу вместе с немцами, в конце октября 1941 года расстреляли и сожгли заживо 30.000 человек.

Вот я это пишу в Одессе, той самой, которая так и не стала прежней. После 2 мая 2014 года, кстати, тоже. Одесса – город, мало приспособленный для скорби. Веселье – хрупкая вещь, особенно драгоценная в невеселой Российской империи. После войны в России что-то надломилось навеки, и победа этой раны не исцелила. Последствия ее нас догоняют именно сейчас. Кстати, и кошмар позднего сталинизма – борьба с космополитами, тотальная цензура, закатывание в асфальт всего живого – тоже ведь последствия войны. Понятно, что никакой Утесов в этих условиях возможен не был, а ближайшего его друга Михоэлса вместе с его театром попросту уничтожили. До войны был маскарад, хоть и адский, а потом – сплошные арестантские роты, казарменные марши. Вся сатира обратилась на недавних западных союзников. Люди думали, что после войны выйдет им послабление, а им об этих надеждах и помнить запретили.

И вот что особенно интересно: главным народным шансонье стал в это время Бернес. Логично было бы, чтобы в рамках борьбы с космополитизмом это место заняли Нечаев или Бунчиков, тоже знаменитые, нет слов. Кстати, «Прасковью», знаменитую потом в исполнении Бернеса, впервые спел по радио Нечаев, после чего песню запретили на 15 лет. И не сказать, чтобы военные песни Утесова не становились хитами: «Мишка-одессит», «Барон фон дер Пшик» – все это распевалось, а «Брестская улица» даже попала в «Место встречи» на правах символа Победы. Но вот Шульженко с военными песнями воспринималась органично, а Утесов – нет. Он был весь – праздник, весь – мюзик-холл, весь – одесский кафешантан. И пока в советской власти оставалось хоть что-то от праздника – он ей годился. А в лице харьковчанки Шульженко и москвича Бернеса, ничуть не более русского, чем Утесов, вышла на эстраду будничная, пыльная, окопная Россия.

Есть запись – старый Утесов под рояль автора, Никиты Богословского, поет «Темную ночь», и хорошо поет: не такой у него был голос, чтобы портиться с годами. «Душой пою, а не голосом», – говаривал он. Но все его интонации – не те. Он артист, а для этой песни артист не нужен. В фильме «Два бойца» знаменитые «Шаланды», ставшие визитной карточкой Бернеса, поются в разбомбленном доме. И только там они по-настоящему звучат. В Бернесе вообще не было ничего от эстрадника. Немыслимо представить его во главе теа-джаза. И не пение у него, а речитатив. И о чем бы он ни пел – о дальних дорогах, о сибирских стройках, даже о тополях, высаженных в московском дворике, – всегда было чувство, что поет либо старый солдат на привале, либо старый зэк, который едет на родину. Таков был русский шансон 50–60-х годов. Утесов продолжал выступать, спел даже гимн родной Одессы – «Есть город, который я вижу во сне», и принимала его Одесса по-прежнему прекрасно, но это был не его город и не его публика. Самое великое искусство не переживет катастрофы, в которой три четверти его зрителей уничтожены, разбежались или переродились. И в советской власти 50-х годов уже не было бандитского шика: она старела вместе с Утесовым, теряла память и зубы. Утесов выступал до 1966 года. Дальше – доживал. А в 1969 году умер Бернес, и голосом советской власти стал Кобзон.

Это и был конец, которого тогда, увы, никто не заметил. Двадцать лет эта пластинка еще крутилась, но, по совести сказать, ее уже мало кто слушал.

Занавес

В 1962 году Утесов похоронил жену. По-настоящему на плаву его удерживала только она: широко известна легенда о том, как в середине 20-х он от нее уходил то ли к опереточной приме, то ли к исполнительнице цыганских романсов, это и неважно. Прима жила в холодной квартире, Утесов простужался – и жена ему прислала телегу дров. Он вернулся немедленно. Одесситы умеют ценить жест (и любят тепло).

Эдит Утесова была изгнана из отцовского оркестра распоряжением Минкульта, дабы не разводить семейственность. Отец посоветовал ей собрать свой маленький коллектив, и до конца 60-х она выступала, а потом ушла со сцены. В 1981 году она умерла от белокровия, Утесов пережил ее на два месяца.

Печальны были его последние годы: внуков не дождался (Эдит была замужем за режиссером-документалистом, детей у них не было); друзей юности почти не осталось: такой был век. Его оркестр без него просуществовал не более года. Утесов сочинял стихи, которых не печатал, давал интервью, которые потом переписывал в строго советском духе, писал мемуары, в которых обаяние его личности почти не ощутимо, и снимался в ностальгических телепрограммах. Любил и всячески поддерживал Высоцкого, в котором, разумеется, узнавал что-то свое: когда Высоцкий снимался в «Интервенции» (1968), он досконально изучил одесский шансон и сделал несколько блестящих стилизаций в его духе. Пугачеву Утесов тоже любил: настоящая бандитка, вполне в его вкусе.

Памятник Утёсову в Одессе

Некое подобие моды на него возникло в 90-е, когда бандитская эстетика опять ворвалась на сцену. Тогда переиздали его ранние записи, а вскоре сняли фильм про Мишку Япончика, где атмосфера той Одессы посильно воскрешена. Песню про город, который все мы видим во сне, Урсуляк включил в «Ликвидацию». Утесова на сцене там еле видно, но фонограмма звучит. Город Одесса теперь находится за границей и разрывается между неизбежной украинизацией и своей чисто русской литературной славой.

Всему конец, как написал одессит Катаев в повести 1969 года «Трава забвения».

Но ведь и в 1905 году был всему конец, нет? И в 1921-м? И в 1937-м? И в 1941-м уж точно. А как-то вот оно все выскакивает как черт из табакерки – циническое, бандитское, морское отношение к жизни, как-то протаскивает Одесса – как всегда контрабандой, ибо это ее профиль, – свою проклятую, вопреки всему, способность жить, свое беззаконное и неуместное счастье, свой запретный и бессмертный талант.

«И зазвучит дозволенным уютом утесовский мембранный хрипоток, И девушки неведомым маршрутом На Дальний устремятся на Восток, В центральном парке музыка взыграет, И вырастет на грядке резеда... Над кем, над чем там черный ворон грает? Неважно, не над нами, не беда».

Это стихи Нонны Слепаковой, которая на Утесове выросла и не могла его слушать: слишком многое он напоминал. А лучшее, что написано об Утесове – финал купринского «Гамбринуса», сочиненного, когда Утесову было 12. Там знаменитому скрипачу Сашке сломали в участке руку, так что играть в родном кабаке он больше не мог. Моряки и грузчики потупились, понимая, что «Гамбринусу конец, но Сашка махнул аккомпаниатору – Эйн, цвейн, дрей! – вынул из кармана свистульку и засвистал свой главный хит «Чабан».

Вот эту свистульку слышим мы все, когда поет Утесов.

Эйн, цвейн, дрей, товарищи и граждане, ангажируйте ваших дам!

роза красная морда большая

На одни членские взносы не проживешь!

                                                        Служили два товарища…

                                                                                    https://israelections2015.wordpress.com/2021/10/19/141028_yehuda_2tovar/

                               
                                На площади Котеля в Иерусалиме — генералы Шестидневной
                               войны (слева направо): Рехавам Зеэви, Моше Даян, Ицхак Рабин

.

Иегуда Ерушалми

0x01 graphic

Передо мною два старых снимка, сделанные в июне 67-го. Один — широко известный.

На нем генералы-победители Шестидневной: командующий Центральным фронтом Узи Наркис, министр обороны Моше Даян и начальник генштаба Ицхак Рабин вступили в освобожденный от иорданской оккупации Старый Иерусалим через восточные Львиные ворота. Если приглядеться, то между Наркисом и Даяном, приотстав от группы, отвлекшись на кого-то в сторону, виден еще один генерал. Это Рехавам Зеэви — начальник оперативного отдела Центрального фронта.

А вот — другое фото, на том же месте, и в тот же час, точнее, в те же минуты. Хоть этот снимок и не столь торжествен, как предыдущий, на нем хорошо видны двое, о ком пойдет речь: Ицхак Рабин и Рехавам Зеэви.

0x01 graphic

Что роднит биографии этих людей? Как минимум, то, что и тому, и другому судьба отпустила примерно по три четверти века жизни, оборвав их пулями. И смерть настигла обоих, если учитывать плавающие девиации еврейского и григорианского календарей, в начале ежегодного осеннего обострения — между серединой октября и серединой ноября…

Можно было бы прибавить и «русские» корни обоих «сабр», их «пальмахную» юность и многолетнее сотрудничество как в армии, так и в политике.

Но и разного, даже противоположного, было много.

Скажем, Рабин на этих снимках — после кратковременной болезни, свалившей его аккурат на время Шестидневной войны, а Зеэви — тот с пылу, с жару атак…

А через много лет, занявшись политикой, они вообще оказались на противоположных концах политического спектра.

Но я хочу описать лишь свои впечатления о том, чему сам был свидетелем, что застал.

Ицхак Рабин был моим премьером ровно десять месяцев.

За партию Моледет Рехавама Зеэви и ее следующие инкарнации я голосовал на всех выборах по партийным спискам. Я привык называть Рехавама Зеэви Ганди — прозвищем, полученным им от товарищей в молодости за острые черты лица, чем-то напоминавшие лицо знаменитого махатмы. Даже на снимке 67-го года, где Ганди около 40, это заметно.

С Рабином я познакомился раньше. Не лично, разумеется, а через телевизор. Его довольно часто показывали. Либо в виде коротеньких интервью, либо фрагментами каких-то выступлений в Кнессете и т.п. Премьер был немногословен, говорил медленно, со вкусом, весомо, хорошо акцентируя слова, и мне, с практически нулевым ивритом, очень импонировало, что я смог понять сказанное им: «Еш лану демократия…».

О Ганди, партии Моледет, предложении о трансфере арабов из Эрец Исраэль, узнал я, скорее всего, из газеты «Вести», бывшей тогда для меня единственным окном, распахнутым в израильский мир, ибо первоначальное олимское ивритское немтырство превращало израильское телевидение в узкую щелку для подглядок в чужой мир. А меня с детства воспитали, что подглядывать нехорошо!

Но не думаю, что именно это удержало меня от левого уклона. Нет, конечно. Частенько взрывались автобусы. Да и в памяти еще свежим было испытанное на собственной шкуре именно то, что называется добровольным трансфером. Потому идеи Ганди упали на хорошо подготовленную почву, и сейчас, много лет спустя после его гибели, продолжают жить. Пусть пока в качестве комнатного экзотического растения, рассады, которой, я уверен, предназначено быть пересаженной в открытый грунт и разрастись по городам и весям.

Ганди постоянно подчеркивал, что лишь трансфер арабов способен прекратить кровопролитие на Ближнем Востоке и привести к миру в регионе:

— Я никогда не призывал выкинуть сотни тысяч арабов из Эрец-Исраэль. Трансфер — это не только в наших, но и в их интересах. Нужно договориться с мировым сообществом, чтобы оно убедило арабские страны принять своих соплеменников. При этом каждой арабской семье следует выплатить достойную компенсацию за ее дом, чтобы на новом месте она смогла приобрести недвижимость.

Но насколько моральной такая акция является сама по себе? — спрашивали журналисты.

— Она моральна, прежде всего, потому, что после нее начнется эпоха подлинного мира, во всяком случае, движение к нему. Я ведь не предлагаю ничего нового. В нашем случае мы можем говорить об обмене: мы приняли сотни тысяч евреев из арабских стран, пусть арабские страны примут тысячи соотечественников из Израиля. В противном случае развитие событий может стать непредсказуемым. Я не верю в стабильность двунациональных или многонациональных государств…

До конца своих дней Ганди (на снимке) считал трансфер «единственным выходом для евреев и палестинских арабов». Он был убежден (и пытался убедить в этом оппонентов), что рано или поздно трансфер произойдет. Либо трансфер арабов, либо — евреев. Но при этом прольется много крови…

                                                                               0x01 graphic

На седьмом году своей жизни в Стране я уже многое узнал, осознал и понял, как из новообретенной жизни, так и из прошлой, в частности, того ее короткого периода, когда и я попал под колесо трансфера. И мне очень хотелось поделиться мыслями о пережитом, о его конкретике, с моим избранником — главой партии Моледет, министром туризма Рехавамом Зеэви, и я искал какие-то концы, знакомства и т.д., чтобы добиться встречи с ним.

Мне хотелось напомнить ему, что к тому времени Израиль принял не только евреев-изгнанников из арабских стран. Большинство нашей миллионной алии попало в Израиль не из высоких сионистских побуждений, а было добровольно-принудительно выдавлено государствами проживания. Не говоря уж о тех, кто бегством совершил алию из горячих точек на карте бывшего СССР…

И вот, когда что-то реальное забрезжило, страшная весть: Ганди застрелен в гостинице «Хаят» в восточном Иерусалиме, где он имел обыкновение останавливаться (*)…

Смерть Ганди стала невосполнимой утратой для его единомышленников, незаживающей раной для правого лагеря. При всем моем глубоком уважении к Бени Элону, Яакову Кацу и Арье Эльдаду, моим избранникам, они не обладают той харизмой, тем идеологическим упорством, которым обладал Ганди. Да, и времена меняются. При явном среднем поправении электората он становится все более «центристским», а следовательно — политически нейтральным. И легче манипулировать и им, и его избранниками, принимающими решения…

При всей своей харизме, Ганди был скромным человеком. Кто обратил внимание на прошедшую неделю назад на горе Герцль церемонию поминовения в годовщину его гибели по еврейскому календарю. Глухо! Хотя там, согласно рангу покойного, присутствовали и выступали и президент, и премьер… Не знаю, правда ли, но злые языки утверждают, что когда Ганди ушел в политике направо, СМИ устроили ему дружную обструкцию. Говорят, что и первый из приведенных снимков выбран в качестве хрестоматийного именно потому, что Ганди на нем плохо виден…

Так не забудем, евреи, помянуть добрым словом Ганди 17 октября, в григорианскую дату его гибели.

Что касается Рабина, то уже пятнадцать лет годовщины его смерти празднуются (именно, так! На иврите это называется «Хаг Рабин»!) с невероятным размахом. Тем большим, чем меньше мандатов на выборах набирают левые и левоэкстремистские партии. Что ж, денег им не занимать! Они щедро финансируются, прямо или косвенно, разными зарубежными фондами. На одни членские взносы не проживешь!

«Хаг Рабин» давно превратился в левоэкстремистскую истерику-шоу, и его организаторы, как правило, не признающие еврейское, в этом случае, активно и полностью используют временной люфт между календарями для проарабской, юдофобской пропаганды, промывания мозгов, особенно молодому поколению. В школах много говорят о «наследии Рабина», хотя, покойный меньше всего был идеологом-теоретиком и трудов не оставил…

Есть, правда, и отрадная информация. Вроде бы дочь покойного убедила семью, что пора бы дать успокоиться останкам предка и, начиная с этого или следующего года, «Хаг» то ли прекратится, то ли существенно притихнет. Дай-то Бог! Я давно к этому призывал (**).

И еще. В прессе прошли сообщения, что по заявлению той же дочери Далии Рабин-Философ, ее отец под впечатлением пламени террора, разгоревшегося сразу же за подписанием соглашений Осло, носился с мыслью о денонсации этих соглашений. Что ж, если это правда, то интересная информация к размышлению… Напомню также, что уже достаточно давно Далия Рабин-Философ выражала неудовлетворенность результатами расследования комиссией Шамгара обстоятельств убийства Ицхака Рабина.

Дело действительно было темное. И таковым осталось. Потому неудивительно, что «Аруц 7» объявил конкурс среди читателей на тему: «Кто убил Ицхака Рабина?». Не знаю, как можно без рассмотрения документов, вещдоков и пр., не будучи криминалистами, дать прямой ответ на этот вопрос. Однако основываясь на официальной информации, а также на неформальной, вроде книги Б.Хамиша «Кто убил Ицхака Рабина?» и ряда собственных наблюдений, попробую дать мое видение картины, сложившееся, в основном, еще тогда.

1. Наличие заговора

Даже если Игаль Амир действительно застрелил Рабина, им манипулировал Авишай Равив, Игаль делился мыслями с братом, с Маргалит Ар-Шефи. Он — не одиночка. Это минимум. А максимум — заговор с целью дискредитации правых покушением правого активиста на главу правительства.

Не берусь определять конкретных участников такого заговора. Но в стране, где правящая элита возникла от протестных конспиративных еврейских и социалистических организаций последних десятилетий царской России, начиненных разнообразными Азефами и, безусловно усвоившая их методы работы (впрочем, как и большевики в СССР!), это достаточно правдоподобно.

2. Личная роль Рабина

Рехавам Зеэви в своих воспоминаниях очень тепло отзывался о Рабине и особо выделял его организационный талант, видящий одновременно и главное, и второстепенное — вплоть до мелочей. Именно благодаря этому свойству начальника генштаба Рабина ЦАХАЛ оказался подготовленным к великой победе в Шестидневной. Хотя сам начальник генштаба просидел ее на больничном.

Еще одним свойством Рабина, его психики, была, на мой взгляд, некоторая «подкаблучность», которую он компенсировал солдафонской грубостью по отношению к подчиненным.

В детстве его подавляла мать, пламенная коммунистка, совершенно не заботившаяся о детях (в современном Израиле, думаю, социальные службы просто отняли бы их), потом ее место заняла весьма императивная (мягко выражаясь) супруга Лея. Лею довелось видеть в телевизоре и неоднократно, про мать — Красную Розу — читал.

В результате Рабин был раздвоен. Ему были свойственны и поступки не слишком ему импонирующие, но навязываемые личностью сильной, активной, скажем, женой или Пересом, но ему не чужды были и патриархальные представления о добропорядочности и чести.

Потому, полагаю, Осло и треть нобелевского лауреатства, разделенного с бандитом Арафатом и, главное, скорые последствия Осло, угнетали его. Вот, повторяю, Далия Рабин теперь утверждает, что он хотел Осло прикрыть.

Я, да и не только я, еще сотни тысяч видели по телевизору Рабина за несколько минут до выстрелов Амира, во время пения по завершении митинга. На мой взгляд, он был абсолютно невменяем, его лицо было полностью отрешенным и ничего не выражало. Это заметно даже на приведенной фотографии, сделанной, скорее всего, из телекадра и подредактированной.

                                                                                                  

Он был, как автомат, как кукла. Как бы под наркозом, под кайфом, либо сильно пьян. Расхожие слухи о том, что он любил прикладываться к фляжке с коньяком, здесь не работают.

Я, правда, в 74 года еще не напивался, не довелось по малолетству, но, думаю, не ошибусь, что коньяка надо глотнуть не менее бутылки, чтобы быстро прийти в такое состояние! Это было что-то другое?

И мне все время кажется: ему было известно, что через несколько минут что-то должно произойти. Потому он и был так подготовлен. Добавьте сюда непонятную легкость, с которой Игаль Амир проник в «стерильную» зону. Неужто оттого, что у него могли быть дружки в спецслужбах? Он ведь крутился возле них, ездил куда-то инструктором от «Натива»? А может, все не так просто?

Я еще с тех пор полагаю, что заговор был, и Рабину о нем было известно. Вопрос: в качестве кого?

3. Qui prodest?

Кому выгодно? Кто выиграл от смерти Рабина в краткосрочной перспективе?
Полагаю, что сам Ицхак Рабин. Ибо события развивались так, что останься он жив и в кресле премьера, то уже через несколько месяцев был бы с позором вышвырнут из политики. А так он стал святым великомучеником, чей «Хаг» с помпой отмечается ежегодно, и несуществующее «наследие» изучается.

На некоторое время, из-за развернувшейся оголтелой охоты на правых ведьм, поднялись акции возглавлявшейся Рабином партии Авода. Правда, через полгода она все равно провалилась на выборах.

Шимон Перес, соперник Рабина и вечный лузер, на полгода занял премьерское кресло, потеряв его, как водится у этого деятеля, в результате майских выборов.

Жена убитого, Лея, получила полуофициальный статус «государственной вдовы» и до конца своих дней безнаказанно покрикивала с этого облучка на нерадивые правительства, опускаясь до откровенного подстрекательства в адрес Биби Нетаниягу, которого прямо обвиняла в убийстве своего мужа.

Детей Рабина пристроили в политику. Далия более-менее успешно была замминистром обороны (по экономике). Юваль, совершенно бездарно покрутившись, понял, что политика — не для него. Внучка, получив аванс в миллион долларов, накатала книженцию о дедушке.

И меня не покидает мысль: неужели сам Рабин с его аналитическим, логистическим умом был ко всему этому раскладу непричастен, был в полном неведении об операции «Жертвоприношение Ицхака»?

Точный ответ мне, разумеется, не известен. А уж от чьей пули он умер — тем более. Потому не стану искать переводчика на иврит для конкурса «Аруц 7».

Иерусалим. 15.10.2010

Примечания 2014 г.:

(*) — В нынешнем году, точь — в точь, в годовщину убийства Ганди (по еврейскому календарю), через дорогу от злополучной гостиницы (б. «Хайят»), на трамвайной остановке террорист-хамасник преднамеренно задавил своим автомобилем несколько человек. Погибли: трехмесячная гражданка Израиля и США Хая-Зисл Барон (Браун) и готовившаяся к репатриации 22-летняя Карен Ямима Москера – гражданка Эквадора, изучавшая Тору и готовившаяся к гиюру (Да будут отомщены их ранние смерти!)

(**) —  Действительно, в последние года 3-4 Всенародный «Праздник Рабина» прекращен. Происходят лишь, по сути, закрытые короткие церемонии в руководстве страны и армии. В этом году, выступая на такой церемонии — однодневной армейской конференции, начальник Генштаба, генерал Бени Ганц заявил, что «ЦАХАЛ в своих действиях руководствуется наследием Рабина и теми ценностями, которые он проповедовал».

Интересно, какие «проповеданные ценности» Ганц имел в виду?

Октябрь 2010

роза красная морда большая

Непечатная поэма неконвенционального Р. Киплинга

                                              https://stihi.ru/2020/02/24/812

Непечатная поэма неконвенционального Р. Киплинга

"НЕПЕЧАТНАЯ" ПОЭМА
НЕКОНВЕНЦИОНАЛЬНОГО ПОЭТА
Редьярда КИПЛИНГА*
.


Так же как и оружие в последние 100 лет, поэты своим наследием и памятью в поколениях бывают конвенциональными и неконвенциональными, в чьих строчках сама дышит жизнь, чьи строчки сердца жгут людские, вплавляя в них неравнодушье к творящемуся на Земле безобразию ЗАКОННОМУ и ПОДЗАКОННОМУ. Неконвенционально творчество Джорджа Городона БАЙРОНА, Генриха ГЕЙНЕ, Александра ПУШКИНА, Михаила ЛЕРМАНТОВА, Тараса ШЕВЧЕНКО и Ридьярда КИПЛИНГА, написавшего поэму "Бремя ИЕРУСАЛИМА", чётко "расставив точки Над всеми кровавыми i" в Истории Иерусалима - столицы Царства ИзрАилева и евреев, его граждан, несправедливо гонимых и предаваемых, - (веками!) - человеческой цивилизацией с времён ВЕЛИКОГО РАЗОРЕНИЯ Вавилоном и Римом. Поэму настолько провидческую, что её до сих пор не включают в собранья его сочинений издатели из-за взрывной силы правды в её строках**.

*  -   Сэр ДжОзеф Редьярд Киплинг (англ. Sir Joseph Rudyard Kipling —  [rаdj;rd k;pl;нг]; 30 декабря 1865, Бомбей — 18 января 1936, Лондон) —  английский писатель, поэт и новеллист. Художественные произведения Киплинг включают «Книгу джунглей», «Ким», а также множество рассказов, в том числе «Человек, который будет королём». Среди его стихов: «Мандалай» (1890), «Гунга Дин» (1890), «Боги заголовков тетрадей» (1919), «Бремя белого человека» (1899) и «Если…»  (1910), «Бремя Иерусалима» [1914(?)].
    
В 1907 году Киплинг становится первым англичанином, получившим Нобелевскую премию по литературе. В этом же году он удостаивается наград от университетов Парижа, Страсбурга, Афин и Торонто; удостоен также почётных степеней Оксфордского, Кембриджского, Эдинбургского и Даремского университетов.


Алекс ТАРН.

                ПОЭМА Ридьярда КИПЛИНГА
                "БРЕМЯ ИЕРУСАЛИМА".
https://dandorfman.livejournal.com/1889347.html

Когда речь заходит о Нобелевском лауреате (1907) Ридьярде Киплинге,
  современных прогрессистов начинает тошнить руганью.    -

         Он-де и певец колониализма, и расист, и, само собой, фашист – как же
  без этого.

         Одно название его знаменитого стихотворения «Бремя белого человека»
  приводит в ярость левых либералов по обе стороны Атлантики.

         А знаете  ли вы, что у Киплинга есть еще и другой «Burden» - «The
   Burden of  Jerusalem»*** ("Бремя Иерусалима"?

         Но – обо всем по порядку. -

         После смерти Киплинга в начале 1936 года его вдова обнаружила две
   неопубликованные поэмы.

         Одна из них – «Бремя Иерусалима» - была сочтена ею абсолютно не
   годящейся для печати.

         Своими сомнениями вдова поделилась с лордом Альфредом Вебб-
   Джонсоном, врачом и литературным душеприказчиком поэта, и тот вполне
   согласился с нею.

         По прошествии нескольких лет, в разгар Второй мировой войны, сэр
   Альфред решил посвятить в тайну поэмы самого Уинстона Черчилля (по
   случаю приема того в почетные члены Королевского хирургического
   колледжа).

         Черчилль пришел в восторг, но подтвердил, что поэма
   непечатна.

         При этом он вспомнил, что среди пылких почитателей Киплинга
   числится и Президент США Франклин Делано Рузвельт ("ФДР").

         Премьер попросил сэра Альфреда изготовить еще одну копию и послал ее
   ФДР, присовокупив сопроводительное письмо, где, среди прочего, было
   написано буквально следующее:

         «…важно, чтобы факт существования поэмы остался неизвестным и чтобы
       не было никаких публичных упоминаний об этом подарке».

         Рузвельт был настолько тронут, что в тот же день (немедленно после
   получения копии) ответил и Черчиллю, и Вебб-Джонсону.

        «Я понимаю, почему миссис Киплинг решила не публиковать поэму, -
   написал он сэру Альфреду. – Так и или иначе, это драгоценность».

        Послание Черчиллю носило более политический оттенок:

        «Мне совершенно ясно, почему это не может быть опубликовано сейчас, -
        констатировал ФДР. – Возможно, «Бремя Ерусалима» должно подождать,
        пока я буду достаточно силен, чтобы притащить Ибн-Сауда в Ерусалим, а
        доктора Вейцмана – в Мекку».

        Итак, копии были положены под сукно соответствующих библиотек и
   извлечены для публикации лишь полвека спустя – да и то в
   полу-специальных изданиях.

        Сборники и собрания сочинений Ридьярда Киплинга по-прежнему
   печатаются без злополучной «непечатной» поэмы.

        Меня настолько поразила эта чисто Иерусалимская история, - (ну какой
   еще, скажите, город на планете Земля мог удостоиться подобного сюжета?), -
   что я немедленно перевел поэму на русский.

        Не уверен, что это такая уж драгоценность в чисто литературном плане,
   но содержание, - сохранённое мною с максимальной точностью, - интересно
   весьма и весьма!

   Вот эта "НЕПЕЧАТНАЯ" по солидарномым во мнении Президента США Франклина
   Делано РУЗВЕЛЬТА и Премьер-Министра Великобритании УинстонаЧЕРЧИЛЛЯ
   в переводе на русский язык:
   
       
  Редьярд Киплинг.

        БРЕМЯ ИЕРУСАЛИМА.
(Перевод с английского Алекса ТАРНА,
 https://dandorfman.livejournal.com/1889347.html).

  С истока дней среди пустынь
  Два кровных брата, два врага –
  Агари сын – и Сарры сын –
  Вокруг тебя, Иерусалим.

 (Но вряд ли Авраам-старик,
  Его жена и пастухи
  Могли представить хоть на миг,
  Чем станешь ты, Ерусалим).

  Был верен месту Исмаил –
  Пустыне горькой и сухой.
  Он только там овец водил –
  Вблизи тебя, Иерусалим.

  А вот Израиль жил пока
  На фараоновых хлебах,
  И ждал хорошего пинка,
  Чтоб вспомнить про Иерусалим.

  Пройдя сквозь дикий окоём,
  Пустыню, море, Иордан,
  Он проложил свой путь огнём
  В твои края, Иерусалим.

  Царям и Судьям срок настал,
  Пока могучий Вавилон
  Всех скопом в рабство не угнал,
  Осиротив Иерусалим.

  Когда ж от вавилонских рек
  Опять прогнали их назад,
  Тит, словно новый Амалек,
  Сравнял с землёй Ерусалим.

  От римских стен до готских орд
  Они рассеялись, как дым,
  И сын Агари, - местью горд, -
  Попрал святой Иерусалим.

  Бродя среди своих отар,
  Он веру новую открыл,
  И громкий зов «Аллах Акбар!»
  Услышал ты, Иерусалим.

  А те изгнанники брели,
  Привычны к пыткам и кострам,
  Гонимы по краям земли –
  Твои сыны, Иерусалим.

  Гроза тиранов и царей,
  Пророки, бунтари, рабы,
  Они всегда лицом к заре –
  Лицом к тебе, Иерусалим.

  Не знаю, как Господь хранит
  Свой Невозлюбленный Народ, -
  Кгда тот прячет свой профит
  В Нью-Йорк, в Берлин, в Иерусалим?

  Но вековых событий нить
  Нас учит: если ты не Гунн,
  Не стоит Коэна дразнить –
  За ним всегда Иерусалим.

  Нелепа шапка, но под ней,
  В мирке раввинов и лотков –
  Густая кровь халдейских дней,
  Порода, мощь, - Иерусалим.

  Не жди пощады, Исмаил,
  Не брат, а волк к тебе пришёл,
  Пришёл и город осадил, –
  Вернуть себе Ерусалим.

  И всем народам – тяжкий гнёт
  Упрёков, злобы и вражды,
  Пока Израиль не взойдёт
  С триумфом в свой Иерусалим.

  А не сумевший оградить
  Служанку от своей жены,
  Взрастил на собственной груди
  Твоих врагов, Иерусалим.

       
  Вот такая, друзья, "Краткая история евреев" от великого британского
 поэта сэра Джозефа Ридьярда Киплинг

          Источник:  Alexander Kovarski, "Киплинг Р. Бремя белого человека",
роза красная морда большая

Очень уж странное, необъяснимое поведение израильских правительств

Путь твой далёк и долог.

https://israelections2015.wordpress.com/2021/10/12/avrutin_nativ1/
https://israelections2015.wordpress.com/2021/10/13/avrutin_nativ2/


Въезд в Старый Иерусалим через Яффские ворота. Начало ХХ века

.

Марк Аврутин

Заголовок статьи – это слова из старой советской песни про геологов, которая не имеет, конечно, никакого отношения к теме самой статьи. Но ключевое слово в той песне — слово «Путь», трудный, полный лишений путь геологов.

Я же хочу рассмотреть не менее трудный путь, пройденный сионистами от начала их массового переселения в Палестину. Сегодня многие осознают, что путь этот ведет в пропасть, а поскольку «нельзя повернуть назад», как тоже было в той песне, то следовало бы резко свернуть в сторону, ведь в прошлом уже ничего не изменишь.  Но вопрос, куда сворачивать и не поздно ли уже?

Д. Бен Гурион времен изгнания его из Эрец Исраэль

Евреи ехали в Палестину, не собираясь колонизировать коренное население. Напротив, будучи, в основном, социалистами, они хотели сотрудничать с арабами. Кроме того, как законопослушные люди, они быстро почувствовали себя подданными турецкого султана, и в начавшейся вскоре 1МВ были готовы сражаться на стороне Турции.

Бен-Гурион в конце 1914 года даже пытался создать еврейское воинское подразделение в составе турецкой армии. Но там не хотели видеть евреев, и поэтому Бен Гуриона как самого активного из добровольцев выслали за пределы империи, запретив ему возвращаться в Палестину.

                                                                                      זאב ז'בוטינסקי

Других взглядов придерживался Владимир (Зеев) Жаботинский, по инициативе и усилиями которого был создан Еврейский Легион, вошедший в состав британской армии на союзнической основе.

Жаботинский понял, что добиться уважения арабов можно только проявлением силы. Поэтому после окончания 1МВ он стремился сохранить пятитысячный Еврейский Легион, который мог бы стать серьезным аргументом при решении вопросов, связанных с созданием еврейского государства в Палестине.

Однако бОльшая часть легионеров хотела вернуться домой, считая, что дело своё они сделали, — война ведь закончилась. А Жаботинский объяснял, что борьба за Эрец Исраэль только начнется и «ни британские, ни индийские солдаты не пошевелят пальцем, чтобы защитить еврея…».

Бен-Гурион же в качестве представителя сионистов-социалистов настаивал на том, что нет необходимости оставлять Легион в Палестине. Но на самом деле, озабоченный своей личной карьерой, он видел в Жаботинском угрозу для своего продвижения наверх. Англичане тоже были заинтересованы в роспуске Еврейского Легиона.

Как и предвидел Жаботинский, вскоре после роспуска Легиона и демобилизации легионеров, 4 апреля 1920 года в Иерусалиме начались беспорядки, во многом спровоцированные главным муфтием Иерусалима Амином эль-Хусейни. Накануне этих беспорядков было распространено «Воззвание к арабскому народу в Южной Сирии (Палестине)», в котором говорилось, что евреи пытаются отделить Палестину от Сирии и других арабских государств, и палестинские арабы не смогут защитить ее, опираясь лишь на собственные силы.

                                                                                        ירושלים במהלך הדורות, ירושלים בתקופת המנדט הבריטי, לימודי ירושלים, קורסים בירושלים, סיורים בירושלים

Беснующиеся арабы нападали на евреев как внутри Старого города, так и за его пределами. Пятеро евреев были убиты и около двухсот ранены.

Жаботинский, организовавший самооборону евреев Старого города, был арестован, а потом выслан с запретом посещать когда-либо Палестину.

Нужно пояснить, что британская военная администрация в Палестине не разделяла политику своего правительства в Лондоне, поддержавшего создание «еврейского национального очага».  А Эдмунд Алленби, командовавший Египетским экспедиционным корпусом, который нанес в 1917-18 годах поражение туркам в Палестине, вообще открыто заявлял, что политика английского правительства, направленная на создание еврейского национального очага, противоречит интересам Британской империи. Поэтому антиеврейские погромы в Иерусалиме должны были показать правительственным чиновникам в Лондоне, что арабы категорически противятся реализации сионистской идеи. И погромы продолжались. Продолжаются они, к сожалению, и в наши дни в еврейском государстве, существующем уже более 73 лет.

Сейчас мы видим, что ошибкой основоположников сионизма (М. Гесс, Т. Герцль и другие) было игнорирование ими вопроса противостояния с арабами. Но в их время арабское население в Эрец-Исраэль было настолько малочисленным, что не могло представлять самостоятельной политической силы. Поэтому Эрец-Исраэль называли: «земля без народа для народа без земли».

В. Жаботинский первым обратил внимание на то, что, когда будут затронуты национальные и религиозные чувства арабского населения, оно не согласится с еврейским заселением Палестины. Поэтому Жаботинский настаивал на включении в программу сионистского движения создание еврейского государства, к тому же, на обоих берегах Иордана.

После 1МВ, когда ещё не существовали арабские государства на Ближнем Востоке и отсутствовала острая потребность в нефти, международному сообществу при желании помочь сионистам в достижении этой цели было гораздо легче, чем после 2МВ. Значит, желания такого не было

Между 1МВ и 2МВ все британские предложения получали название «Белых книг», в каждой из которых (всего их известно пять) на словах подтверждались обязательства Великобритании по устройству национального очага для еврейского народа, а фактически содержался отказ от их выполнения.

В последней «Белой книге» от мая 1939 года (Т.е. непосредственно перед началом 2МВ и вступлением в нее Великобритании. Прим.ред.) Британское правительство уже открыто заявляло, что в течение последующих пяти лет количество иммигрантов-евреев не должно было превысить семьдесят пять тысяч человек, и еврейское население должно остаться в меньшинстве (составлять не более одной трети населения Палестины). Земельные сделки либо прекращались в одних районах, либо ограничивались — в других.

Одновременно в той же Белой книге указывалось, что целью правительства Его Величества является основание в течение десяти лет независимого палестинского государства. Такая политика, провозглашенная на пороге 2МВ, когда началось уже массовое бегство евреев из Европы, возмутило определенную часть Ишува и толкнуло её к активной борьбе против британского мандатного режима в Палестине.

Изгнанный из Палестины Жаботинский, который не разделял социалистических идей и доказывал, что «Иметь два идеала — сионизм и социализм — все равно, что поклоняться двум богам», создал и возглавил во второй половине 1920-х годов Новую сионистскую организацию, противостоящую социалистическому направлению. Членов новой организации назвали ревизионистами, хотя в книге Т. Герцля «Еврейское государство» декларировалось сначала получение международных гарантий на создание собственного государства, и только потом — организованное и планомерное переселение еврейского народа в это государство.

Однако ещё при жизни Герцля проявился оппортунизм первых сионистов. Их костяк составляли сторонники социалистического сионизма. Из них же вышли лидеры Ишува, ставшие потом первыми руководителями Государства Израиля. На 8-ом Сионистском конгрессе в августе 1907 года было принято решение о переселение евреев в Эрец-Исраэль до получения «хартии». В развитие этого решения были созданы Палестинское землеустроительное общество и Палестинское бюро, на которые возлагалась координация работы по созданию новых еврейских сельскохозяйственных поселений.

Сторонники разных течений в сионизме сформировали основные сионистские партии в Эрец-Исраэль и в диаспоре. В 1930-е годы социалистические партии добились большинства в руководящих органах сионистского движения. Многие политические партии современного Израиля являются их прямыми наследниками. Кроме того, результатом их длительного — с 1933 по 1977 годы — пребывания у власти стало засилье левых в чиновничьем госаппарате, судебной системе и в культурной сфере сегодняшнего Израиля. Действуя по принципу «свой приводит своего», им удалось сохранить «чистоту» своих рядов.

Потомки первопроходцев, ставших основателями государства Израиль, считают аморальной трансформацию большинства (арабов) в меньшинство и меньшинства (евреев) в большинство. Им не нравится, что Израиль живет «с мечом в руках», оккупирует другой народ и издевается над ним. Такие мысли высказывал, например, Яаков Шарет, сын Моше Шарета, первого министра иностранных дел и второго премьер-министра Израиля, который был одним из подписавших Декларацию независимости Израиля в 1948 году.

Яаков Шарет вспоминает:

משה שרת בעצרת האו"ם-גנזך המדינה - YouTube
                                    Моше Шарет

«Отец говорил, что они пришли сюда не для того, чтобы изгнать арабов, а чтобы жить с ними вместе».  Он также крайне разочарован русской алией. «Люди, которых я так хотел здесь видеть, оказались правыми националистами; это результат многолетней ассимиляции в сочетании с необходимостью скрывать свое происхождение. В Израиле они примкнули к самой фанатичной и экстремистской части общества…». А в поселенцах он видит своих врагов.

К чему же привело стремление людей, разделяющих подобные взгляды? Арабы, получившие ещё в 1948 году израильское гражданство, устроили в мае этого года массовые погромы в израильских городах со смешанным населением. Арабы, которых полностью освободили от еврейского присутствия в 2005 году, создали в Газе квазигосударство. Всё население в нём превращено либо в солдат, либо в тех, кто роет туннели и снабжает солдат всем необходимым. Странно, но всё это не изменило мировоззрение единомышленников Яакова Шарета. Ну, не нравится им «Израиль с мечом в руках».

И вот в 1993 году левые, вновь пришедшие к власти, одержав победу на выборах 1992 года, решили опровергнуть утверждение Жаботинского о том, что никто не станет защищать евреев, кроме них самих. Они привезли из Туниса банду Арафата. Террористам, у которых руки были по локоть в еврейской крови, Израиль передал власть над арабскими городами и деревнями в Иудее и Самарии, передал им сектор Газы и обеспечил их современным оружием. Сам Израиль и с его разрешения другие страны стали ежегодно переводить террористам миллиарды долларов.

                  Yasser Arafat: A look back | Reuters.com
Главарь арабских террористов Я.Арафат и ПМ Ираиля Ш. Перес (1996 г)

За это Арафат обещал бороться с террором. Вот только в той «борьбе» с террором количество израильтян, убитых арабами в период с 1993 по 2000 годы, в два раза превысило число израильтян, погибших от террора между 1967 и 1993 годами. А ещё Арафат воспользовался предоставленной ему Израилем международной легитимацией для эскалации и расширения политической войны против самого права еврейского государства на существование.

На глазах Израиля и даже при его попустительстве на протяжении последних десятилетий возрастала мощь джихадистов: после бегства из Ливана – Хезболлы на северной границе; после «размежевания» — ХАМАСа на южной границе. Ни одну из войн, названных контртеррористическими операциями, Израиль под давлением внутренней и мировой общественности не закончил полной капитуляцией противника, тем самым, отдавая каждый раз победу своему врагу, а себя признавая военным преступником.

С мировой антисемитской общественностью всё ясно, а вот израильские левые успешно насадили в стране т.н. «культуру сосуществования», которая позволяет целым системам, отвечающим за решение проблемы, мирно «сосуществовать» с этой проблемой, что просто ведет к распаду страны.

Для врагов Израиля «сосуществование» — это символ поражения государства Израиля, символ его слабости, символ трусости израильского правительства и его силовых структур, не способных справиться с простыми вызовами. Банкротство и моральный крах израильской полиции, средств массовой информации и судебной системы во время беспорядков, устроенных израильскими арабами в смешанных городах, стали «торжеством» культуры «сосуществования».

                                                                                   Arabs clash with police on Temple Mount during Tisha B'Av

Тысячи арабских граждан бунтовали, линчевали евреев, сжигали их дома и машины, а израильская полиция избегала столкновений с погромщиками и боялась реагировать.

Зато в августе 2021 года полиция Израиля выписала 1795 штрафов за нарушение карантина, что примерно в 5 раз больше, чем за аналогичный период 2020 года, и административных взысканий за нарушения правил самоизоляции, за нарушение масочного режима — это ведь проще и безопасней, и не затрагивает национальных и религиозных чувств арабского населения Израиля.

Несмотря на столь «яркие успехи», достигнутые Израилем на этом пути, отказываться от него лидеры Израиля не собираются, скорее, наоборот.

            מאיר כהנה
  Выступление в Кнессете депутата р. М. Каханэ (1986)

Другой же путь – трансфер – окончательно затабуирован 20 лет назад. А ведь ещё король Фейсал якобы настаивал на необходимости полного взаимного трансфера евреев и арабов.

Однако доподлинно известно, что за трансфер выступал Рав Меир Кахане, который открыто декларировал невозможность мирного сосуществования в пределах маленького государства двух народов – еврейского и арабского. Результатом стал поспешно принятый «антирасистский» закон, запретивший в 1988 году Кахане баллотироваться в Кнессет, когда ему предсказывали 8 мандатов.

Но отстранить Кахане от активного участия в политике можно было, только лишив его жизни. Он подал на апелляцию в Верховный суд Израиля, решение которого ожидалось в декабре 1990 года, однако оно так и не было оглашено по причине неявки истца – Меира Кахане убили 5 ноября 1990 года. Убийство было тщательно спланированным и очень профессионально выполнено.

ידיעות אחרונות on Twitter: "#היום_לפני 19 שנה נרצח השר רחבעם זאבי על ידי מחבלים… "17 октября 2001 года, в иерусалимской гостинице «Хаят» был убит другой политик — министр туризма, отставной генерал, глава партии «Моледет», Рехавам Зеэви (Ганди). Партия «Моледет» своей политической задачей тоже ставила трансфер арабского населения из Эрец-Исраэль.

С тех пор ни один из действующих израильских политиков больше не поднимал вопрос о трансфере. Только «сосуществование», предполагающее единственный ответ на террор – уступки, за которыми следуют новые ещё большие требования со стороны террористов, и так вплоть … до чего?

Многим образ развивающейся великой страны мешает разглядеть путь, ведущий к самоуничтожению.

И действительно, каких-то сто лет назад большую часть территории нынешнего Израиля занимали малярийные болота и каменистая пустыня. А сегодня на их месте современные города с развитой инфраструктурой, научные центры мирового уровня, армия, оснащенная ультрасовременным оружием, вплоть до роботов с ИИ. Всё это несомненно так и, тем не менее …

Последние 15 лет Израиль формально не ведет войну и стремится сохранить мир. Каким может оказаться будущий мир, к которому стремится Израиль? Евреи, которые считают, что государство Израиля их не бросит на произвол судьбы, к сожалению, скорее всего, ошибаются. Действительность разрушила иллюзии.

                       News1 מחלקה ראשונה
Арест правого активиста И. Бен Гвира (Ныне — член Кнессета от оппозиции)

Армия и полиция Израиля действовали точно так, как их британские коллеги сто лет назад — не пресекали налеты банд погромщиков, а тех, кто пытался защищаться, затаскали на допросы и суды.

Тогда это было противодействием сионистскому проекту со стороны британских мандатных властей. Сегодня культура «сосуществования», допускающая лишь политику конформизма и умиротворения агрессора всевозможными уступками, разрушает государство Израиля. К тому же отношение к евреям такая политика не улучшила, скорее, наоборот.

Это показал опрос, проведенный «Антидиффамационной лигой» в 18 странах Восточной и Центральной Европы, Латинской Америки, Канады и ЮАР. Каждый четвертый из 9 тыс. чел., опрошенных из разных социальных слоёв общества, имеет негативное мнение о евреях и об Израиле, — почти как в Европе накануне Холокоста.

                                                                                                                    

По
мнению Мордехая Кейдара, доктора философии, востоковеда, профессора кафедры арабского языка Бар — Иланского университета, прослужившего 25 лет в военной разведке ЦАХАЛя, где он специализировался в области исламистских группировок и арабских СМИ,

«Израиль должен отменить Ословские соглашения, равно как и все остальные построенные на них договора.

Обрушить карточный домик палестинской государственности.

Вышвырнуть обратно в Тунис всех привезенных оттуда во время «Осло» преступников во главе с Махмудом Аббасом и его сыновьями».

Но сегодня этого уже недостаточно.

Во-первых, не стоило бы переоценивать договора с ОАЭ, Бахрейном, Марокко и Суданом. Они были подписаны не столько из-за симпатий к Израилю, сколько для защиты собственных авторитарных режимов. Они рассчитывают прежде всего на укрепление сотрудничества с Израилем в сфере безопасности для сдерживания иранской экспансии. Кроме того, имея хорошие отношения с Израилем, они надеятся (сегодня – это уже «надеялись») на укрепление своих отношений с США.

Во-вторых, Иран стремительно продвигается в создании ядерного оружия. И если раньше Нетаньяху заявлял, что Израиль не будет молча наблюдать за этим и знает, как это предотвратить, то Беннет на встрече с Байденом пообещал не предпринимать самостоятельно никаких усилий, полностью доверившись в решении этого вопроса США.

Но после бегства из Афганистана невозможно предположить, что США станут воевать с Ираном. Поэтому Тегеран постепенно отменяет свои ядерные обязательства.

В третьих, неожиданно появилась новая угроза: начальник Генерального штаба талибского Афганистана Кари Фасихуддин объявил о формировании новой регулярной армии Афганистана, задачей которой будет, помимо защиты границ страны, «оказание помощи палестинцам».

Не исключено, что подготовленные талибами боевики окажутся в рядах палестинских джихадистских групп, а Афганистан может получить ядерное оружие от Пакистана.

На фоне этих и множества других угроз полная безответственность и безнаказанность военно-политического руководства страны, которое твердит о неизбежности ошибок и необходимости их прощать, недопустимы. Из-за явных просчетов командования террорист получил возможность застрелить в упор  израильского солдата, а начальник генштаба успокаивает: жертвы неизбежны. Из тюрьмы «Гильбоа» на глазах у надзирателей бегут шесть заключенных, долгие месяцы готовивших эту акцию …

Маленький Израиль, не обладающий запасом прочности, вряд ли выдержит подобную безответственность. Решение вопроса о том, что делать Израилю, большинство израильтян, включая неверующих, оставляет за Всевышним. Во всяком случае, уповать им больше не на кого.

                                                                                         הפרצה שיכולה להפוך את נתניהו לשליט יחיד אחרי הבחירות | שקוף

Собственное правительство – это правительство импотентов, о чем свидетельствует заявление Бени Ганца по поводу того, что

«международное сообщество < … > должно остановить Иран на пути к ядерному оружию».

Что планирует Всевышний, нам неведомо, а вот планы ХАМАСа были озвучены на конференции «Обещание Конца Света». В заключительном заявлении говорится об исчезновении Израиля и судьбе евреев:

«Относительно находящихся в Палестине евреев необходимо делать различие между солдатами, которых необходимо убить, и между беженцами — которых можно помиловать или отдать под суд за их преступления. Те евреи, что боролись за мир и добровольно сдались властям, могут остаться в Палестине — или им будет позволено ее покинуть. Речь идет о проблеме, требующей углубленного изучения и проявления духа гуманности, которым всегда характеризовался ислам».

Не забыл ХАМАС и о евреях-специалистах:

«Образованные евреи, эксперты в сферах здравоохранения, технологии, гражданской и военной промышленности, должны остаться на некоторое время с тем, чтобы они передали свои знания, полученные за время нахождения  на нашей земле, наслаждаясь хорошей жизнью и питанием, в то время как мы платили за это унижением, нищетой, болезнями, лишениями тюрьмой и смертями».

Руководство ЦАХАЛя после каждой т. н. контртеррористической операции заявляет о том, что ХАМАСу нанесен сокрушительный удар. Однако во время предоставляемой ему после этого паузы, он не только восстанавливает силы и ресурсы, но и в следующей атаке демонстрирует возросшую боеспособность.

Майская агрессия, когда ХАМАС запускал по 400-500 ракет ежедневно, подтверждает это. Можно предположить, что возможности Хезболлы ещё больше. Град ракет со стороны Хезболлы и ХАМАСа сможет вывести из строя ПВО Израиля и тогда достаточно будет хотя бы одной иранской ракете с ядерной боеголовкой достичь территории Израиля, чтобы коренным образом изменить ситуацию.

В течение последнего десятилетия Израиль активно и жёстко подрывал усилия Ирана в ядерной области. Многие ученые-ядерщики Ирана были убиты. Посредством кибератак Израиль повреждал центрифуги Ирана и другие компоненты его ядерной программы. Но, несмотря на это, Иран продвигается вперед и, по заявлению Министра обороны Ганца, Иран находится «примерно в 10 неделях от приобретения материалов оружейного класса, необходимых для создания ядерного оружия».

Лапид хотя и не определил, сколько времени нужно Ирану для создания ядерной бомбы, но сказал, что Иран «гораздо ближе, чем вы думаете» к созданию ядерного оружия.

Ошибка тех, кто полагает, будто бы у Израиля есть много времени, основана на том, что Иран работает не последовательно, как принято, завершая один этап своей программы, прежде чем перейти к следующему, а параллельно.

К 2023 году, когда Беннет, согласно коалиционному соглашению, должен будет уступить место ПМ Лапиду, Иран, наверняка, достигнет «точки невозврата», и Лапид, если даже и захочет, уже не сможет изменить ситуацию на иранском направлении. Впрочем, вполне возможно, он рассчитывает, что всё произойдет ещё при правлении Беннета.

Итак, какой же следует из этого вывод? Приходит «конец израильскому упованию на американскую военную помощь, без которой он не решится на бомбардировку ядерных объектов Ирана, да и вряд ли это вообще возможно осуществить. Иранские объекты рассосредоточены, расположены в скалистой породе на очень большой глубине и т. д.

                                                                                                 בנט וכהנא תמכו בהצבעת אי האמון של יש עתיד - כיפה

Тем не менее, премьер-министр Нафтали Беннет и министр иностранных дел Яир Лапид демонстрируют наигранный оптимизм, заявляя, что израильско-американский альянс силен как никогда.

И это притом, что целый ряд американских законодателей дали понять, что они поддерживают палестинских арабов в их террористической войне против Израиля, проголосовав против финансирования «Железного купола».

Более того, Конгресс США будет обсуждать законопроект, представленный прогрессистским еврейским депутатом из Мичигана демократом Анди Левиным. Основная цель законопроекта состоит в том, чтобы поддержать террор палестинских арабов против Израиля. Закон Левина позволит администрации Байдена обойти закон о борьбе с терроризмом от 1987 года.

Похоже, администрация Байдена смирилась с тем, что Иран будет обладать ядерным оружием. Почему Байдена должны пугать угрозы руководства Ирана стереть Израиль с лица Земли, если он сам делает всё возможное, для того, чтобы ослабить, подорвать, уничтожить политические, государственные, правовые институты, которые составляют США.

Не об этом ли свидетельствуют прекращение строительства нефтепровода Keystone и стимулирование строительства газопровода «Северный Поток-2»?

Или прекращение строительства стены на границе с Мексикой и приглашение в США миллионов нелегальных иммигрантов?

А его выступление за объединение НАТО, которое, на самом деле, разрушает НАТО, если не совсем враждебным, то пренебрежительным отношением к Польше, Франции, и к ближайшему союзнику — к Британии. Можно включить в этот список сдачу Афганистана террористическому тоталитарному режиму Талибан вместе с американскими войсками и гражданскими лицами, с афганцами, которые были ориентированы на сотрудничество с Западом. Список этот можно продолжать и продолжать.

В складывающейся ситуации с учетом вышеизложенного Израилю в первую очередь следовало бы принять все необходимые меры для сохранения своей системы ПВО, а также усилить фактор сдерживания против применения конвенциального и ядерного оружия. В остальном всё будет зависеть от того, какое решение примет Всевышний.

                                                                                                        תיאוריות קשר ועצות להתעשרות מהירה: העולם המופלא של גיא בכור - הקצה - הארץ

А закончить хочу
словами Гая Бехора:

«… единственный способ обрести настоящие мир и безопасность — это полностью избавиться от врагов. Они хотят уничтожить нас, и нет на свете ничего, чего бы они желали больше. А потому, если мы из жалости или надежды на примирение остановимся на полпути, мы лишь распалим их враждебность.

Нельзя давать врагу даже шекель, поскольку каждый такой шекель рано или поздно будет обращен против нас. Выплачивая врагу дань, ты покупаешь не временное спокойствие сейчас, но более тяжелую войну в будущем. Тот, кто платит дань, продает свое будущее за настоящее».


роза красная морда большая

Захватившие страну вурдалаки, растлители малолетних...

ВАНДЕЯ
https://kstati.net/vandeya/
Татьяна Менакер


Мудрая Анна Ахматова, услышав о начале революции в России, обронила, что все будет, как во Франции, только в сто раз хуже. Французской Революцией и ее героическими событиями нас учили восторгаться с детства, не упоминая реку Сену, потекшую кровью вместо воды. Не много упоминали о детях революции, пожранных ею вместе с вампиром Робеспьером, по иронии потерявшим голову на той самой гильотине, на которой он приказал обезглавить короля Людовика Шестнадцатого.
В Америке подлый воровской переворот 2020, узурпация социалистами власти в самой капиталистической стране мира, сбросивший с трона, к счастью, пока еще не арестованного, а живого и здорового Президента Трампа, заставил вновь уткнуться в учебники истории.

Неленивый ужаснется и задохнется от ужаса или восторга, вдруг поняв, что история трех революций: Англия – 1642, Франция 1792, Россия – 1917 до того напоминают то, что происходит сейчас в Америке, что хочется перечитывать их снова, чтобы ответить не на уже неоднократно отвеченный вопрос «Кто виноват?», а на серьезный вопрос: «Что делать?»

Вандея. 1793 г.

Все, кто может, сегодня переезжает в штаты, еще не захваченные узурпаторами, где одиннадцатилетним девочкам в школах пока еще не объясняют, что они должны почувствовать свою бисексуальность и не стесняться своего лесбианизма, где четырехлетним детям пока не объясняют, что они могут сами выбрать себе пол, в штаты, где белым малышам пока не внушают генетическую вину за их белый цвет кожи, а талантливым детям не объясняют, что их знания математики и любовь к классической музыке – форма врожденного, присущего им чувства расизма и привычки к угнетению. В Калифорнии и Нью-Йорке весь этот позорный и развратный бред уже объясняют даже в частных школах, где делать этого не обязаны. Но даже частные школы боятся Талибанов от BLM, LGTB с их марксистским анти-капиталистическим Кораном, уже десятилетия захватывающих все американское образование от детского сада.

Все, кто может, переезжают в штаты, где еще соблюдается заповедь «Не укради» вместо официального калифорнийского разрешения грабить на 950 долларов без наказания. Переезжают в штаты, где преступников, как у нас в Калифорнии, не поощряют к преступлениям еще более страшным и наглым, включая ограбление машин и домов, избиения и убийства азиатских стариков на улицах.

Население в Майами жалуется, что не проехать от машин с номерами из Сан Франциско. В Техасе и Флориде – строительный бум. Пара, привезшая имущество из Техаса в Калифорнию сообщила, что за их U-Haul была драка. В Калифорнию U-Haul предлагают перегонять бесплатно. Из Калифорнии – требуют хорошие деньги. Слишком много желающих. Губернатор Калифорнии Gavin Newsom объявлен U-Haul Sales Person of the Year.

Эмигранты из Союза выступают на FOX TV и пишут статьи, где указывают на невероятное сходство происходящего сегодня в США с событиями русской революции и ее последствиями – в частности, делегитимизация жандармерии (кто-то сказал что революция в России произошла, когда гимназисты перестали бояться жандармов), и выпуска из тюрьмы социально близких –   преступников. И там, и здесь их толкнули к преступлению капитализм и несчастное детство.

Но, хотя русская революция была почти точной копией и английской, и французской, захватывает дыхание от сегодняшнего сходства анти-Трамповского переворота именно с революций в Англии, где то, что произошло с Трампом, – просто копия произошедшего с Чарльзом I. Разница в том,  что у Трампа  пока еще голова на месте, хотя символом его президентства и была позорная комедиантка Cathy Griffin держащая в руке его окровавленную отрубленную голову.

Смотря на документальную драме про Чарльза I, я просто вскакивала с кресла от сходства. Особенно завораживало,  как враги Чарльза I (Трампа) подбирались к нему, арестовывая по одному его друзей и союзников по ложным или состряпанным обвинениям, и Чарльз (Трамп) вынужден был их сдавать только с той разницей, что союзников Трампа (пока) физически не казнили.

Выстраивая в ряд все эти революции: Англия 1642, Франция 1789, Россия 1917 и анти-Трамповский, шизоидно-марксистский переворот в Америке, отличающийся от других только тем, что сопровождался восстанием черни не в переносном,  а в прямом смысле этого слова, видно, как на рентгеновском просмотре, сходство не только просвечиваемых скелетов этих революций, но даже революционных мускулов.

Все эти четыре революции (временно назовем анти-Трамповский переворот революцией) отличались тем, что за долгое время до взрыва политического нарыва происходила постепенная замена нарратива в стране, смена языка. Появившийся в стране новый класс – в первых трех революциях – буржуазия, разработал свой язык, свою религию (или свой атеизм вместо нее).

В Англии коммерческую власть и Парламент захватили пуритане (экстремальные протестанты) во главе с хитрым и смелым юристом Джоном Пимом, злейшим врагом Чарльза I. Они объединились с другими недовольными группами, от руководителя одной из которых – Джона Либурна –  услышали демонический лозунг, от которого уже четыреста лет не убежать – РАВЕНСТВО.

Во Франции тоже проклятые юристы, начитавшись Жан-Жака Руссо, возглавили недовольную, резко увеличившуюся буржуазию, создали новый язык Генеральных Ассамблей, конвентов, коммуны, санкюлотов, либерте, фратерните, эгалите и звона гильотины, непрерывно падавшей на очередную шею, начиная с короля.

В России, где официально начало Революции можно было считать с народников и убийства Александра II в 1881, все увеличивалось и увеличивалось количество образованной буржуазии, которая ездила по заграницам, жила там подолгу и возвращалась нагруженная уже переведенными на русский работами Карла Маркса. Кружки по изучению марксизма плодились по стране, как секты тайных христиан, и марксистская ересь, опять распостраняемая газетами, добралась не только до интеллигенции и буржуазной элиты страны, но и до аристократии.

В Америке, стране основанной на иудейско-христианском нарративе,  многие сегодняшие выпускники Ivy league universities ни разу не читали Библию. Зато, сами того не зная, расскажут вам все марксистские сказки про проклятый Американский капитализм, про системный расизм, про белые привилегии, про брутальную полицию, про угнетенных трансджендеров. Попробуйте не запеть с ними в унисон,  тут же вас обвинят  в расизме и гомофобии. (После Афганистана и победивших Талибов, напяливших на всех женщин паранджу, хотя бы обвинения в исламофобии ненадолго утихнут.)

Итак, во всех упавших в революцию странах сначала меняется язык, терминология. В разговоре, печати и образовании начинает преобладать система понятий нового класса, который размножился, усилился и борется за захват власти.

Что еще объединило эти четыре революции – это то,  что ни один из низложенных правителей: ни Чарльз I, ни Людовик XYI, ни Николай II, ни Трамп не оценили опасности средств массовой информации как оружия и не вложили ВСЕ средства в свое собственное информационное оружие, чтобы противопоставить вражеской пропаганде свою точку зрения.

Даже в отсталых исламских странах понимали, что вовремя напечатанная в газете статья может нанести больше вреда, чем танковая дивизия. Английский король Чарльз I пал первой жертвой газет. В Лондоне как раз впервые в ноябре 1641 года появились регулярные издания новостей. Кто их печатал – Джон Пим, хитрый член Парламента который умело захлестывал страну фальшивыми и не всегда фальшивыми новостями о зверствах ирландских католиков против протестантов, запугивая, что вот-вот завтра католическая армия войдет в Лондон, всех протестантов перережут, а король-то на самом деле на стороне католиков, потому как его жена Генриетта-Мария – католичка. Уже не говоря, что она распутная, живет с другим и вообще наследник, сын Чарльза совсем и не его.

Чарльз I, как и Людовик XVI, и Николай II,  низложенные после него правители, не понимал, что народ  – тупая продажная девка, которую умелыми речами, посулами чужой земли, незаслуженного равенства и развернутой пропагандистской атакой можно повернуть куда-угодно и за очень короткий срок. (Ленин, Сталин и Мао это хорошо соображали, потому бюджет Отдела Пропаганды ЦК КПСС был больше бюджета медицинского).

Убаюканный торжественным парадом своего возвращения из военного похода в Лондон в 1631 и восторгом населения, встречавшего его, Чарльз не мог поверить, что всего через шесть недель те же люди агрессивно повернутся против него.

Французский Людовик XVI  выслушивал славословия и массовые торжественные клятвы преданности от дворян и армии, но и те, и другие либо убежали, либо присоединились к побеждающему противнику и ни его, ни его королеву не защитили от якобинцев и «Бешеных»  – анти-роялистов-садистов с их любимой игрушкой – гильотиной.

Еще в 1911 году Николай Второй в Мариинском театре на опере «Борис Годунов» был встречен хором, который стоя перед царем на коленях трижды исполнил гимн «Боже, Царя храни!» под восторженные аплодисменты поднявшегося зала. С хором на колено встал и Шаляпин. Если бы царь читал газеты, он бы знал, какой травле подвергся Шаляпин в либеральном обществе за это коленопреклонение и лучше бы понимал ситуацию. Он бы понял, что газеты давно вливают ненависть к царю в мозги общества и создали устойчивый образ монстра. Увы, он видел только коленопреклоненных хористов и плачущих  от счастья его видеть в опере людей. А революционная газета «Искра» печаталась в России гигантскими тиражами, и грамотные солдаты читали ее вслух неграмотным.

И английский Чарльз, и французский Людовик, и русский Николай, и американский Трамп пали жертвой газет, листовок, социальных сетей, умело создаваших, направляших и концентрировавших на них ненависть тупого народа. Недаром Ленин первым указом велел захватить газеты и телеграф.

Война и чума – лучшие условия для государственного переворота. Джон Пим искусно и неоднократно пользовался эпидемией чумы, чтобы собрать в Английском Парламенте голоса против короля. Он проводил голосования, когда сторонники короля из страха перед чумой просто отсутствовали в Лондоне.

Никому не нужно объяснять, что эпидемия Ковида-19 вложила в руки закулисной Обамовской (Байден – просто сенильная ширма) администрации могучее оружие – безопасность при дьявольской манипуляции с голосами для уничтожения Трампа.  Мало кого ненавидит Обама так, как Трампа, до последней минуты доказывавшего, что Обама не имел права на президенство. Вспомним, что Обама –  сын африканского анти-колониалиста и американской  коммунистки,  «общественный организатор» которому даже Путин объяснял опасность его  слов («Это не вы построили этот бизнес!») коммунистического направления.  Трамп – лютый враг двух идеологий, оторым предан  Обама: и коммунизма, и исламизма.

Все описанные революции объединяет еще одна особенность. За низложением правителя следует чудовищная гражданская война, длящаяся как минимум 4 года с сотнями тысяч жертв, а в России и с миллионами.

Каждая из прошедших революцию стран имела свою Вандею. Вандея – область в западной части Франции, которая осталась верна поверженному монарху и монархии, выступала против революционных порядков, против Конвента, против нового календаря,  против насильной замены привычных священников на тех, кто присягнул Конвенту и революции. Как и большинство сторонников Трампа, вандейцы были верны религии, старым обычаям и жили в основном не в крупных городах. Среди них было множество крестьян и мелких сельскохозяйственных дворян. Не говоря уже о том, что они были преданы королю.

Вандея превратилась в убежище для противников Французской Революции. Туда бежали с семьями. Вандейцы собирали армии и первое время вполне успешно сражались с революционными войсками Конвента. Единственная проблема, что крестьянское большинство Вандеи должно было на время сельскохозяйственных работ выходить в поля, оставляя армию. Гражданская война во Франции после казни короля длилась еще десять лет с огромными жертвами с обеих сторон, но Вандея был потоплена в крови регулярной французской армией Конвента. Чудовищные зверства французских анти-роялистов, показавших, на что способны ведомые образованными идеологами (почти все лидеры Французской Революции были юристами) толпы отпущенного быдла, должны были научить следующие поколения бояться революций, как чумы. Увы!

Во всем мире Вандея превратилась в символ восстания против революции и убежища от нее. В подобие Вандеи во время русской революции превратились Сибирь и Дальний Восток. В начале 70-х я жила недолго в Сибири и встретила там людей, которые в молодости в 1918 году бежали от революции туда, куда она еще не пришла. Это не были знающие языки аристократы и богатая буржуазия. Те от революции бежали в Париж и в Берлин. Средний мещанский класс бежал в Сибирь и на Дальний Восток. Купцы, мелкие промышленники из Ярославской, Тульской и других губерний, уже захваченных революцией и экспроприацией имущества. Они сообщали друг другу, что в сибирских городах все по-прежнему, и коммунистов нет. Увы, коммунисты пришли и туда, просто на 3-4 года позднее – и с каким террором!

Русским вандейцам пришлось бежать снова. В Китай. История назвала их Шанхайско-Харбинской эмиграцией. Одним из самых знаменитых ее представителей был – А. Вертинский. А из Китая с приходом революции Мао они бежали куда угодно: в Америку, в Израиль (среди Шанхайско-Харбинской эмиграции было очень много евреев – не все евреи участвовали в революции, многие от нее бежали), в Австралию, Новую Зеландию. Те, кто бежал в Америку, осели в Сан Франциско, самый близкий к Китаю город, издавна ставший столицей китайской эмиграции. Я, когда приехала в Сан=Франциско видела еще русских стариков из шанхайской эмиграции с орденами за  первую мировую войну. В соседнем доме жила семья купцов Юшковых. Хозяйка в России никогда не была, но говорила по-русски чисто, на языке Толстого и Чехова, без советизмов. Ходячий музей русского языка. Когда я видела, как ее уже не говорящие по-русски взрослые внуки слаженно быстро красили дом, когда я видела, с какой честностью они общаются, я подумала: «Какая же Россия дура, каких людей выгнала!» Революции вообще дуры, именно поэтому древняя религия, видавшая сотни революций , – иудаизм, их категорически запрещает. Только не все евреи про это знают.

Когда я смотрю, как сегодня мои друзья толпами покупают дома в Техасе и во Флориде, как мой замечательный зубной врач Юлик жалуется, что у него уехала половина пациентов, я вспоминаю Вандею. Как французскую, так и русскую, сибирскую. Где гарантия, что она не будет потоплена в крови (надеюсь, символической) как и предыдущие? Ведь и сегодня, как при Чарльзе,  и Людовике, и Николае газеты и телеграф и образование принадлежат большевикам.

Нам совсем не легче, что у англичан хватило ума восстановить конституционную монархию, которая привела Англию к ведущему промышленному положению в Европе. Увы, и Франция, и Россия после десяти лет революционного бардака попали под власть диктаторов – Наполеона и Сталина. (1799 и 1927)

В Америке сейчас явный бардак. Дело не только в Ковиде. Захватившие страну вурдалаки, растлители малолетних как при французской коммунне, как и при русской революции (английские пуритане наоборот задавили всех супер-нравственностью) атакуют институт семьи, затапливая фильмы и книги промискуитетом, не доходящим только до скотоложества и открытой педофилии. Они разрушают мораль американского общества базирующуюся на десяти заповедях, включающих «Не воруй» и «Не прелюбодействуй», не понимая, что мораль-то и являлась основой фантастической, никогда не виданной в мире американской экономики, никогда не виданного богатства, создавшего страну, где бедные люди страдают от обжорства.

Ставить ли на победу Вандеи или пережить бардак до прихода диктатора в абсолютно разложенной Калифорнии? Или покупать дом в вандейских Флориде и Техасе, где все, как мне говорят, осталось так, как в той Америке, куда мы приехали? Придут ли туда те, от кого мы уже бежали десятилетия назад и должны ли мы бежать опять?

роза красная морда большая

Соломон Михоэлс - главный еврей страны

                                                                             
            https://evreimir.com/184772/glavnyj-evrej-strany/


image
В этого человека была влюблена Раневская. Этот человек был кумиром лучшей части интеллигенции СССР. Он был великим актером, режиссером, другом, учителем, человеком… Таких людей больше в нашей стране не было. Были таланты — но такой величины не было и не будет уже никогда…
Жаль, я не застала то время, когда на улицах Тель-Авива можно было увидеть двух интеллигентных дам, спешащих по своим делам, — дочерей Соломона Михоэлса Нину и Наталью. В Израиль они приехали в 70-х. А ведь еще совсем недавно можно было прийти в их маленькую тель-авивскую квартирку и поговорить обо всем. Но я опоздала.
А вот библиограф Любовь Юниверг не опоздала. Она репатриировалась в Израиль в 1990 году, а уже в 1991-м навестила библиотеку ВТО в Москве, где раньше работала в архиве. В архиве этом хранятся бесценные, чудом сохранившиеся документы о еврейских театрах. Да и есть они там только благодаря подвигу Ирины Пановой, графини по происхождению, которая, рискуя жизнью, уберегла архивы Мейерхольда и Михоэлса, спрятав их в секретный ящик своего огромного буфета. Однако архив так и лежал бы в чемодане, если бы не произошла знаменательная встреча Юниверг с дочерями Михоэлса. Они примчались посмотреть, что привезено из Москвы. И решили, что наконец-то могут передать музею и свой личный архив. Дневники, материалы Антифашистского комитета, фотографии из спектаклей — все это хранится теперь в музее в Иерусалиме. После презентации архива люди стали приносить и свои реликвии, связанные с ГОСЕТом (Государственным еврейским театром).
Удивительно, но даже мантия, в которой Михоэлс играл короля Лира, его парик и грим — все это живет теперь в Израиле. Мантию студентка ГИТИСа Нина Михоэлс после смерти отца случайно узнала на ком-то из участников студенческого спектакля и потеряла сознание. Потом семье отдали реликвию, потребовав взамен метры дорогого шелка. В музее хранятся также вещи, найденные у убитого Михоэлса, - часы, зажигалка, разбитые очки. Все было передано в дар архиву в Иерусалиме. Сейчас внучка и правнучка Михоэлса живут в Канаде. Этого короля Лира не могли забыть современники Михоэлса. Как не могли забыть его Уриэля Акосту, Менахема-Менделя. Восторгались его Тевье-молочником и еще многими сыгранными им героями Шолом-Алейхема - обитателями еврейских местечек, «людьми воздуха». И еще долго помнили на сцене еврейского театра, где играли только на идиш, героев Маркиша и Гольдфадена, Маяковского и Шекспира.
Вот знаменитый «Король Лир» - трагедия Шекспира, сыгранная на идиш, где Михоэлс достиг поистине библейских высот. «Просидев на троне столько лет, он поверил в свою избранность, в свою мудрость, решил, что мудрость его превосходит абсолютно все известное людям, и подумал, что может одного себя противопоставить всему свету…», - так воспринимал своего Лира Михоэлс.
Шел 34-й год. Он многое пережил, похоронил жену-красавицу Сару. Познакомился со своей второй женой Анастасией Павловной Потоцкой — девушкой из мира дворянских усадеб — умной, образованной, утонченной. Время было страшное, но он, по рассказам Потоцкой, увлеченно репетировал одну из самых важных ролей в своей жизни и говорил актерам: «Мне лично кажется, что трагедия Лира - это трагедия обанкротившейся ложной идеологии…». Не эту ли фразу можно сделать эпиграфом к его судьбе? Судьбе счастливой и трагической одновременно. Сейчас, на расстоянии, кажутся поразительными и слова из любимой молитвы Тевье, которую Михоэлс произносил на бис: «Погляди, как мы мучаемся, и защити нас от неправды». Эти слова прозвучали в 1938 году.
Яркая судьба Михоэлса хорошо известна. Он прошел свой путь - путь талантливого мальчика Соломона Вовси, родившегося за чертой оседлости в Даугавпилсе в хасидской семье. Путь из хедера - в Санкт-Петербургский университет, а на волне революции - в организованную в Петрограде Еврейскую театральную студию А. М. Грановского.
Сложное послереволюционное время благоволило расцвету еврейского искусства. Идишская культура расцвела. Люди творческие нашли себя, построив, как говорил Михоэлс, театр «на пустыре». Практически ничего от старых бродячих еврейских театров не осталось, но возникла новая студия и театр, к которому магнитом притягивались талантливые люди. Режиссер Алексей Грановский, впервые разглядевший в некрасивом странном парнишке Шлёме Вовси замечательного актера, художники Марк Шагал и Натан Альтман, писатель Перец Маркиш, замечательные артисты, например, друг и альтер-эго Михоэлса Вениамин Зускин, возглавивший театр после его смерти, за чем сразу последовал арест и расстрел. Все эти годы, по словам писателя Дон-Аминадо, «пульс страны бился на Лубянке».
Осип Мандельштам, любивший и Михоэлса, и театр, замечательно описывал пляшущего артиста: «На время пляски лицо Михоэлса принимает выражение мудрой усталости и грустного восторга, как бы маска еврейского народа, приближающаяся к античности, почти не отличимая от нее…». Театр рос, гастролировал на Западе, неся СССР славу, Михоэлс становился все более известным и любимым, пока, наконец, после невозвращения Алексея Грановского в СССР в 29-м году не стал художественным руководителем театра.
Неискушенный в политических делах Михоэлс был избран идеальной фигурой для далеко идущих планов — не только получить миллионы долларов помощи в борьбе с Германией, но и подготовить почву для большего… Речь шла о создании еврейского государства, и Сталин должен был сыграть в этом свою роль. Знаменитый артист, конечно, не без соответствующего сопровождения едет в США. Сила обаяния Михоэлса была поразительна. Недруги страны Советов становились друзьями, один из деятелей организации «Джойнт» опубликовал статью под названием «Страна, где антисемитизм является преступлением». Крупнейшая еврейская организация выделяет миллионы долларов. Американцы иногда с удивлением узнают о концлагерях и Бабьем Яре. Он встречается с Альбертом Эйнштейном и президентом Всемирной сионистской организации Хаимом Вейцманом. В США для помощи Союзу было собрано 16 миллионов долларов. А о встрече с Вейцманом вспоминала дочь Михоэлса Наталья Соломоновна. Она рассказала исследователю жизни Михоэлса Матвею Гейзеру, что тогда на встрече отец произнес: «У еврейской культуры в России нет будущего. Сейчас нелегко, но будет еще хуже. Мне многое известно, а еще больше я предвижу…
Власть использовала талантливых людей как источник обогащения и славы. Но когда талант выходил на ведущее место, когда личность была важнее страны — власть принимала только одно решение — уничтожить. Использовать и уничтожать — все, что могла эта страна.
В январе 1948 года перед его последней поездкой в Минск, где он должен был просмотреть два спектакля, выдвинутых на Сталинскую премию, ему неожиданно назначили нового сопровождающего. Впоследствии на суде его друг, артист Вениамин Зускин вспомнил один знаменательный эпизод: «Он пригласил меня к себе в кабинет и показал мне театральным жестом короля Лира место в своем кресле: «Скоро ты будешь сидеть вот на этом месте»… Далее Михоэлс вынимает их кармана анонимное письмо и читает мне. Содержание этого письма: «Жидовская образина, ты больно высоко взлетел, как бы головка не слетела». 57-летний Михоэлс попрощался с друзьями, с женой, спешил доделать свои дела — к удивлению окружающих. Он знал, что произойдет дальше….
Уже все давно доказано. Есть письмо Берии Маленкову с изложением срочного задания по устранению Михоэлса по указанию Сталина. Есть показания исполнителей Огользова и Цанавы: «Убийство Михоэлса было осуществлено в точном соответствии с планом. Примерно в 10 часов вечера Михоэлса и Голубова завезли во двор дачи. Они немедленно с машины были сняты и раздавлены грузовой автомашиной. Примерно в 12 часов ночи трупы были погружены на грузовую машину, отвезены и брошены на одной из глухих улиц города». Убийцы вскоре были награждены высокими наградами.
Вопрос, зачем это нужно было Сталину, тоже давно не стоит. ЕАК, оказывающий помощь советским евреям, уже был не нужен. Участь евреев тогда была решена, они, конечно, не должны были участвовать в строительстве еврейского государства на Ближнем Востоке. И такая фигура, как уважаемый во всем мире Соломон Михоэлс — заступник, друг, советчик евреев, который говорил, что «обвешан человеческими судьбами», — была явной помехой. Есть в этом своя «кровавая логика», если вообще есть логика в заказных убийствах. Не в первый и не в последний раз заказчиком убийства выступает власть.
Узнав о трагедии, друзья шли и шли в дом Михоэлса. Наталья Михоэлс вспоминала, как пришел Дмитрий Шостакович. «Он обнял за плечи меня и моего мужа и сказал: «Я ему завидую». Надвигались еще более страшные времена. Массовые аресты: взяли Маркиша, больного Зускина забрали прямо из больницы, а в 1952 году был вынесен приговор уже убитому Михоэлсу, который якобы «передавал материалы о промышленности СССР американцам». Театр был закрыт из-за непосещаемости: люди боялись в него ходить, на входе некие личности фотографировали всех входящих. Актриса Этель Ковенская, одна из последних «находок» Михоэлса, вспоминала, как на полу разгромленного театра валялись бессмертные полотна Шагала.
Михоэлс говорил: «Иногда мне кажется, я один отвечаю за свой народ». Он ушел, и народ осиротел. Еще в 1938 году с особым чувством произносил он последние слова Тевье-молочника, отправляющегося в Палестину: «Даст Б-г, приеду благополучно на место… Первым делом отправлюсь на могилу праматери Рахили. Помолюсь я там за своих детей… помолюсь… обо всех евреях…».
В день рождения Мастера те, кто помнят его, покупают любимые цветы Михоэлса — мелкие розы. В Израиле это так просто — розы цветут здесь круглый год…
роза красная морда большая

Еврейцы и японцы

Кто знает, быть может, потерянным коленам Израилевым удалось добраться и до Страны Восходящего Солнца?

Захар ГЕЛЬМАН

https://newrezume.org/news/2021-10-05-44310

Ну чем не аидише мейделе? Изображение Sasin Tipchai с сайта Pixabay


Когда в 2003 году в Москве отдельным изданием вышел мой очерк по истории науки и культуры в Японии, то буквально через месяц я получил на свой адрес письмо из Токио от Сабуро Мизуно, сына упомянутого мной в тексте известного ученого профессора Такаши Мизуно. Признаюсь, мне было приятно узнать, что Сабуро Мизуно, тоже профессор, высоко оценил мой скромный труд. Но будучи не историком науки, а специалистом по истории древней Японии, Мизуно-младший поинтересовался моим мнением относительно работ профессора Авраама Икуро Тесимо, предложившего гипотезу о принадлежности японцев к так называемым, "потерянным коленам Израилевым". И хотя о подобной точке зрения я лично слышал от израильского историка профессора Йосефа Эйдельберга, фамилия японского исследователя этого вопроса тогда мне известна не была.

Пришлось воспользоваться международными абонементами сразу нескольких библиотек, так как в интернете данный вопрос освещался крайне скупо. Однако по мере погружения в эту проблему, изучения различного рода и на разных языках литературы, обмена мнениями со специалистами, меня охватывало ощущение, что как японские, так и израильские ученые стоят на пороге важного открытия.

Профессор Авраам Икуро Тесима (1910-1973), лидер сионистского христианского движения "Макуа" (в переводе с японского — "шатер свидетельства") в Стране восходящего солнца, по всей видимости, внес наибольший вклад в обоснование гипотезы родственности японцев и евреев. Тесима доказывал, что примерно 1700 лет тому назад, на четырнадцатом году правления императора Одзина, в Японию прибыли 3600 человек, именовавшихся "юзу", что по-японски означает "иудей". Пришельцы обучили местных жителей ткацкому делу, которым японцы до них не владели. При следующем японском императоре, Юрнаку, в страну прибыла новая группа "юзу", состоящая уже из 11 тысяч только воинов, которых за умение ткать назвали "хатта"(в переводе с древнеяпонского "челнок"). Важно заметить, что сами "хатта" именовали себя "израй". Тесима считает, что "хатта" не были ни китайского, ни корейского происхождения. По его мнению, они пришли из глубин Азии по Великому шелковому пути. По уровню цивилизации это племя превосходило местных жителей, и вскоре "хатта" превратилось в ведущую силу на Японских островах, дав новую ветвь императорской династии.

Известно, что еврейский народ в древности составляли двенадцать колен (племен), которые однажды, к своему несчастью, разделились на два царства-государства — Израиль (десять колен) и Иудею (два колена). После захвата ассирийским царем Саргоном II Израильского царства в 722 г. до н.э. все десять колен израилевых были уведены в неизвестном направлении. Иудейское царство было завоевано гораздо позже — в 586 г. до н.э. вавилонским царем Навуходоноссором II.

Нынешние евреи в большинстве своем считаются потомками только тех двух Колен израилевых, которые составляли Иудейское царство. Вавилоняне, а затем и другие поработители, среди которых особенно постарались римляне, рассеяли эти два колена по всему миру.

Так куда же все-таки подевались десять колен израилевых? Растворились среди других народов? Вряд ли, ибо по меркам древнего мира эти Колена составляли народ, настолько многочисленный, что его вполне можно сравнить с тогдашним населением Китая. Старинные сказания гласят, что уведенные поработителями израильтяне сумели вырваться из плена. Куда они ушли затем? Некоторые исследователи считают, что какая-то часть с боями пробилась на север. Возможно они частично расселились в Афганистане. Очень многое в быту современных пуштунских племен напоминает быт древних израильтян. Почти не вызывает сомнения, что какая-то часть, осев в Грузии и Азербайджане, образовала соответственно общины горских и грузинских евреев. В Армении большая часть израильтян смешалась с местным населением. Генеалогия ряда армянских фамилий (Абрамян, Исаакян, и другие) указывает на еврейские корни. Так, у знаменитого русского генерала от инфантерии, героя Отечественной Войны 1812 г. Петра Ивановича Багратиона, грузина по национальности, в генеалогическом древе прослеживаются не только грузинские и армянские, но также и еврейские корни.

И все-таки большая часть историков считает, что пленные израильтяне, ведя непрерывные войны, прорвались далеко на Восток и поселились "где-то за Китаем". Профессор Тесимо, а также его коллеги Авраам (Сетсусо) Котсуджи и Аримасу Кубо убеждены, что значительная часть населения, составлявшего десять потерянных Колен израилевых, в итоге расселилась в Японии. С ними полностью соглашается и упомянутый выше израильский исследователь Йосеф Эйдельберг, который занимается поиском исчезнувших десяти колен израилевых много лет.

О внешней непохожести еврея и японца говорить не приходится. Средне-европейский типаж еврея, если иметь ввиду только ашкеназов (европейских евреев) — трудно отличим от других европейцев. На самом деле, еврейских типажей просто нет. Ибо грузинские евреи очень похожи на грузин, бухарские на таджиков и узбеков, горские на азербайджанцев, черкесов и чеченцев, фалаши (эфиопские евреи) на эфиопов, кочинские (индийские) на индийцев, а китайские (кайфынские), естественно, на китайцев. Почему же японским евреям не быть похожими на японцев?

Авраам Икуро Тесимо сравнивает древнееврейский фольклор и культуру с японскими мифологическими текстами "Койики" и "Нихонги" — летописями японского народа "от сотворения мира" до конца VII века н.э., и обнаруживает между ними много общего. Так, Тесима подчеркивает по сути идентичность эмблем древнееврейского колена Звулона и племени "хатта" — лодки или парусной шлюпки. Тесимо обращает внимание, что сами японцы не знают, откуда и когда они пришли на острова. А в «Нихонгах» много совпадений с историей еврейского народа со времен Исхода из Египта до раскола израильско-иудейского царства на два государства. За примерами далеко ходить не надо. Еврейский царь Шаул в «Нихонгах» зовется Шуи. Весьма похоже, если учесть к тому же, что буквы «л» в японском алфавите нет. Про Шуи говорится, что он был огромного роста и погиб в бою от стрелы, попавшей ему в сердце. Но то же самое можно прочесть и о Шауле в еврейских источниках. Более того, Шуи, согласно «Нихонгам», похоронен в местности, названной Анато. А Шаул, по Библии, похоронен в уделе колена Биньямина в месте, под названием Анатот.

В японском храме есть Святая Святых, под названием «Хундан» — "Дворец Книги". Какой книги? Японцы не знают. Они даже не имеют представления, откуда взялось это название. Йосеф Эйдельберг считает, что здесь речь могла идти о свитках Торы, вывезенных в незапамятные времена из Земли Израиля и какое-то время находившихся во "Дворце Книги". Во время богослужения японский жрец облачается в белый халат с кистями на концах рукавов, напоминающими еврейские «цицит» — кисти на концах молитвенного покрывала у евреев. Весьма примечательно, что у японцев эти кисти называются «цуи».

Но вероятно, самое поразительное заключается в фонетических и смысловых совпадениях многих слов в иврите и древнеяпонском языках. Профессор Йосеф Эйдельберг в своей книге "Японцы и потерянные колена Израиля" указывает на лингвистическое, точнее этимологическое сходство этих двух языков. Приведу только несколько примеров. По-еврейски «ошибка» — «мишгэ», а на древнеяпонском — «мишги». На иврите «холод» — «кор», а по- древнеяпонски — «коро». На иврите «законно» — «хуки» и по-древнеяпонски — «хуки». По-еврейски собрание — «кнессет» и по-древнеяпонски очень похоже — «кнесси». На иврите «гора» — «хар», по-древнеяпонски — «харо». По-древнеяпонски «трудность» — «кошу», на иврите — «коши». Таких совпадений в обоих языках множество. Хотя однозвучие ивритских и японских слов требует дальнейшего глубокого изучения. Ведь похоже или даже одинаково с ивритскими звучит немало слов из финского языка. Например,"молодежь" на иврите "ноар", а по-фински "ноари"-"молодой человек". "Тари" в переводе с иврита, а "туоре" в переводе с финского означает "свежий". Поразительно, но и в татарском языке много слов, близких по звучанию и значению ивритским. Например, на иврите "карман" — "кис", а по-татарски — "кеса", "яшан" на иврите — "старик", а по-татарски "яшаган" означает "старый". "Счастье" евреи определяют словом "мазаль", а татары — "маза". По-еврейски "центр"- "мерказ", а по-татарски -"марказ". А слово "кар" на иврите означает "холод", а по-татарски "снег". Языковеды убеждены, что у слов, звучащих одинаково, но являющихся антонимами,- одинаковый источник. В татарском языке и в иврите немало таких слов. В качестве примера приведу слово "явеш", означающее на иврите "сухой", а по-татарски -"мокрый".

Однако именно в ритуалах евреев и японцев немало удивительных параллелей. Но самым необычным является «Черный день»,который японцы отмечают ежегодно 15-го числа 8-го месяца. Японские исторические хроники не зафиксировали смысла этой даты. Иными словами, японцы эту дату отмечают, но не знают с чем она связана. Оказывается, бывает и так. А вот Йосеф Эйдельберг дает объяснение этой загадки. Он напоминает, что пятнадцатый день восьмого месяца по лунному календарю это день, когда Иеровоам, сын Навата (Набата), провозгласил создание Израильского царства и стал его царем. Именно в этот день древние израильтяне стали суверенной нацией. Японцы этот день тоже отмечают. И, наверняка, неспроста. Хотя по прошествии тысячелетий трудно найти безусловные подтверждения и бесспорные параллели.

Профессор Несима был далеко не первым, заметившим многие похожести в истории еврейского и японского народов. Еще в 1943 году в харбинской еврейской газете "Еврейская жизнь"(№ 12 за 21 февраля) японский епископ Дзуди Накада убеждал читателей в том, что японцы имеют семитское происхождение. К семитам Накада относил не только евреев и арабов, но также китайцев и японцев. Японский епископ обратил внимание на такой факт: Японию с древних времен именуют "Страной восходящего солнца", по-японски "Мизухо", а ивритское "мизрах" означает "восход" и "возрождение". Накада рассказывает о необъяснимом и на сегодняшний день сходстве обычаев, религиозных ритуалов и даже архитектуры молельных зданий евреев и японцев. Так, ежегодно в течение двух тысячелетий на вершине высокой горы в префектуре Нагано проводится религиозный обряд "Ми-Исаку-ши". Суть этого обряда в инсценировке библейского жертвоприношения Ицхака его отцом Авраамом. Японский жрец, именуемый "ямабуши", приводит мальчика во двор храма, заносит над ним нож, но тут же появляется другой жрец, перехватывает руку с занесенным орудием убийства и передает повеление Б-га освободить ребенка. После этого в жертву приносятся 75 оленей. Японский историк Аримасу Кубо обращает внимание, что жертвоприношение животных совершенно не характерно для японской синтоистской религии. Интересно, что число оленей совпадает с числом баранов, которых самаритяне, жители Израиля, исповедующие одну из ветвей иудаизма, приносят в жертву на Песах (Пасху). В Японии в древности овец не разводили, и для их замены выбрали оленя, животное, отвечающее всем требованиям кашрута. На Песах японцы также готовят "эмоги-моци" — тесто из клейкого риса и листьев дикой капусты. Кубо напрямую связывает этот обычай с приготовлением евреями мацы (опресноков).

Нельзя пройти мимо и того факта, что "ямабуши" во время молитв надевают на лоб маленькие черные коробочки, "токин", почти в точности воспроизводящие иудейские "филактерии", надеваемые во время молитвы религиозными евреями. Ни в одной стране Дальнего Востока подобного ритуала не существует. Размер "токин" соответствует размеру "филактерии", но отличается от нее по форме и цвету. "Токин" — круглый и красный, а "филактерий" — черный и квадратный. На одеждах "ямабуши" есть шнуры длиной 20-30 сантиметров, почти полностью копирующие те, которые и сегодня присутствуют на еврейском "талите" — покрывале для молитвы.

В ответном письме к Сабуро Мизуно я поблагодарил его за привлечение моего внимания к весьма любопытному и, прямо скажу, необычному вопросу едва ли не "еврейского происхождения" японского народа. Имея ввиду, что профессор Мизуно -профессиональный историк, специалист по Древней Японии, я позволил себе задать ему такой вопрос: если часть племен, составлявших потерянные колена Израилевы, попала на Японские острова, то, рассуждая логически, какие-то племена остались на суше, но, так сказать, в ареале Дальнего Востока. И мое предположение оказалось верным. Более того, по версии, сообщенной мне Сабуро Мизуно, часть исследователей отождествляет древнее племя "хатта" с нынешними племенами Менаше и Мизо, живущими в Мьянме (бывшей Бирме) и примыкающей к ней территории Индии. Внешне представители этих племен ничем не отличаются от своих соседей, но многие их ритуалы базируются на Ветхом завете. Веками они хранят и переписывают свитки Торы, соблюдают субботу, делают мальчикам обрезание на восьмой день после рождения. Традиционная пасхальная песня представителей этих племен о переходе через Красное море в переводе на русский язык звучит так: "Мы прошли через Красное море. Ночью путь наш огнем освещался. Днем нам облако путь указало. Нас враги попытались настигнуть, колесницы их море накрыло, и едою для рыб они стали. А когда испытали мы жажду, нас водою скала напоила".

Профессор Авраам Котсуджи, родившийся в Киото в 1899 году, происходил из старинного рода священнослужителей, восходившего к племени "хатта". Семитские языки и еврейскую историю он начал изучать в Монмоутском колледже в Нью-Джерси. Ивритские манускрипты он исследовал в 30-е гг. прошлого века. Основываясь на этих материалах, он пришел к выводу, что часть японских племен происходит от потерянных Колен израилевых, сумевших в глубокой древности переправиться на Японские острова. Оказавшись в 1939 году в Маньжурии, а затем вернувшись на родину, Котсуджи активно помогал евреям, бежавшим из оккупированной нацистами Европы. В книге "Истинный характер еврейского народа" он выступил пламенным защитником гонимого народа. С университетской трибуны бесстрашный японец провозглашал: "Высшее Проведение пригнало к нашим берегам гонимых беженцев, и мы обязаны дать им убежище, дабы они нашли здесь мир и безопасность. Это наша миссия. Мы не можем предать ее".

Однако тогдашний правящий режим Японии был союзником гитлеровской Германии. За свои юдофильские выступления профессор Котсуджи был брошен в тюрьму и подвергнут пыткам. К счастью, благодаря связям с императорской семьей, его вскоре освободили. В 1959 году Котсуджи приехал в Израиль и принял иудаизм. Он умер в 1973 году и, согласно посмертному завещанию, был похоронен на Святой земле.

Ежегодно в один и тот же весенний день тысячи людей в традиционных японских одеяниях и в светских костюмах проходят по центру Иерусалима с израильскими флагами. На плакатах, которые также несут демонстранты, ивритские буквы и иероглифы вплетаются в узоры еврейской меноры. Таким образом прибывшие специально на этот парад из Японии представители организации "Макуа", а также местные израильские активисты демонстрируют свою поддержку еврейскому государству, выступают против вылазок антисемитов всех мастей.

…В конце 30-х — начале 40-х гг. прошлого века в Японии немало простых людей верило, что они являются потомками древних израильтян. Японцы приветствовали еврейских беженцев словами: "Вы — наши братья!" Но несмотря на множество сведений, которые сегодня можно истолковать в качестве доказательств, по крайней мере, родственности японцев и одного или нескольких потерянных колен Израилевых, поиск бесспорных научных фактов продолжается.

ОТ РЕДАКЦИИ

Недавно мы узнали, что "шаббат шалом" по-японски звучит весьма забавно для русскослышащего уха — "хейвана доёби". Но как бы оно ни звучало, а пожелание мирной субботы – дело святое. Особенно – для японского колена израилева.
роза красная морда большая

Еврейские фамилии

У древних евреев фамилий не было, они обходились именами, отчествами и прозвищами. Откуда у евреев появились фамилии, что общего между Коэнами и Левиными, Шустерами и Сандлерами?
Без фамилий
Евреи, как и другие народы Ближнего Востока, фамилий никогда не имели. Номинация производилась по имени и отчеству. К имени присоединялось слово «бен» (сын) или «бат» (дочь). Каждый уважающий себя еврей должен был помнить имена своих предков минимум до седьмого колена.
Так как имена могли часто повторяться, то для более точной репрезентации использовались географические ориентиры (ха Роми — из Рима, Иуерушалми —из Иерусалима), название профессии (Сандалар, Сандлер — сапожник, Софер — писец). Кроме того, у евреев часто были прозвища (Шапиро — благообразный, Иоффе — красивый), которые также добавляли конкретики при узнавании.
Фамилии евреи стали получать только в конце XVIII века. В 1787 году император Австрийской империи Иосиф II издал закон, по которому все евреи должны были иметь наследственные фамилии. Их получение сразу стало обрастать коррупционной паутиной: за хорошие благозвучные фамилии с евреев требовали деньги, в случае отказа могли присвоить фамилии далекие от благозвучия и почета. Такие, например, как Крауткопф (капустная голова) или Оксеншванц (бычий хвост).
В России  фамилии евреям предложил присваивать Гавриил Державин. При этом он настаивал на том, что они должны звучать «на малороссийский лад» и отражать не только характер человека, но и отношение к нему властей. Скрытные получали фамилии Замысловатый или Замыслюк, спорые в деле — Швыдкий. «Положение о евреях», в котором и было прописано обязательное присвоение евреям фамилий, было утверждено 9 декабря 1804 года. В 1850 году евреям было также запрещено менять фамилии, даже в случае перехода в другую веру.
Коэны и Леви
Первыми и по сегодняшний день самыми распространенными еврейскими фамилиями являются Коэн и Леви. Коэны — еврейское сословие священнослужителей, леви — помощники священнослужителей. Эти статусы у евреев передавались по отцовской линии, поэтому они стали восприниматься другими народами в качестве фамильного прозвища.
От Коэнов и Леви по мере расселения евреев образовалось множество вариаций еврейских фамилий (Коган, Кон, Кан, Коганович, Каганов, Левин, Левитан, Левиеви т.д.). Кроме того, даже если еврейская фамилия не похожа на изначальное «коэн», она может иметь к нему отношение. Как, например, фамилия Кац (аббревиатура от «коhен-цедек», то есть «праведный коэн»).
Фамилии, образованные от «коэн» и «леви» и сегодня являются самыми распространенными еврейскими фамилиями. Среди евреев бывшего СССР самая распространенная фамилия Левин, на втором месте — Коган. В Израиле 2,52% населения носят фамилию Коэн, 1,48% — Леви.
Откуда сам?
Большое количество еврейских фамилий имеют топонимическую этимологию, что не удивительно, учитывая тот факт, что евреи часто оказывались переселенцами в других местах. Так, человек, прибывший из Австрии, мог получить фамилию Ойстрах (на идиш «Австрия»), прибывший из Литвы — Литвин, Литвак, Литвинов и так далее. Также встречаются фамилии, образованные просто от названий городов: Лившиц, Ландау, Берлин.
Топонимические еврейские фамилии часто образовывались при помощи суффикса «-ск» (Гомельский, Шкловский), суффикса «-ов». Например, еврейские фамилии Свердлов и Лиознов образованы соответственно от названия местечек Свердлы и Лиозно в Витебской области, Сарнов — от названия местечка Сарны в нынешней Ровненской области).
Близки в топонимическим этнонимические еврейские фамилии, такие как Дейч(немец), Немец (как варианты — Немцов, Немцович, Нимцевич), Поляк и другие.
Кем работаешь?
Множество еврейских фамилий произошло от названий профессиональной деятельности. Так, например, фамилии Портнов, Хайят, Шнайдер и Шнайдерман — родственны, поскольку произошли от одного и того же слова «портной», от «сапожника» произошли такие фамилии как Шустер, Сандлер, Швец. Еврейская фамилия Меламед переводится как «религиозный учитель», Могел — «мастер обрезания», Шадхан — сват.
По папе
Патронимические и матронимические фамилии, то есть образованные соответственно от личных мужских и женских имен распространены среди евреев, но не так широко, как, например, фамилии, образованные от названий профессий. Самой простой формой образования патронимической фамилии является использование собственного личного имени. Отсюда такие фамилии как Давид, Исраэль, Адам и т.д.
Большую группу еврейских фамилий составляют фамилии, образованные от «киннуй» — бытовых имен (у евреев есть и «святое имя», которое называется «шем кадош»). Так, например, фамилия Маркс — это немецкая форма имени Маркус, используемая в качестве киннуй к имени Мордехай, фамилия Лоброзо — киннуй для имени Урия, Бенвенисте — киннуй для имени Шалом.
Кроме того, фамилии могли образовываться по именам близких родственников по отцовской и материнской линии, а также по имени жены. Патронимические фамилии могли образовываться при помощи формантов «-штам» (ствол), или «-бейн» (кость). Например, такие фамилии как Мандельштам или Фишбейн. Также фамилии могли образовываться при помощи суффиксов «-чик» (Рубинчик), «-ович/-евич» (Абрамович), префиксов ( Бен-Давид) и различных формантов.
По маме
На территории Российской империи также было принято давать фамилии применяя за основу имя мамы и добавляя в конце «ИН». В итоге получали что-то вроде сын такой-то. Малкин (Чей? Малки), Дворкин, Добкин, Элькин, Райкин и так далее.
Фамилии-аббревиатуры
Если говорить о чисто еврейской традиции образования фамилий, то нужно выделить фамилии-аббревиатуры. В них особым образом зашифрована информация о их носителях.
Например, фамилия Зак расшифровывается как «зэра кадошим», то есть «семя святых», фамилия Маршак — аббревиатура от «морену рабену Шломо Клугер», что переводится как «учитель наш, господин наш, Соломон Мудрый», фамилия Рошаль — аббревиатура от «рабби Шломо Лурия».
Декоративные фамилии
Не все еврейские фамилии имеют отношение к месту проживания, профессии или родству человека. Часто встречаются и так называемые декоративные или орнаментальные фамилии. Обычно они образовывались от корней немецкого языка или корней из идиша.
Очень любили евреи образовывать фамилии от слова «гольд» (Гольдбаум (золотое дерево), Голдштейн (золотой камень) и т.д), от слова «розе» (роза) — Розенбаум (розовое дерево), Розенблюм (розовый цветок).
Много фамилий было произведено от названия драгоценных камней и материалов для ювелирных работ. Финкельштейн — сверкающий камень, Бернштейн — янтарь, Перельштейн — жемчуг, Сапир — сапфир, Эдельштейн — драгоценный камень.
Позволить себе получить орнаментальную фамилию мог не каждый, часто они просто покупались за солидные деньги.